sladkov.flyfolder.ru

Обсуждаются вопросы науки, политики, истории
Текущее время: 19-01, 06:09

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 44 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-10, 12:33 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
Об антисемитизме Сталина есть свидетельство писателя Виктора Некрасова, автора книги «В окопах Сталинграда», удостоенной сталинской премии, кажется за 1950 год. Сталин пригласил писателя на дачу и там спаивал его до потери сознания. При этом он завел речь о предательстве евреев. Тот начал возражать, привел в пример своего командира батальона. Потом спросил Сталина: Эйнштейн тоже предатель? Сталин ответил, обращаясь к случайно заглянувшему в комнату Хрущеву: не знаю про Эйнштейна, но вот Каганович кажется предатель. Хрущев стал красным как рак и молчал.
Этот отрывок из воспоминаний В. Некрасова, которые вышли в 1995 (приблизительно) году на Украине, он передавался по киевскому радио, и я слышал его своими ушами.
Антисемитом Сталин стал в 1949 году, когда созданный им и вооруженный советским оружием Израиль повернулся спиной к СССР. Тогда началась компания с космополитическими элементами, был арестован и расстрелян почти весь Еврейский антифашистский комитет, евреев начали выталкивать из МВД, армии, науки, медицины. Жару поддала посол Израиля в Москве Голда Меир, примерно тогда же попросившая разрешить выезд из СССР в Израиль большой группы знаменитых евреев и подала списки желающих выехать – Сталин воспринял это как предательство
На все еще наложился личный аспект, когда его дочь хотела выйти замуж за старого еврея, а Сталин был категорически против.
О подготовке к высылке евреев есть много материалов. В Москве за эту работу отвечала секретарь МГК Екатерина Фурцева. Без команды с самого верха такая акция была бы невозможна!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18-01, 22:22 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
Операция «Утка». Почему был убит Лев Троцкий?

О. В. Вишлёв
12.11.2008 г.

Обстоятельства гибели Л. Д. Троцкого давно привлекают внимание исследователей. Ни для кого не секрет, что Р. Меркадер, нанесший 20 августа 1940 г. смертельный удар альпенштоком вождю IV Интернационала, был не просто фанатиком-одиночкой, а орудием в руках органов госбезопасности СССР. Однако, зная детали операции по устранению Троцкого и имена людей, которые ее подготовили и провели, нельзя сказать, что в этом деле все до конца ясно. Прежде всего, следует основательно разобраться в вопросе, какие конкретно обстоятельства обусловили гибель Троцкого.

Вряд ли можно признать убедительной широко распространенную в литературе версию, согласно которой Сталин и его окружение еще в середине 20-х годов тайно вынесли Троцкому смертный приговор. По их распоряжению спецслужбы ОГПУ-НКВД с первых дней пребывания Троцкого за границей (выслан из СССР в феврале 1929 г.) вели на него охоту и в августе 1940 г. привели приговор в исполнение.

Эта версия при всей ее, казалось бы, внешней логичности порождает целый ряд вопросов, на которые невозможно дать вразумительный ответ. Предположим, что участь Троцкого была действительно давно предрешена. Но не проще ли было в этом случае устранить его в СССР, инсценировав, к примеру, какой-нибудь «несчастный случай», а не высылать его за границу, где ликвидация такой заметной фигуры могла быть сопряжена с проблемами и вызвать международный скандал?

Если все же допустить, что устранение Троцкого планировалось провести после того, как он окажется за рубежом, то как тогда объяснить, что это было сделано лишь на двенадцатом году его пребывания в изгнании? Трудно представить, что соответствующим службам могли быть даны неограниченные сроки для выполнения задания. Долготерпение Кремля выглядит и вовсе необъяснимым, если принять во внимание то обстоятельство, что уже с первых дней пребывания Троцкого за границей было ясно, что он ни за что не капитулирует, а будет еще яростнее атаковать Сталина, его окружение и Коминтерн.

С «технической» точки зрения проведение теракта против Троцкого для советских спецслужб, думается, не представляло особой трудности. Первые десять лет пребывания за границей (в Турции, Франции, Норвегии и два первых года жизни в Мексике) Троцкий, как он сам признавал, не имел сколько-нибудь серьезной охраны. Лишь в 1939 г. он укрылся в доме на улице Вены в Койоакане, одном из районов Мехико, который его сторонниками и мексиканской полицией был превращен в настоящую крепость. Однако ни высокая бетонная стена, ни прожектора и сложная система сигнализации, ни взвод охраны его не спасли. Когда потребовалось, его достали и в крепости. И вновь нельзя не задать вопрос: почему Троцкого не трогали, когда устранить его было относительно несложно, а активность начали проявлять тогда, когда условия стали в общем-то неблагоприятными?

К сказанному следует добавить еще одно соображение. Если верить документам, преданным огласке в последние годы, Троцкий долгое время, по крайней мере с 1933 г., находился «под колпаком»ОГПУ-НКВД.

В его собственном окружении и окружении его сына Л. Л. Седова постоянно находились агенты советской разведки, благодаря которым Москва была в курсе того, где конкретно находится Троцкий, кто и как его охраняет, что он делает и даже что он намерен в ближайшем будущем предпринять и опубликовать. При наличии такой информации проведение «акции» не представляло проблемы. Тем не менее, до 1940 г. ничего не предпринималось.

Ответ на все эти вопросы заключается, по-видимому, в том, что до 1939 г., а скорее всего даже до января 1940 г., никаких решений о физическом устранении Троцкого принято не было и никаких распоряжений на этот счет советские спецслужбы не получали.

Легенда о смертном приговоре, вынесенном еще в середине 20-х годов, вышедшая из-под пера Троцкого, ничего общего с тем, что было на самом деле, не имеет. В равной степени представляется несоответствующей действительности и модификация этой версии, появившейся в российской литературе, согласно которой распоряжение «огреть по голове» Троцкого Сталин якобы отдал в 1931 г., а руководители НКВД Г.Г. Ягода, Н.И. Ежов и многие их сотрудники поплатились жизнью не в последнюю очередь за то, что не смогли выполнить эту волю вождя.

Читатель, знакомый с трудами Троцкого, возразит: как же быть с теми случаями, когда жизни изгнанника в 30-е годы действительно угрожала опасность? Ведь сам Троцкий однозначно оценивал имевшие место инциденты как дело рук Кремля.

Оставим эти оценки на совести их автора, который в пылу политической борьбы готов был возложить ответственность за все, что случалось с ним, и вообще за все, что происходило в мире, на Сталина, Коминтерн и их агентов. Как будто не было ни белогвардейских организаций, у которых к Троцкому еще со времен гражданской войны в России был особый счет, ни фашистских спецслужб, проявлявших к Троцкому и его соратникам повышенный интерес, ни испанских республиканцев, горевших жаждой мести Троцкому и его окружению за то, стоившее огромных жертв восстание в тылу республиканских войск в Барселоне, которое ПОУМ, организация «троцкистской ориентации», подняла в мае 1937 г.

Напомним о трех наиболее известных «покушениях советских спецслужб» на Троцкого в 30-е годы.

Осенью 1931 г., когда Троцкий пребывал на территории Турции, против него действительно замышлялся теракт. Но планировался он не агентами ГПУ, а белогвардейской организацией под руководством генерала A. B. Туркула. Советскому правительству стало известно о подготовке покушения. Казалось бы, если в Москве Троцкому был вынесен смертный приговор, то стоило ли мешать его приведению в исполнение, тем более что это могло быть сделано чужими руками?

Однако руководство СССР предало планы белогвардейцев огласке и тем самым спасло Троцкому жизнь. А что же Троцкий? Он ухитрился представить случившееся как плод коварной политики Кремля.

5 августа 1936 г. на квартиру Троцкого в Норвегии совершили налет квислингисты. Убийство Троцкого в их планы не входило, да это было и невозможно, поскольку Троцкий находился в отъезде. Налетчики рассчитывали добыть материалы, которые позволили бы им скомпрометировать правительство норвежских лейбористов, разрешившее Троцкому пребывание в стране. Хотя норвежские власти, расследовавшие данный инцидент, ясно заявили, что говорить о причастности к нему Москвы нет никаких оснований, Троцкий настойчиво повторял, что налетчики рассчитывали учинить над ним расправу, что случившееся – дело рук ГПУ и, может быть, даже плод сотрудничества последнего с гестапо.

Нельзя не отметить, что устраивать такую шумную «выемку» корреспонденции из квартиры Троцкого для советских спецслужб не имело никакого смысла. В период пребывания Троцкого в Норвегии они имели возможность, используя агентурные каналы, знакомиться со всей его текущей перепиской.

Наконец, третий случай. В 1938 г. у ограды дома Троцкого в Койоа-кане (тогда он еще проживал на улице Лондона) прогремел взрыв. Незадолго до этого к воротам подходил посыльный с подарком для хозяев. Охране он показался подозрительным, и его не впустили. Троцкий не сомневался, что впоследствии взорвался именно этот «подарок», и заявил, что это была попытка покушения на его жизнь, организованная Москвой.

Но зададим вопрос: даже если действительно посыльный пытался внести в дом Троцкого бомбу, то почему после того, как сделать это не удалось, она была взорвана у ограды? Ведь было ясно, что Троцкий не пострадает, что его охрана после взрыва будет только усилена, и в следующий раз организовать покушение будет значительно сложнее. Взрыв в Койоакане походил не на покушение, а скорее на предостережение, адресованное не только, а, может быть, даже не столько Троцкому, сколько правительству Мексики. Известно, что мексиканские коммунисты настойчиво добивались высылки Троцкого из страны.

Как мы видим, аргументы, на которых строится версия о якобы непрерывной охоте ОГПУ – НКВД за Троцким с момента его высылки из СССР, нельзя признать бесспорными. Действительно, бывали моменты, когда Троцкому приходилось скрывать свое место жительства, менять адреса, как он это делал во Франции. Но эти шаги предпринимались им, прежде всего для того, чтобы сбить со следа представителей правых организаций и буржуазную прессу, контакт с которыми мог закончиться скандалом, шумной политической кампанией и привести к высылке из страны. Это, нужно сказать, в конечном счете, и произошло, как во Франции, так затем и в Норвегии.

Говорить о подготовке советскими службами акции против Троцкого, приводя тому доказательства, можно, думается, начиная лишь с рубежа 1939-1940 гг. Именно в это время, как теперь известно, руководство НКВД приняло решение о проведении операции «Утка» (устранение Троцкого) и направило в Мексику со специальным заданием группу своих сотрудников во главе с Н. И. Эйтингоном.

Как развивались дальнейшие события, хорошо известно. В ночь на 24 мая 1940 г. на дом Троцкого в Койоакане совершила налет группа боевиков, которой руководил Сикейрос. В операции принимал активное участие также советский нелегал И. Р. Григулевич. Нападавшие буквально изрешетили огнем спальню Троцкого. Однако тот остался жив и даже не получил ранений. После этого была начата реализация запасного варианта операции, в котором ключевая роль отводилась Меркадеру. 20 августа 1940 г. он нанес Троцкому удар альпенштоком по голове. Рана оказалась смертельной. На следующий день Троцкий скончался.

Детали этих покушений подробно описаны в литературе, и потому мы их не излагаем. Для нас важно констатировать факт, что активные шаги, направленные на устранение Троцкого, советские спецслужбы начали предпринимать лишь с конца 1939 – начала 1940 г.

Возникает закономерный вопрос: что же должно было произойти, чтобы они получили соответствующий приказ? Объяснение этому, которое можно встретить в литературе, – Сталин, дескать, был очень встревожен сообщениями о подготовке Троцким книги о нем, нельзя признать убедительным. К этому времени Троцкий уже столько всего написал о Сталине, что очередное произведение вряд ли могло прибавить что-то новое к созданному им образу кремлевского руководителя. Если следовать этой логике, то придется признать, что покушения на Троцкого должны были устраиваться после каждой его книги или статьи, в которых он нелицеприятно отзывался о Сталине. Но ничего подобного не происходило.

К тому же, как известно, выход книги Троцкого «Сталин» планировался еще в 1938 г., и поэтому следовало бы ожидать (если книга была первопричиной), что еще тогда должны были быть предприняты активные действия по его устранению.

Причины, очевидно, заключались в другом. Они лежали не в сфере публицистической деятельности Троцкого, какой бы политически острой она ни была, а в области «реальной политики».

Мы не беремся категорически утверждать, что те обстоятельства, о которых речь пойдет ниже, являлись единственной причиной гибели Троцкого. Однако обнаруженные в Политическом архиве Министерства иностранных дел Германии документы позволяют выдвинуть предположение, что его гибель, вероятнее всего, была обусловлена непосредственным и активным вовлечением троцкизма, как политического течения, и самого Троцкого, как лидера этого течения, в антисоветскую политику великих держав на начальном этапе второй мировой войны.

Напомним высказывание, содержащееся в воспоминаниях Сикейроса, которое авторы, касающиеся вопроса о причинах гибели Троцкого, почему-то оставляют без внимания. Сикейрос, как нам представляется, предельно ясно изложил мотивы, которыми руководствовался он и его товарищи, совершая нападение на штаб-квартиру Троцкого. Он писал: речь шла уже не о мщении за «подлый мятеж, организованный ПОУМ в Барселоне», а о том, чтобы «воспрепятствовать яростной пропаганде, которая велась из штаб-квартиры Троцкого, якобы с истинно марксистских, пролетарских позиций против Советского Союза». К этому моменту «стало совершенно ясно», что троцкизм мог оказать определенные услуги «возможной агрессии объединенных империалистических сил против первой страны социализма. Наше стремление ликвидировать этот контрреволюционный политический центр отвечало самой динамике развития международной обстановки, характеризующейся возрастанием угрозы войны против СССР».

О каких возможных услугах троцкистов империалистическим силам велась речь?

На протяжении 30-х годов Троцкий и его сторонники вели непрерывные атаки на советское руководство и Коминтерн. Цель этих атак, какие бы обвинения в адрес Сталина, лозунги и теоретические постулаты ни выдвигались, была в общем-то одна – добиться отстранения от власти в СССР умеренного крыла большевистской партии во главе со Сталиным, перехода власти в руки ультралевых сил, выступавших под лозунгом «перманентной революции», и подчинения этим силам международного коммунистического движения. Однако добиться успеха троцкистам не удалось. Потенциал «левой оппозиции» в СССР и руководстве Коминтерна путем репрессий был существенно ослаблен. Троцкизм не сумел завоевать на свою сторону большинство членов уже действующих компартий и широкие массы трудящихся в СССР и на Западе. На ультралевые лозунги поддалась в основном лишь часть коммунистической молодежи, которая и составила основу самостоятельных партий троцкистской ориентации, возникших во Франции, Бельгии, Голландии, Англии и в целом ряде других стран.

Нарастание угрозы новой мировой войны порождало у Троцкого и его сторонников большие надежды на то, что достичь поставленной цели им все же удастся. Подобно тому, как первая мировая война вызвала мощный подъем революционного движения, новая война, полагали троцкисты, вызовет революционный взрыв во многих странах, а, может быть, даже в мировом масштабе. В условиях войны, предрекали они, партии Коммунистического Интернационала, как в свое время партии II Интернационала, неизбежно скатятся на позиции национал-патриотизма, а пролетариат отвернется от них и окажет поддержку «подлинно революционным партиям» – организациям троцкистской ориентации. Именно в ожидании такого развития событий Троцкий и его сторонники в 1938 г. форсировали создание IV Интернационала, заявив, что под его руководством в самом ближайшем будущем «революционные миллионы смогут штурмовать небо и землю».

Война и мировая революция должны были, по мысли Троцкого, стать очистительным огнем и для социализма в СССР, освободить его от оков «бюрократического абсолютизма» Сталина. Декларируя необходимость защиты «экономических основ СССР», Троцкий в то же время подчеркивал, что «спасти СССР для социализма может только международная революция», а значит, его вовлечение в войну. Именно война приведет к «политической революции» в Советском Союзе.

Советско-германский договор о ненападении, позволивший СССР остаться вне войны, нанес очень чувствительный удар по расчетам Троцкого и его сторонников. Не случайно он подвергся резким нападкам с их стороны. В серии статей, опубликованных в «Бюллетене оппозиции», главном печатном органе Троцкого, и на страницах западной прессы, троцкисты резко критиковали договор и пытались доказать, что Советский Союз является не нейтральным государством, а военным союзником Гитлера.

Особенно отчетливо такая позиция проявилась в период советско-финляндской войны. В статье, опубликованной в январе 1940 г. в американском журнале «Liberty», Троцкий прямо заявил: «Кремль впрягся в повозку германского империализма, и враги Германии стали тем самым врагами России. До тех пор, пока Гитлер силен, – а он очень силен, – Сталин будет оставаться его сателлитом».

Такие заявления имели явно провокационный характер, тем более что делались они в условиях, когда в Англии и Франции обсуждался вопрос, как дальше строить отношения с СССР, и имелись очень влиятельные политические силы, которые были готовы использовать советско-финляндскую войну для оказания нажима на Советский Союз и даже для нанесения по нему военного удара. В частности, планировалось произвести бомбардировку и, возможно, оккупацию нефтяных центров СССР в Закавказье и направить в Финляндию 150-тысячный экспедиционный корпус. Рассматривалась также возможность последующего переноса военных действий с территории Финляндии в северо-западные районы СССР. Военный нажим должен был, по расчетам западных стратегов, побудить Кремль изменить свой внешнеполитический курс, встать на путь сотрудничества с англо-французской группировкой и объявить войну Германии. Рассматривался и другой вариант, которого, кстати говоря, в Москве опасались больше всего. Объявление Англией и Францией войны Советскому Союзу могло привести к заключению ими мира с Германией (на Западе все еще продолжалась «странная война» и шел активный поиск путей достижения мирного соглашения с «третьим рейхом») и их совместному выступлению против СССР. Именно эту «возможную агрессию объединенных империалистических сил» и имел в виду Сикейрос в своих воспоминаниях.

Цели троцкистов и руководителей англо-французской коалиции – добиться вовлечения СССР в войну – в этот период совпали. Именно это, по-видимому, и подтолкнуло политиков в Лондоне и Париже к мысли о необходимости и возможности использования Троцкого и его сторонников в своих интересах. С помощью троцкистов рассчитывали организовать в СССР политический переворот и отстранить от власти Сталина. Рассматривалась возможность переброски в СССР и самого Троцкого, который должен был возглавить «революционное движение». У тех, кто строил такого рода планы, перед глазами, очевидно, был пример действий германского правительства в 1917 г., когда оно поспособствовало возвращению в Россию Ленина и его сподвижников. В результате революции, которую они совершили, Россия вышла из войны и Германия была избавлена от необходимости вести борьбу на два фронта.

В конце 1939 – начале 1940 г. политики в Англии и Франции тем же способом, но уже с помощью Троцкого и его сторонников, рассчитывали решить прямо противоположную задачу – втянуть СССР в войну и поставить Германию перед проблемой борьбы на два фронта.

Нельзя не отметить, что мысль об использовании Троцкого в борьбе против СССР в этот период возникала не только у политиков Англии и Франции. В декабре 1939 г. Государственный совет Финляндии, например, открыто обсуждал вопрос о формировании русского альтернативного правительства во главе с Троцким или А. Ф. Керенским.

Приведем выдержки из двух документов, хранящихся в Политическом архиве Министерства иностранных дел ФРГ.

Германский консул в Женеве сообщал в отдел военной разведки внешнеполитического ведомства в Берлине:

«Германское консульство

Женева, 8 января 1940 г.

К №62

...В связи с изложенными в предыдущих сообщениях сведениями о концентрации войск (англо-французских. – О.В. ) в Сирии, вероятно, будут представлять интерес также следующие сообщения и слухи, которые переданы сюда агентами из Франции и Женевы. Согласно им Англия намерена нанести внезапный удар не только по русским нефтяным районам, но и попытается одновременно лишить Германию на Балканах румынских нефтяных источников.

... Агент во Франции сообщает, что англичане планируют через группу Троцкого во Франции установить связь с людьми Троцкого в самой России и попытаться организовать путч против Сталина. Эти попытки переворота должны рассматриваться как находящиеся в тесной связи с намерением англичан прибрать к рукам русские нефтяные источники. Крауэль»

Несколько дней спустя на стол министру иностранных дел Германии И. фон Риббентропу оберфюрер СС Р. Ликус, ведавший в «личном штабе» министра обработкой информации, поступавшей по агентурным каналам, положил следующее агентурное донесение поступившее из Женевы:

"Об английских планах относительно нарушения снабжения нефтью Германии и России из Женевы секретно сообщают:

Английская сторона хочет предпринять попытку отрезать русских от нефтяных источников и одновременно намерена в той или иной форме воздействовать на Румынию и, вызвав конфликт на Балканах, лишить Германию поставок нефти. Отрезав СССР и Германию от нефти... англичане надеются быстро и радикально решить проблему; предполагается, что в резко ухудшившихся условиях эти страны перейдут к открытой борьбе друг против друга...

Далее английской стороной будет предпринята попытка мобилизовать группу Троцкого, то есть IV Интернационал, и каким-то способом перебросить ее в Россию. Агенты в Париже сообщают о том, что Троцкий с помощью англичан должен будет вернуться в Россию, чтобы организовать путч против Сталина. В каком объеме эти планы могут быть осуществлены, отсюда (из Женевы. – О.В.) судить сложно.

Берлин, 17 января 1940 г. Л[икус]».

Сомневаться в достоверности информации, содержавшейся в процитированных донесениях, не приходится. «Личный штаб» Риббентропа тщательнейшим образом перепроверял сообщения внешней разведки и включал их в сводки агентурных донесений для подачи наверх (не только Риббентропу, но и Гитлеру) только в том случае, если их качество не вызывало сомнений. Нельзя не отметить также, что информация по другим пунктам, содержавшаяся в процитированных донесениях, полностью соответствовала действительности.

Германские документы, указывающие на планы Англии и Франции в отношении Троцкого и его «группы», не дают ответа на вопрос, насколько был информирован об этих планах сам Троцкий и каково было его отношение к ним. Вместе с тем имеются основания предполагать, что предложение правительства какой-нибудь великой державы или коалиции держав с их помощью в подходящий момент возвратиться в СССР, чтобы возглавить там борьбу против Сталина, – будь такое сделано – могло быть принято Троцким. Говорить об этом позволяет не в последнюю очередь оценка, которую он давал обстоятельствам возвращения Ленина в Россию. Троцкий однозначно характеризовал действия Ленина как «смелое решение», как умелое использование в интересах революции «ложных надежд» германских властей и считал, что в данном случае имело место «полное соответствие» между целью и средством. Империалистические круги можно и нужно использовать, подчеркивал он. При этом требуется лишь, подобно Ленину, твердо стоять на почве революционной программы, не вступать с империалистами «ни в какие политические соглашения» и быть «безусловно честным и преданным по отношению к рабочему классу».

В начале 1940 г. Троцкий явно готовился к каким-то решающим событиям, о чем говорит составление им политического и личного завещаний. Их содержание представляет несомненный интерес. Знакомство с завещаниями оставляет впечатление, что, готовя их, Троцкий преследовал единственную цель – убедить тех, кто останется жить, в том, что он был до конца верным делу революции и «безусловно честным и преданным по отношению к рабочему классу». «На моей революционной чести нет ни одного пятна – писал Троцкий. – Ни прямо, ни косвенно я никогда не входил ни в какие закулисные соглашения или хотя бы в переговоры с врагами рабочего класса... Сорок три года своей сознательной жизни я оставался революционером, из них сорок два года я боролся под знаменем марксизма... Я умру пролетарским революционером, марксистом, диалектическим материалистом и, следовательно, непримиримым атеистом. Моя вера в коммунистическое будущее человечества сейчас не менее горяча, но более крепка, чем в дни моей юности».

Обращают на себя внимание слова, которыми он заканчивает свое политическое завещание: «Каковы бы, однако, ни были обстоятельства моей смерти, я умру с непоколебимой верой в коммунистическое будущее».

Какие обстоятельства имел в виду Троцкий: смерть от приступа гипертонии, которой он страдал, самоубийство как способ прекращения физических страданий? Именно на них он делает акцент в своем завещании. Но причем здесь тогда «непоколебимая вера в коммунистическое будущее»? Стоило ли ему, Троцкому, снискавшему себе славу «гения пролетарской революции», в случае смерти от гипертонии оправдываться и доказывать, что он ушел из жизни как борец-революционер и коммунист? Видимо, нет. Гипертония, как известно, никак не соотносится с политическими взглядами человека. Да и ветхим старцем, которому только и оставалось, что подводить итоги прожитой жизни и составлять завещания, Троцкий отнюдь не был. В ноябре 1939 г. ему исполнилось только 60. Он еще чувствовал силу, много работал, был весь в борьбе и планах на будущее, связанных с близкой, как ему казалось, мировой революцией. Само по себе составление политического завещания, в котором настойчиво проводилась мысль о верности идеям коммунизма, могло иметь смысл для Троцкого только в том случае, если он готовился начать чрезвычайно опасное предприятие, а обстоятельства его возможного ухода из жизни способны были бросить тень на него, поставить под сомнение его принадлежность к партии пролетарской революции.

О многом говорит дата составления Троцким завещаний 27 февраля – 3 марта 1940 г. Именно в эти дни Англия и Франция ближе всего находились к объявлению войны Советскому Союзу. Вопрос о посылке в Финляндию экспедиционного корпуса западных держав был практически решен. Часть этого корпуса (французские и польские подразделения) была готова в любой момент погрузиться на суда и высадиться в Северной Норвегии. Лондон и Париж оказывали мощный нажим на правительства Норвегии и Швеции с целью добиться от них согласия на пропуск войск через их территорию в Финляндию. Полным ходом шла подготовка англо-французского удара по советскому Закавказью. Одновременно с этим ударом западные державы планировали поднять восстания националистических, сепаратистских сил на Украине, Кавказе и в Средней Азии. К подготовке этих восстаний были привлечены соответствующие эмигрантские организации. Ряд этих организаций еще на рубеже 1939-1940 гг. обратился к председательствовавшему на 20-й сессии ассамблеи Лиги наций К Хамбро, председателю норвежского парламента, тесно связанному с политическими кругами Англии, с провокационным требованием принять решение, осуждающее «порабощение Россией малых государств» (под ними понимались прежде всего Украина и Грузия). Это должно было создать международно-правовую основу не только для официальной поддержки Западом сепаратистских сил в СССР, но и для открытой иностранной военной интервенции против него с целью обеспечения прав и восстановления суверенитета «порабощенных государств».

Английские и французские политики не сомневались в успехе планировавшихся ими военных и политических акций и были твердо убеждены в том, что при первом же серьезном испытании и возникновении экономических трудностей (утрата нефтяных источников, что было способно вызвать паралич всей советской промышленности и сельского хозяйства) и политических проблем (активизация националистических сил) сталинский режим зашатается и в СССР начнется внутренняя смута. 22 февраля 1940 г. главнокомандующий французской армией генерал М. Гамелен предрекал: «Через несколько месяцев (после приведения в действие планов западных держав. – О.В.) СССР может попасть в столь затруднительное положение, что окажется перед лицом полного краха».

Троцкий и его сторонники разделяли такой взгляд на СССР, считали, что «правящая советская верхушка» не пользуется поддержкой со стороны народа, что тот при первой же возможности постарается стряхнуть с себя «иго ненавистной бюрократии», что в СССР сложилась революционная ситуация и достаточно малейшей искры, чтобы там заполыхало пламя новой гражданской войны. Большие надежды троцкисты возлагали не только на действия внешних сил, но и на националистические настроения населения отдельных республик СССР. Еще в июле 1939 г. Троцкий призывал к созданию «единой, свободной и независимой Украины» и предрекал в случае войны «национальные восстания в рамках политической революции». В этих вопросах, как мы видим, Троцкий и западные стратеги обнаруживали поразительное единомыслие.

И все же ведущую роль в надвигавшихся событиях в СССР Троцкий и его окружение отводили «левой» оппозиции. Троцкий был глубоко убежден в том, что она представляла собой мощную силу, и рассчитывал, что в нужный момент по его сигналу она выйдет из подполья и развернет борьбу против Сталина.

Безусловно, оппозиционные настроения в отношении сталинского руководства существовали как в России, так и в других республиках, входивших в состав СССР. Другой вопрос, насколько организованной была эта оппозиция и каким было влияние на нее Троцкого. Хотя с помощью репрессий в 30-е годы Кремлю удалось нейтрализовать открытых и часть скрытых и потенциальных сторонников Троцкого, сама по себе проблема оппозиции, как «левой», так и правой, снята не была. Советский коллаборационизм в годы Великой Отечественной войны – яркое тому подтверждение. В Кремле не без основания опасались (и это отчетливо проявилось еще во время судебных процессов 1936-1938 гг.), что Троцкий как лидер и идейный вождь «левых» в кризисной ситуации мог стать ключевой фигурой при формировании более широкого блока «левых» и правых, тем более что многие их лозунги и программные установки совпадали.

Что же касается существования в СССР зимой 1939 – весной 1940 г. организованной «левой» оппозиции, то такая оппозиция, глубоко законспирированная, по всей видимости, все же была. Хотя захват власти был ей не по плечу, она располагала силами, достаточными для того, чтобы организовать отдельные террористические акты и акты саботажа, которые были способны дестабилизировать внутриполитическую обстановку и иметь серьезные внешнеполитические последствия.

В этой связи представляет интерес секретное послание начальника германской полиции безопасности и СД, направленное 3 апреля 1940 г. в министерство иностранных дел Германии, а оттуда переправленное в германское посольство в Москве. В нем сообщалось: согласно донесениям из зарубежных агентурных источников «в последнее время много говорится о леворадикальной оппозиции в СССР». Есть все основания предполагать, что «в Советском Союзе действует леворадикальная оппозиционная группа, численность которой постоянно растет». Оппозиция «планирует покушение на немцев в Москве с целью добиться изменения внешней политики Советского Союза». В послании подчеркивалось: существует реальная опасность того, что со стороны оппозиции может быть предпринята попытка повторить историю июля 1918 г., когда в Москве был убит германский посланник В. фон Мирбах.

В марте 1940 г. надеждам троцкистов на вовлечение СССР в войну не суждено было осуществиться. Правительства Норвегии и Швеции отказались пропустить через свою территорию соединения западного экспедиционного корпуса, а правительство Финляндии после некоторых колебаний отклонило помощь Лондона и Парижа. Руководство стран Северной Европы прекрасно понимало, какой катастрофой обернется для всего региона его вовлечение в «большую войну». Со своей стороны, правительство СССР, стремясь избежать военного конфликта с западными державами, начало переговоры с Финляндией и 12 марта 1940 г. подписало с ней мирное соглашение.

Однако провал планов создания фронта в Северной Европе не заставил правящие круги Лондона и Парижа отказаться от замыслов нанесения удара по СССР. Военные приготовления на юге продолжались, волна антисоветизма не спадала. Во второй половине марта 1940 г. Франция фактически разорвала торговое соглашение с СССР и объявила советского полпреда «персоной нон грата».

16 марта Гамелен подчеркивал в записке к «Военному плану на 1940 г.": «В общем и целом русско-финляндское перемирие не требует от нас изменения принципиальных целей... наоборот, оно побуждает нас действовать еще быстрее и энергичнее». Начать операцию против советского Закавказья французские военные предлагали в конце июня -начале июля 1940 г.»

Знал ли об этих планах Троцкий? В этом вопросе мы можем опять же строить только догадки. Но вновь обращает на себя внимание совпадение некоторых событий, которое позволяет выдвинуть предположение, что Троцкий располагал информацией на этот счет и готовился действовать. 17 апреля 1940 г. французские военные высказались по вопросу о возможных сроках начала бомбардировок Баку, Батуми и черноморских коммуникаций СССР, а через несколько дней, 25 апреля, Троцкий составил свое известное воззвание – «Письмо советским рабочим», в котором призывал их к подготовке вооруженного восстания против «Каина Сталина и его камарильи».

Воззвание было отпечатано затем в виде листовки специального формата. Ее доставку на территорию СССР Троцкий предполагал произвести сразу же после вовлечения СССР в войну, что, по его твердому убеждению, должно было произойти в самое ближайшее время. Вслед за этим в мае 1940 г. Троцкий и его сторонники приняли «Манифест об империалистической войне и пролетарской революции», в котором открыто провозгласили: «Подготовка революционного свержения московских правителей является одной из главных задач IV Интернационала». Такое заявление было равнозначно официальному объявлению войны правительству СССР.

Не вызывает сомнения, что Москва была хорошо информирована о планах определенных кругов Англии и Франции относительно использования троцкистов и о расчетах и действиях последних. «Советскую секцию» IV Интернационала возглавлял агент НКВД М. Г. Зборовский, который в течение ряда лет подробнейшим образом докладывал правительству СССР о том, что происходило в штаб-квартире этой организации в Париже.

Какая-то информация поступала, по-видимому, и от германских властей. Берлин готовил удар в Западной Европе и нуждался в надежном тыле на востоке. По мере сил и возможностей там пытались противодействовать англо-французским планам и не допустить неожиданного поворота политики Москвы в сторону сотрудничества с Лондоном и Парижем. Германская дипломатия не упускала случая лишний раз указать Москве на враждебное отношение к ней со стороны западных держав. По дипломатическим каналам Берлин передавал Кремлю зимой 1939/40 г. информацию об английских диверсионных группах, подготавливавшихся к заброске на территорию СССР, о намечавшейся высадке в Северной Норвегии экспедиционного корпуса западных держав, об англо-французских планах в отношении советского Закавказья. Не исключено, что германское посольство в Москве проинформировало Кремль о подготовке «леворадикальной оппозицией» покушений на германских представителей, надеясь тем самым обеспечить их безопасность.

С началом активных боевых действий в Западной Европе 10 мая 1940 г. возможность англо-французского удара в Закавказье и на Балканах резко возросла. В Кремле не исключали, что в ответ на успешно развивавшееся наступление вермахта западные державы могут попытаться форсировать реализацию планов блокирования поставок нефти в Германию из Румынии и СССР. Возрастала и опасность того, что Лондон и Париж активизируют свои усилия по созданию второго фронта против держав «оси» в Юго-Восточной и Восточной Европе, а, следовательно, и угроза инспирированных ими заговоров и путчей. В этих условиях троцкизм, нацеливавшийся на подготовку вооруженного восстания в СССР и «свержение московских правителей», становился реально опасен.

Действия Троцкого и его окружения давали в эти дни Кремлю более чем достаточно оснований для такого рода опасений. Сразу же после того, как вермахт начал активные боевые действия против западных держав, 11 мая 1940 г., Троцкий предал широкой огласке то, что еще несколько дней назад держалось им в глубокой тайне и предназначалось для использования в «день X» – «Письмо советским рабочим». Оно появилось на страницах издания «Socialist Appeal». Вслед за этим был опубликован вышеназванный манифест IV Интернационала. С этого момента, думается, уже ни у кого в мире не оставалось сомнений в вопросе о том, с кем и какую партию разыгрывают троцкисты. 24 мая 1940 г. была предпринята первая попытка устранить Троцкого, затем в августе того же года вторая.

В заключение нельзя не отметить, что в январе 1940 г., когда в Москве, по всей видимости, стало известно об англо-французских планах в отношении троцкистов, советское руководство попыталось вступить в диалог с Троцким. Германский посол в Вашингтоне Г. Томсен сообщал 22 января 1940 г. в Берлин: на протяжении последних недель в американской прессе упорно циркулируют слухи о «стремлении Сталина договориться с Троцким». Однако диалога, по мнению посла, не получилось. Троцкий выступил в журнале «Liberty» со статьей, в которой заклеймил СССР как военного союзника Германии. С этого момента трагическая развязка стала, очевидно, неминуемой.

24 августа 1940 г. «Правда» сообщила о кончине Троцкого. Редакционная статья называлась «Смерть международного шпиона» и принадлежала, как считают многие исследователи, перу Сталина. С такой характеристикой Троцкого можно спорить и не соглашаться.

Но нельзя не признать, что Троцкий активно использовался определенными кругами Запада и, вероятно, не только зимой 1939 – весной 1940 г. Ясно одно: к зиме 1939 – весне 1940 г. спецслужбы некоторых западных держав считали вполне возможным использовать троцкистов в своих политических комбинациях.

По книге Вишлёв О. В. Накануне 22 июня 1941 года. – М.: Наука, 2001
http://ei1918.ru/soviet_union/operacija_utka.html


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Почему мы сидим в дерьме?
СообщениеДобавлено: 06-02, 01:45 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
Почему мы сидим в дерьме?

Представьте на минуту, что в начале 1917 года нет партии русских большевиков! В Петрограде прошла январская демонстрация женщин с требованием "Хлеба!" Под шумок скинули царя Николая Второго, поставили Временное правительство во главе с князем Львовым. Свободы стало сколько хочешь (свобода слова, свобода собраний, отмена телесных наказаний в армии), но никаких изменений в обществе не произошло: помещичья собственность осталась незыблемой. владельцы заводов, газет, пароходов остались их владельцами, война продолжалась! То же будет завтра в Египте!
А почему сейчас мы сами влезли в дикость нынешнего состояния? Потому что мы привыкли, что партия нас ведет, и никаких параллельных структур для перехвата власти не предусмотрели. А партия нас, народ, предела. После первых свободных выборов в 1987 году на Первый Съезд ВС СССР, где партия потерпела оглушительное поражение, все горкомы-обкомы КПСС начали готовить окопы с другой стороны баррикад...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 06-02, 14:19 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
С 1987 по 1991гг. было достаточно времени у наших собственных горкомов - обкомов КПСС, чтобы не только окопы подготовить, но и смастерить управленческие структуры, найти Гайдара, Чубайса и Явлинского, заботливо заранее подготовленных товарисчем Андроповым в Венском институте по изменению всяких систем, и составить программу-расписание контрреволюционных действий. И зачем им нужно ЦРУ, которое ничего подобного не прогнозировало? Случайно ли тогдашний Первый секретарь Днепропетровского Горкома т.Яцуба сегодня работает Представителем Президента Украины в А/Р Крым?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-03, 21:45 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
А над харьковским ракетным училищем долго висел плакат: "Наша цель - коммунизм!"
Туда даже экскурсии водили...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 14-03, 13:43 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
Ближний восток. Армии.
Военно-промышленный курьер http://vpk-news.ru/articles/7215

Новый начальник Генерального штаба Армии обороны Израиля Бени Ганц намерен
повысить уровень ее боевой выучки в преддверии очередного вооруженного
противоборства еврейского государства с исламским миром. В первую очередь это
относится к пехоте, которая будет осваивать новую программу с многозначительным
названием <Хаос во время войны>. Ее цель - максимально подготовить
военнослужащих физически и ментально к любому развитию событий. <В ходе
следующего конфликта может разладиться связь с разведкой и погибнут тысячи
людей. Солдаты должны быть готовы отразить самую сильную атаку на Израиль>, -
заявил высокопоставленный офицер из Центрального округа Цахал.

Происходящее сегодня в Тель-Авиве и Иерусалиме очень напоминает панику.
Израильские политики, эксперты, журналисты в один голос проклинают США (Европу
там уже давно не считают союзником) за предательство своих ближневосточных
друзей. Особую скорбь в еврейском государстве вызвало падение Мубарака.
Разумеется, там никогда не питали никаких иллюзий по поводу того, что
представляют собой режимы в соседних странах, против которых так внезапно и
повсеместно взбунтовалась арабская <улица>. Но и не страдали по поводу попрания
демократии на Ближнем и Среднем Востоке, а также в Северной Африке.

Потеряли квалификацию
Израильтяне цинично рассматривали коррумпированных авторитарных арабских лидеров
в качестве единственного реального противовеса мусульманским радикалам. И хотя
ни в одной из нынешних революций в Магрибе не видно никакого исламистского
следа, евреи с характерным для многих представителей этой нации пессимизмом
ждут, что <Братья-мусульмане> и им подобные теперь повсеместно захватят власть.
Некоторые публицисты в Израиле уже договорились до того, что вскоре евреев
ожидает новый Исход, после того как на них обрушатся армии всех близлежащих
государств.

Вполне в духе этой общей паники оказался недавний всплеск эмоций по поводу того,
что два корабля иранских ВМС прошли через Суэцкий канал и прибыли с визитом в
Сирию. Между тем Тегеран отправил в Средиземное море построенный 40 лет назад
маленький и слабый фрегат <Алванд> с невооруженным вспомогательным судном
<Харг>. В Израиле по поводу этой убогой <армады> подняли такой шум, как будто к
его берегам приблизилось полноценное ударное соединение во главе с атомным
авианосцем <Аятолла Хомейни>.

Очевидно, 28 лет без большой войны плохо подействовали на население, власть и
армию еврейского государства, в первую очередь на их моральное состояние.

Большинство неангажированных военных экспертов традиционно считали израильскую
армию сильнейшей в мире. Разумеется, ядерные потенциалы Соединенных Штатов и
России несопоставимы с запасами атомного оружия Израиля, но они, как известно, в
<нормальной> войне неприменимы. Впрочем, и США, и РФ, и Китай, и Индия, и ряд
других азиатских стран превосходят Израиль по количеству обычных вооружений. Но
по совокупности качеств, среди которых наиболее важны такие, как уровень боевой
и морально-психологической подготовки личного состава, компетентность и
инициативность командования, равных ЦАХАЛ не было.

Одна из важнейших составляющих мощи этой армии - <суперпризывной> принцип ее
комплектования. Наемная армия, превращенная сегодня у нас в своеобразный фетиш,
как показывает мировой опыт, лучше всего подходит для операций карательного
характера (против своего народа или иных наций - уже детали), но ни в коем
случае не для защиты родины. В Израиле, как известно, воинская повинность
распространяется даже на женщин. При этом прекрасно отработана система
переподготовки и мобилизации резервистов, без чего комплектование по призыву в
значительной степени теряет смысл.

Поэтому Израиль выиграл войны 1948-1949, 1956, 1967 и 1973 годов, несмотря на
то, что сражавшиеся против ЦАХАЛ арабские армии имели значительное численное
превосходство в личном составе и вооружении да и по качеству боевой техники, в
общем, нисколько ему не уступали. Ссылки на американскую помощь Израилю
применительно к войнам 1967 и 1973 годов несостоятельны потому, что советские
поставки арабам были как минимум неменьшими.

Некоторые сомнения в боеспособности израильских войск возникли после войны в
Ливане в 2006 году, которую ЦАХАЛ не выиграл (впервые в своей истории). Здесь
можно отметить, что регулярная армия всегда не готова к противопартизанской
кампании. Она воспринимается генералами как <неправильная> с точки зрения
военного искусства и нелегитимная юридически. ЦАХАЛ в этом плане исключением не
является. Ему во всех отношениях проще вести <классическую> войну против другой
армии, а не бороться с партизанскими группировками.

Кроме того, за четверть века без большой войны израильские ВС, разумеется,
слегка потеряли квалификацию. Весьма отрицательно на ЦАХАЛ подействовало влияние
американских идей о <бесконтактной войне>, то есть фетишизация авиации. Раньше
израильская армия была сильна именно тем, что несмотря на желание минимизировать
потери, она совершенно не боялась контактных жестких наземных боев. Видимо,
здесь сказался еще и тот факт, что в Израиле значительно вырос уровень жизни.
Это, как показывает мировой опыт, всегда снижает желание людей воевать.
Возможно, отсюда столь жесткие заявления нового начальника израильского
Генштаба, которые были приведены в начале статьи: он хочет вернуть армии прежний
боевой дух.

Сравним и оценим
Сегодня вооруженные силы 17 исламских стран Ближнего и Среднего Востока
(Марокко, Алжира, Туниса, Ливии, Египта, Сирии, Ливана, Иордании, Саудовской
Аравии, Кувейта, Бахрейна, Катара, Омана, ОАЭ, Йемена, Ирана, Пакистана) имеют
суммарно 21,2 тысячи танков, 8 тысяч БМП и 17,9 тысячи БТР, 30,8 тысячи
артсистем (3,4 тысячи САУ, 8,9 тысячи буксируемых орудий, 3,4 тысячи РСЗО, 15
тысяч минометов), 3,2 тысячи боевых самолетов, около 500 ударных вертолетов. По
количеству бронетехники и артиллерии эти страны превосходят ВС 28 государств
НАТО (включая США).

В ЦАХАЛ насчитывается 3,5 тысячи танков, 10,4 тысячи БТР, 5,2 тысячи артсистем,
460 боевых самолетов, 80 ударных вертолетов. Если брать только наиболее
современные образцы боевой техники, то и здесь преимущество исламских стран
является очень значительным. Так, они могут противопоставить 1525 израильским
танкам <Меркава> (всех четырех модификаций), 1506 <Абрамсов>, 428
<Челленджеров>, 390 <Леклерков>, 187 Т-90, 320 Т-80 и от 2970 до 3170 Т-72, М-84
и <Зульфикаров>. Следовательно, у мусульман почти в четыре раза больше
современных машин, чем у евреев.

Израиль имеет 60 РСЗО MLRS, арабы - 35 MLRS и 51 <Смерч>. Боевых вертолетов
<Апач> у исламских стран 89, у Израиля - 48. В воздухе с 87 израильскими F-15 и
309 (по другим данным - 326) F-16 способны схлестнуться 154 F-15 и 364 (по
другим данным - 430) F-16 плюс 44 F-14, 39 F/А-18, 100 <Торнадо>, несколько
<Тайфунов>, более 10 JF-17, 102 <Мираж-2000>, от 120 до 150 МиГ-29, 28 Су-30, а
также 94 не очень современных, но весьма мощных фронтовых бомбардировщика Су-24.

Сравнивать ВМС сторон особого смысла нет. Преимущество исламских стран здесь не
менее велико, просто во всех войнах Израиля с соседями морские бои носили
характер скорее <развлекательный>, какого-то реального влияния на исход кампаний
они не оказывали.

Однако исламские армии очень слабы именно в том, в чем сильна ЦАХАЛ: в уровне
боевой и морально-психологической подготовки личного состава, компетентности и
инициативности командования. Арабы всегда терпели поражение от израильтян,
Пакистан неизменно проигрывал Индии. Ливия, мягко говоря, неудачно воевала
против гораздо более слабого Чада. Все были свидетелями разгрома иракской армии
в 1991 году с окончательным добиванием в 2003-м, хотя на момент начала <Бури в
пустыне> ВС Ирака формально входили в десятку сильнейших в мире. Ирано-иракская
война (1980-1988), в которой две исламские страны воевали друг с другом, была на
редкость жестокой и кровавой, уровень боевого мастерства обеих сторон - крайне
низким, в итоге восьмилетняя бойня окончилась по сути вничью.

Нельзя вновь не вспомнить о том, как отнюдь не слабая армия Кувейта 2 августа
1990 года просто <испарилась> перед лицом иракской агрессии. И как солдаты
формально очень сильной армии Саудовской Аравии мгновенно побежали, когда 24
января 1991-го иракцы начали свое единственное за ту войну в Заливе наступление
на городок Рас-Хафджи (оно было остановлено американской авиацией).

Наиболее мощными и боеспособными в исламском мире являются именно те армии,
которые больше всех воевали против Израиля, - египетская и сирийская. Поражения
их многому научили, боевой опыт возрастал от войны к войне. Опять-таки вспомним:
триумфально начал войну 1973 года Египет, проведя блестящую операцию по
форсированию Суэцкого канала, войну в Ливане в 1982-м сирийцы хоть и проиграли,
но показали высокий уровень ратного мастерства, что признали и израильтяне. А во
время <Бури в пустыне>, по мнению представителей американского командования, не
английская, не французская, а именно сирийская армия была наиболее боеспособной
союзницей ВС США...

Сегодня Египет и Сирия остаются лидерами исламского мира по количеству
вооружения. Каждая из них в отдельности по числу танков и боевых самолетов
превосходит Израиль (ныне большим, чем у сирийцев, танковым парком располагают
лишь КНР и США). Правда, вооружение и техника ВС Сирии в целом остались на
уровне конца 80-х, поскольку после прекращения безвозмездной советской помощи
модернизация и обновление идут микроскопическими темпами. Да и у Египта очень
много ВВТ старых образцов.

Формально очень большая армия Ирана, как показала война с Ираком, отличается
крайне низкой боеспособностью, ее вооружение очень эклектичное и устаревшее.
Гораздо сильнее ВС Пакистана, к тому же они единственные в исламском мире
обладают ядерным оружием (правда, у Израиля оно тоже есть). Уровень боевой
подготовки пакистанцев, как показывает практика, гораздо выше, чем арабов и
персов. Хотя, видимо, ниже, чем евреев.

Достаточно мощные армии имеют Иордания, Саудовская Аравия, Алжир, но,
разумеется, они ни по количеству, ни по качеству не идут ни в какое сравнение с
ЦАХАЛ.

Если все 17 вышеперечисленных исламских государств договорятся нанести удар по
Израилю, формально все может быть очень красиво. С севера атакуют армии Сирии и
Ливана. На центральном фронте через Иорданию и Западный берег в бой пойдут ВС
Иордании, Йемена, шести монархий Персидского залива, Ирана и Пакистана. С юга
через Египет наносят удар армии пяти североафриканских стран. Дополнительным
фактором в пользу мусульманской коалиции станет наличие Палестинской автономии.
У нее нет <классических> ВС, зато есть территория - удобный плацдарм внутри
Израиля и очень много озлобленной пехоты.

Существенные факторы
Тем не менее перспективы исламского альянса радужными отнюдь не кажутся. Израиль
задействует в войне 100 процентов техники и личного состава ЦАХАЛ, имея к тому
же возможность маневрировать ими по внутренним операционным линиям.
Мусульманские страны, разумеется, отправят на фронт далеко не 100 процентов
своих военнослужащих и ВВТ. Невозможно представить себе, что, например, Марокко
или Йемен бросят все войска против еврейского государства. Вдобавок значительная
часть вооружения исламских армий просто небоеспособна. А Ливия теперь, похоже,
не сможет оказать по-настоящему существенную помощь собратьям по вере и крови.

Кроме того, хотя США напрямую вряд ли вмешаются в войну, нет особых сомнений,
что они немедленно начнут поставки в Израиль боевой техники, в первую очередь
самолетов F-15 и F-16 (из запасов базы <Дэвис-Монтан> и прямо из строевых частей
ВВС), и боеприпасов. Исламским же странам помощи ждать будет неоткуда. Снабжать
их вооружением в значимых количествах с целью компенсации потерь не будут ни
Россия, ни Европа, ни Китай.

К тому же Иран не имеет прямой территориальной связи со своим главным арабским
союзником - Сирией. Между ними находится Ирак, который, разумеется, иранские
войска не пропустит ни при каких обстоятельствах. Конечно, персы могут
высадиться в Саудовской Аравии. Но:

Какие бы революции в исламском мире ни ожидали нас в ближайшее время, Тегеран и
Эр-Рияд останутся непримиримыми врагами и никакая <борьба с сионизмом> этого
факта не отменит. Чтобы саудиты добровольно впустили иранскую армию на свою
территорию да еще и через районы, заселенные шиитским меньшинством:

В общем, Иран скорее всего в войну просто не сможет ввязаться, что еще более
снижает коалиционный потенциал. Да и участие в ней Пакистана отнюдь не очевидно,
учитывая индийский и американский фактор. Так что Исламабад вообще, видимо,
отправит на передовую так сказать <ограниченный контингент>.

Правда, Иран и Пакистан имеют мощные ракетные арсеналы, довольно много
баллистических ракет также у Сирии, Саудовской Аравии, Ливии, Египта. Но все эти
ракеты достаточно примитивны, обладают низкой точностью и легко перехватываются
ПРО Израиля. Если они будут применяться только в обычном снаряжении, то никакого
заметного ущерба Израилю не нанесут. А вот израильские БР <Иерихон> арабам и
персам перехватывать как раз нечем (кроме саудовской ЗРС <Пэтриот> и алжирской
С-300).

Больше похоже на фантастику:
В итоге численное превосходство исламской коалиции оказывается в значительной
степени иллюзорным. Ее истинный потенциал составит хорошо если 50 процентов от
теоретического максимума, тогда как израильский (по крайней мере ВВС) заведомо
повысится за счет американской помощи. И никуда не денется огромное преимущество
евреев в уровне боевой подготовки и качестве управления войсками. Что касается
их противников, то чем больше армий войдет в исламскую коалицию, тем выше в ней
будет управленческий хаос.

Таким образом, с военной точки зрения опасаться Израилю особо нечего. Но может
подвести психологический фактор. На сей раз противоборство в любом случае
окажется самым тяжелым и кровавым из всех арабо-израильских войн. При этом сам
факт исламского единства очень вдохновит военнослужащих мусульманских армий и
весьма угнетающе подействует на израильтян. У них, как было сказано в начале
статьи, и так уже появилась склонность к панике, причем нередко на пустом месте.

Если уж исламские страны решатся на полномасштабную агрессию, они, естественно,
по максимуму постараются использовать территорию Палестинской автономии, в
первую очередь Западный берег Иордана. С него пара тысяч арабских танков (в том
числе не менее тысячи <Абрамсов>, <Челленджеров> и <Леклерков>), сопровождаемых
палестинской пехотой, снесут известную <еврейскую стену>, раздавят оставшиеся
поселения и завяжут бои на улицах Иерусалима, который в любом случае будет
разрушен полностью. ЦАХАЛ бросит сюда основные силы (тем более здесь проще всего
разрезать Израиль пополам), после чего последует удар с юга, через Газу и
Иудейскую пустыню. Вперед двинутся 2-3 тысячи арабских танков, в том числе около
тысячи <Абрамсов> и 500-600 Т-72 и Т-90. После того как оставшаяся часть ЦАХАЛ
устремится сюда, с севера рванется лавина из 3-4 тысяч сирийских танков, в том
числе до 1,5 тысячи Т-72.

В общем, Израилю не позавидуешь. Скорее всего он отобьется за счет преимуществ,
описанных выше. Но это будет даже тяжелее, чем в 1948-1949 годах. Потери и среди
военнослужащих, и среди мирного населения скорее всего превзойдут урон за все
предыдущие войны вместе взятые.

Кроме того, нельзя полностью исключить возможность применения исламской
коалицией баллистических ракет с ядерными или химическими БЧ (особенно, если
ЦАХАЛ все же переломит ситуацию в свою пользу в обычной войне). Да, Израиль
ответит тем же. Но надо помнить, что использовав весь свой ядерный арсенал,
евреи убьют лишь часть арабов и персов, при этом даже часть пакистанского
арсенала гарантированно уничтожит всех евреев (из-за микроскопических размеров
Израиля). 5-6 ядерных зарядов по району Тель-Авив - Яффа - Петах-Тиква, по 2-3
по Хайфе, Натанье, Димону, Ашдоду - и прощай Израиль. У Пакистана же, судя по
всему, больше 100 ЯБП. Кроме того, кто сказал, что и на саудовских ракетах
<Дунфэн-3> китайского производства не установлены ядерные боевые части?

И вот поэтому однозначно гарантировать победу Израиля теперь нельзя. Только надо
понимать, что вероятность создания исламской коалиции настолько мала, что
описанный сценарий все же больше напоминает фантастику.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15-03, 18:57 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
Предсказания
сейсмографы в Японии зафиксировали первичные Р-волны и моментально
рассчитали местоположение эпицентра. Спустя какие-то мгновения должны были
прийти более мощные S-волны. У системы заняло около десяти секунд на то,
чтобы оценить опасность надвигающегося землетрясения. При обычной скорости
распространения вторичных S-волн порядка 4 км/с они должны были достичь
Токио примерно за 90 с.
Такова - увы - сила предсказаний на данном этапе: 80 секунд было у жителей
японской столицы на то, чтобы предпринять какие-то экстренные действия. Что
за это время можно сделать? На самом деле, не так уж и мало. Можно
остановить лифт и выйти из него, остановить машину и припарковаться у
обочины, прекратить процедуры и операции в больницах:
На появление цунами времени потребовалось больше. Правительство страны
выпустило официальное предупреждение о его приближении несколько минут
спустя после удара землетрясения, и лишь после того, как специализированные
компьютерные системы в самой Японии и в США предварительно обсчитали
предстоящее событие. Выступать с предупреждениями попусту правительство не
стало, чтобы не подрывать доверие людей к подобного рода выступлениям. Итак,
только оценив силу толчков, расположение эпицентра, ожидаемые деформации дна
и его смещения, и так далее, и так далее, ученые подтвердили: цунами будет,
и будет мощным.
Несмотря на все разрушения, причиненные волной, они были бы гораздо больше,
если б система не сработала. Жители прибрежных регионов Японии получили
предупреждение за 15 минут до этого, а Токио - более 40 минут. И в целом
страна пострадала совсем не так значительно, как можно было бы ожидать.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15-03, 18:58 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
9 баллов по шкале Рихтера соответствуют 12 баллам по советской шкале землетрясений. Согласно строительным нормам СНиП любое строительство в 12- балльной сейсмической зоне запрещалось (даже дворовую уборную на два очка!)
А тут строят АЭС...
Чистое вредительство!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03-07, 11:02 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
Золото Форта Нокс

Статья из газеты “PRESS Core”, Канада от 03 июня 2011 г.
"Clintons and Federal Reserve bankers linked to fake gold in Fort Knox."

В октябре 2009 года министерство финансов США из хранилища, расположенного в форте Нокс, отправило в Китай партию золотых слитков (5600 слитнков по 400 унций (11.3 кг)). Страны регулярно отгружают и получают золото для того чтобы заплатить долги и выровнять торговый баланс. Большая часть золота в мире обменивается и хранится в депозитариях под наблюдением специальной организации - Лондонской ассоциации участников рынка драгоценных металлов (London Bullion Market Association - LBMA). Когда партия была получена, китайское правительство приказало провести специальную проверку чистоты и веса золотых слитков, поскольку Китай - крупнейший иностранный держатель ценных бумаг американского Казначейства. Китайские чиновники были потрясены, когда выяснилось, что слитки оказались фальшивыми. Партия состояла из слитков вольфрама, покрытых тонким слоем настоящего золота. Эти проверенные «золотые» слитки были изготовлены в США и хранились в Форт-Ноксе в течение многих лет.

Китайское правительство тут же начало расследование и сделало заявление, в котором намекало на махинации американского правительства. Регистрационные номера этой партии слитков указывали на то, что поддельные слитки были получены от банков Федеральной Резервной системы во времена администрации Клинтона. Именно тогда по заказу банкиров ФРС было изготовлено где-то от 1.3 до 1.5 миллионов вольфрамовых плиток весом по 400 унций. 640 000 из этих вольфрамовых плиток были покрыты золотом и отправлены в Форт Нокс, где они остаются и по сей день.

Согласно данным китайского расследования, остаток от этих 1.3-1.5 миллионов вольфрамовых плиток весом по 400 унций также был покрыт золотом и затем продан на международном рынке. Мало того, что в золотой запас Соединенных Штатов попало поддельное золотом, но и мировой рынок также был обманут банкирами Федеральной Резервной системы и Клинтонами. Стоимость Золотой Аферы Клинтона составляет не много не мало - 600 миллиардов долларов.

Статья в «Нью Йорк Пост» от 2 февраля 2004 года , озаглавленная «Окружной прокурор расследует действия руководителя Нью-Йоркской товарной биржи», указала на то, что Золотая Афера Клинтона попадала в поле зрения американских чиновников. Статья, написанная Дженнифер Андерсон, сообщала, что “Высшее должностное лицо нью-йоркской товарной биржи находится под следствием, проводимым окружным прокурором Манхэттена. Источники близкие к бирже сказали, что на прошлой неделе, Стюарт Смит, старший вице-президент по операциям на бирже, был обыскан окружной прокуратурой. Детали следствия не были раскрыты, но представительница биржи сказала, что это было не связано с с какими-либо биржевыми операциями. Она отказалась от дальнейших комментариев, сказав только, что обвинения не были предъявлены. Представительница офиса окружного прокурора на Манхэттене также отказалась от комментариев”.

Офис старшего вице-президента по операциям нью-йоркской товарной биржи (NYMEX), это именно то место, куда бы вы пошли, чтобы найти отчеты - регистрационный номер и происхождение - по КАЖДОМУ ЗОЛОТОМУ СЛИТКУ когда-либо физически проходившему по биржевым операциям. Они обязаны вести учет каждого слитка. Эти точные отчеты показали бы происхождение всего физического золота, попавшего на рынок, и, следовательно, выявили бы какое количество золота появилось на бирже не от золотодобывающих компаний, просто потому, что количество золота пришедшее от «плавильщиков», несомненно превышало бы количество физически добытого в Америке драгметалла.

Почему был использован вольфрам?

Чтобы напечатать поддельные деньги, у Вас должна быть специальная бумага, иначе банкноты могут быть легко идентифицированы спецприборами, которые широко используются банками и торговыми предприятиями. Аналогично, если вы собираетесь сфальсифицировать золотые слитки, вы должны сделать так, чтобы у них были свойства и вес настоящего золота.

Проблема изготовления хорошо фальсифицированного слитка состоит в том, что золото имеет очень большую плотность, почти вдвое плотнее свинца и в два с половиной раза плотнее стали. Вы обычно не замечаете этого, потому что маленькие золотые кольца и т.п. весят слишком мало, чтобы разница в плотности стала очевидной, но если вы когда-либо держали в руках слиток золота, то вы могли почувствовать это абсолютно безошибочно: золотой слиток очень, очень тяжел.

Стандартный золотой слиток для торговли между банками, известный как “лондонский слиток надёжной поставки”(“London good delivery bar”), весит 400 унций (более чем тридцать три фунта, около 12,5 кг,), имеет размер небольшой книги в мягной обложке. Слиток стали того же размера весил бы только тринадцать с половиной фунтов.

Есть очень немного металлов, которые имеют такую же большую плотность как золото, и, за двумя исключениями, они стоят дороже его. Первое исключение - обедненный уран, который дешев, если вы - правительство, но он недоступен для частников. К тому же он радиоактивен, что тоже может составлять проблему.

Второе исключение - вольфрам. Вольфрам – намного дешевле золота, но плотность у него почти такая же, разница - в три десятых. Основные отличия – другой цвет, и много, много большая твёрдость. Чистое золото довольно мягкий металл, вы можете поцарапать его ногтем.

Первоклассно подделаный «золотой» слиток должен полностью соответствовать настоящему по цвету, твердости, плотности, химическим, и физическим свойствам. Чтобы сделать так, вы должны иметь вольфрамовую заготовку с размерами на 1/8 дюйма меньше (по всем трём измерениям) чем золотой слиток, затем нанести на неё слой настоящего золота толщиной 1/16 дюйма. В руках, такой слиток чувствовался бы как настоящий. На нём была бы выбита проба, химический анализ показывал бы золото и весил бы он ровно столько же, сколько весит настоящий золотой слиток.

Сегодня в Форте Нокс все еще хранятся эти «золотые» слитки Клинтона, и даже сегодня они продолжают распространяться по всему миру, поскольку золото циркулирует между странами, чтобы заплатить долги и уладить так называемый торговый баланс.

Любопытно, что прессование бывшего шефа Международного Валютного Фонда Стросс-Кана наверняка связано с тем, что ему стало известно об отсутствии в США золотого запаса.

Стросс-Кан "стал проявлять возрастающую озабоченность" после того, как США затормозили отгрузку - в соответствии с имеющими соглашениями 191.3 тонн золота ВМФ.

Стросс-Кан поделился информацией со своим старым другом ведущим египетским банкиром Омаром. Против того стразу же выдвинули такое же обвинение - секс-преступление против горничной в отеле. Это обвинение еще более смехотворно, так как Омару уже 74 года, и он правоверный мусульманин.

Сомнения в наличии золота в Форт Ноксе высказывались и ранее. Так конгрессмен Рон Пол обвинял правительство в сокрытии истинной информации с золотом и настаивал на официальном аудите золотого запаса. Администрация Обамы, однако, воспрепятствовала этому.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19-11, 19:20 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
Размышления товарища Фиделя

В воскресенье, 6 ноября, прошли общие выборы, на которых Даниэль Ортега и СФНО (FSLN) Никарагуа одержали подавляющую победу.

По чистому совпадению, следующий день был днем 94-й годовщины славной Октябрьской социалистической революции. Нестираемые страницы истории были написаны рабочими, крестьянами и солдатами России, а имя Ленина будет всегда светить людям, которые мечтают о справедливой судьбе человечества.
Эти темы с каждым днем становятся все более сложными, и усилия, которые прилагаются для воспитания новых поколений, никогда не станут лишними. Поэтому сегодня я посвящаю несколько строк этому событию, выбрав его из тех многих, ежедневно происходящих на планете, сообщения о которых передаются все более разнообразными способами, почти невообразимыми несколько десятилетий назад.
Должен сказать, что выборы в Никарагуа проходили в традиционном буржуазном стиле, не имеющем ничего общего с духом справедливости и беспристрастности, поскольку олигархические сектора антинационального и проимпериалистического характера, как правило, обладают монополией на экономические ресурсы и средства пропаганды, которые обычно – и в особенности в нашем полушарии – стоят на службе политических и военных интересов империи, что особенно возвеличивает победу сандинистов.
Эту истину хорошо понимают на нашей Родине еще с тех пор, как 19мая 1895 года Марти погиб в бою в местечке Дос-Риос во имя того, чтобы «добиться независимости Кубы, иначе Соединенные Штаты захватят Антильские острова и отсюда обрушатся на земли нашей Америки». Мы никогда не перестанем повторять эти слова, и особенно сейчас, когда наш народ оказался способным выстоять на протяжении полувека перед лицом тяжелой непрекращающейся экономической блокады и жесточайших актов агрессии со стороны империи.
Однако нашим народом движет не ненависть, но идеи. Именно они являются источником нашей солидарности с народом Сандино – генерала свободных людей, – о подвигах которого я с восхищением читал более 60 лет назад, будучи студентом университета, когда не существовало таких замечательных культурных мероприятий, в каких через несколько дней примут участие студенты высшего и среднего образования на Университетском фестивале книги и чтения, ставшем уже чудесной традицией.
Героическая гибель никарагуанского героя, боровшегося против американских захватчиков территории его Родины, являлась неизменным источником вдохновения для кубинских революционеров. Нет ничего удивительного в нашей солидарности с никарагуанским народом – она ведет свое начало с первых дней победы Революции на Кубе, свершившейся 1 января 1959 года.
Вчера, в номере газеты «Гранма» от 8 ноября было упомянуто о героической гибели – всего за два с половиной года до победы – основателя СФНО Карлоса Фонсеки Амадора, о котором в замечательной, посвященной его памяти песне говорится: «вожак – победитель смерти», «возлюбленный красно-черной Родины, ты всегда с нами – это клич всей Никарагуа».
С Даниэлем я хорошо знаком; он никогда не принимал экстремистских позиций и всегда оставался верным главным принципам. Выполняя свои обязанности президента на основе коллегиального политического управления, он характеризовался своим уважительным отношением к воззрениям товарищей, придерживавшихся направлений, возникших в Сандинистском движении в определенный момент борьбы еще до свершения победы. Таким образом, он стал фактором единения революционеров и находился в постоянном общении с народом. Именно эти качества стали причиной роста его признания среди самых бедных слоев Никарагуа.
Глубокая Сандинистская революция вызвала ненависть никарагуанской олигархии и американского империализма.
Во время грязной войны, при подстрекательстве Рейгана и Буша во время их президентства и Центрального разведывательного уп­равления, против этой страны и ее народа были совершены самые чудовищные преступления.
Они организовывали, обучали и снабжали многочисленные контрреволюционные банды; торговля наркотиками превратилась в средство для финансирования контрреволюции, а ввезенные в страну десятки тысяч единиц оружия, стали причиной гибели или увечий тысяч никарагуанцев...
И вновь, на протяжении почти 17лет, никарагуанский народ был вынужден терпеть коррумпированные и проимпериалистические правительства. Показатели в сферах здравоохранения, ликвидации неграмотности и социальной справедливости, достигнутые в Никарагуа, начали падать самым прискорбным образом. Несмотря на это, революционеры-сандинисты под руководством Даниэля продолжали свою борьбу на протяжении всех этих горьких лет, в итоге правительство вновь перешло в руки народа, несмотря на чрезвычайно сложную обстановку, требовавшую максимума опыта и политической мудрости.
...В нашей Америке начинается новый этап cо свершением боливарианской революции в Венесуэле и приходом к власти правительств, стоящих за независимость и интеграцию латиноамериканских народов, в Эквадоре, Боливии, Бразилии, Уругвае, Аргентине и Парагвае.
Кроме того, с удовлетворением могу заявить, что солидарность Кубы с родиной Сандино в политической и социальной сферах никогда не прекращалась. Со всей справедливостью я должен отметить, что Никарагуа стала одной из стран, сумевших получить наибольшую пользу от сотрудничества с Кубой в области здравоохранения и образования.
Для тысячи врачей, предоставлявших свои услуги в этой героической братской стране, является настоящим стимулом тот факт, что их усилия нашли замечательное применение у сандинистов. То же самое можно сказать в отношении тысячи учителей, которые на первом этапе процесса были направлены в отдаленные горные районы для того, чтобы обучить крестьян чтению и письму. В настоящий момент опыт воспитательной работы в целом, и в частности методы медицинского обучения Латиноамериканской школы медицины, где формируются тысячи превосходных врачей, применяются в Никарагуа. Эти факты являются замечательным стимулом для нашего народа.
Упомянутые мной подробности являются лишь примером плодотворного труда сандинистских революционеров во имя развития своей родины.
На мой взгляд, главная роль Даниэля и причина его подавляющей победы состоит в том, что он всегда находился в общении с народом и неустанно боролся за его благосостояние.
В настоящее время он является поистине опытным лидером, который оказался способным управлять трудными ситуациями в годы, когда его страна вновь оказалась под гнетом капитализма-хищника. Он умеет найти умное решение для сложных проблем, он знает, что может или не может, должен или не должен сделать для того, чтобы обеспечить мир и устойчивое экономическое и социальное развитие страны. Он очень хорошо понимает, что своей подавляющей победой он обязан своему героическому и храброму народу, принявшему широкое участие в голосовании и отдавшему почти две трети своих голосов в его пользу. Он был способен на тесное общение с рабочими, крестьянами, учащимися, молодежью, женщинами, техниками, специалистами, артистами и со всеми секторами и прогрессивными силами, которые поддерживают страну и способствуют ее развитию. На мой взгляд, призыв ко всем политическим демократическим силам, готовым действовать во имя независимости и экономического и социального развития страны, является очень правильным.
Проблемы нынешнего мира в высшей степени сложны и трудны. Но пока существует мир, мы, небольшие страны, можем и должны пользоваться нашими правами на независимость, сотрудничество, развитие и мир.

Фидель Кастро Рус.
9 ноября 2011 года.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-06, 19:31 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
http://www.imperiya.by/theory19-12535.html

По чьим трупам шли к власти Андропов и Горбачев


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 06-04, 23:06 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
Спартак Никанороb

уроки СССР — хотя бы самые главные, на самом простом и доступном для нашего понима¬ния уровне?

С.Н. Главный исторический урок СССР заключается прежде всего в том, что его воз¬никновение, расцвет, постепенное угасание и быстрая гибель поставили человече¬ство перед необходимостью спокойно и глубоко исследовать все различные соци¬альные формы, а не дуть в прогнившую трубу про замечательный капитализм, бур¬жуазию, демократию и т.д. Это уже все закончилось. С возникновением СССР нача¬лась новая историческая эпоха, человечество перешло на качественно иной уро¬вень своего развития. И этот факт никуда уже не денешь. Моя работа "Уроки СССР" адресована тем неравнодушным людям, у которых есть уверенность в том, что со¬ветский проект был не ошибкой истории, а наоборот — очень важным шагом на пу¬ти развития человечества.
Известно, что любой эксперимент — особенно такой масштабный и длительный — даже в случае неудачи — даёт множество данных, которые могут быть использова¬ны для дальнейшего продвижения вперед. Те проблемы, с которыми столкнулся и успешно решал СССР за годы своего существования в постоянной борьбе за выжи¬вание в жесточайших экстремальных условиях и ограничениях исторического вре¬мени под руководством русского гения И.В. Сталина, и те задачи, которые он попы¬тался, но не успел решить (или ему не дали?), сегодня уже становятся актуальны¬ми для всего человечества. Мир опять зачитывается Марксом. Какой напрашивает¬ся вывод? Срочно нужны новые подходы, и их должно быть много. Много должно быть теорий и идеологий. Главное — научиться работать всем вместе и понимать общую цель и объективную реальность, ее законы и требования. И, конечно, долж¬на быть ясно выражена и понятна всему народу (а не т.н. "элите" в Кремле) осо¬знанная политическая воля верховного руководства страны, четкое понимание им как процессов складывания сложнейшей и фактически чрезвычайной ситуации в стране (я не буду здесь говорить об опасных проявлениях внутреннего системного кризиса — это опять отдельный вопрос), а, главное, твердое желание вырваться, наконец, из лукавых объятий США и "западнизма". По Марксу: настоящая история че¬ловечества еще и не начиналась. Ведь, наверное, не зря и с какой-то целью зате¬вался весь этот прекрасный мир, это разумное и пока еще не совсем зависимое и пропащее человечество. Видимо, не для того же, чтобы так глупо и примитивно все профукать и скатиться в лапы международных финансовых спекулянтов и их ТНК — людоедской диктатуре (тирании) либеральных рыночных фундаменталистов. Яс¬но, что не все они сегодня могут сделать, так как захотят "избранные" и "посвящен¬ные" в тайны Владыки мира сего, их сценаристы и мыслители-аналитики.
Так, будем же мы — думающие россияне, русские люди и ответственные граждане РФ(России), независимо от национальности, вероисповедания и политических при¬страстий, — реалистами-оптимистами и мыслителями-делателями нового и спра¬ведливого будущего для нашего Отечества. Как говорили советские люди: "У нас еще есть порох в пороховницах…", и "наш паровоз вперед летит…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 06-06, 23:26 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
О.Г.Шатуновская, "Долгий ящик XX съезда", "Общая газета" N 014 от 10.04.1997.

ДОЛГИЙ ЯЩИК XX СЪЕЗДА

Ольга Григорьевна Шатуновская (1901 - 1990) пережила всех, кому после XX съезда КПСС было поручено расследование преступлений культа личности ("комиссия Шверника"). Но и она нигде и никогда не выступала с публикациями о работе комиссии. Считала, что не имеет права предавать огласке материалы, предназначавшиеся только для членов Политбюро. Она даже не подозревала, что дети и внуки тайно записывали то, чем она могла поделиться лишь в кругу семьи. Из этих записей составилась книга, которая, может быть, когда-нибудь выйдет в свет (под редакцией известного культуролога Григория Померанца). Пока же читателям "ОГ" предлагается фрагмент воспоминаний Ольги Шатуновской о событиях, происходивших между XX и XXII съездами.

СТАЛИНСКИЙ ЛИСТОК

Двадцатый съезд на закрытом заседании выслушал доклад Хрущева. В нем шла речь и о том, что обстоятельства убийства Кирова вызывают сомнения, их необходимо расследовать.

Мы начали расследование. Личный архив Сталина и архив Политбюро тогда находились в Кремле. В архиве Сталина обнаружили листок, на котором он собственноручно изобразил два террористических центра - московский и ленинградский. Он сначала Зиновьева и Каменева поместил в ленинградский центр, потом зачеркнул и переставил их в московский.

Я эту рукопись сфотографировала, подготовила записку о том, что необходимо расследовать все сталинские судебные процессы, и разослала всем членам Политбюро (в то время президиум ЦК КПСС. - А.Т.). И тогда была сформирована новая комиссия, во главе которой стоял Николай Михайлович Шверник (материалы к докладу Хрущева на XX съезде готовила комиссия Поспелова. -А.Т.). Кроме меня в комиссию вошли высокопоставленные люди - генеральный прокурор Руденко, председатель КГБ Шелепин и заведующий отделом административных органов ЦК Миронов. Конечно, они сами в архивах не сидели, знакомились с материалами, которые клали им на стол уже как результаты и выводы.

Кроме дела об убийстве Кирова, комиссия расследовала пять сталинских процессов: по делам Бухарина, Тухачевского, Зиновьева и Каменева, Сокольникова и Радека, Пятакова. По каждому процессу работала отдельная бригада. Трудно ли было добывать материалы? Нет. Поскольку было решение президиума ЦК, для нас все архивы были открыты. В расследовании участвовали многие люди. Очень активно работали помощник Шверника Алексей Кузнецов, мой сотрудник по комиссии партконтроля Колесников. несколько энергичных молодых людей из прокуратуры и КГБ.

Мы работали в здании Комитета партийного контроля. Далеко не все нас поддерживали. При том, что Шверник возглавлял комиссию, некоторые его заместители просто рвали и метали.

Выяснилось, что много документов исчезло. Например, во время процессов велась киносъемка, но кадров с обвиняемыми мы не нашли. Ко мне приходили сотрудники Музея революции, рассказывали, что за эти десятилетия агентами Сталина были изъяты тысячи документов, касавшихся революционной деятельности всех, кого он уничтожал. Особенно близких к Ленину людей. Все эти документы пропали бесследно.

Ценнейшая информация хранилась в личном архиве Сталина. Представьте десятки огромных, от пола до потолка, сейфов, наполненных документами. Разве мы могли бы разобраться, даже если бы годами там рылись. Я позвала заведующего архивом, не помню сейчас его фамилию. Меня предупредили, что это человек Маленкова. Но я с ним стала говорить, как с порядочным человеком. Убеждать его, что мы выполняем решение XX съезда. Просить помощи. Он сидел, молчал, молчал. Потом сказал: "Я подумаю".

На другой день принес ту рукопись Сталина, в которой он обозначил московский и ленинградский "центры". А это ключ! Отсюда можно было начинать поиски.

СМЕРТЬ УБИЙЦЫ

Я поехала в Ленинград. Вы помните, ленинградская организация была на девяносто процентов за Зиновьева. В Ленинграде беседовала со многими людьми. Мне подсказали, что есть два человека из ленинградского ГПУ, которых Сталин вызывал с картотеками. В 56-м они уже были полковниками, а в год убийства Кирова сержантами, сидели на картотеках - один "вел" зиновьевцев, другой - троцкистов.

Они, в частности, рассказали - и дали письменные показания, - что у Сталина был список активных ленинградских оппозиционеров. Его составил начальник ленинградского ГПУ Медведь и хотел получить от Кирова санкцию на аресты. Киров отказался.

Но список затребовал Сталин, когда приехал в Ленинград на второй день после убийства Кирова 1 декабря 1934 года. Тогда и вызвал картотетчиков с их ящиками. Прямо при них сам рылся в карточках, сверял с этим списком. Взял чистый лист бумаги, слева написал "Ленинградский террористический центр", справа "Московский террористический центр". И подписал фамилии двадцати двух человек. Всех, находившихся в той комнате (Медведь тоже был), вскоре расстреляли. А эти два сержанта уцелели.

Очень важные данные об убийстве Кирова мы получили от человека по фамилии Гусев. В 34-м году он служил в ГПУ и охранял камеру, в которой Сталин допрашивал Николаева (убийцу Кирова. - А.Т.). Во время допросов Николаев кричал: "Меня четыре месяца ломали сотрудники НКВД, доказывали, что надо во имя дела партии убить Кирова. Мне обещали сохранить жизнь, я согласился. Они меня уже дважды арестовывали и оба раза выпускали. А вот теперь, когда я совершил - для пользы партии! - дело, меня бросили за решетку, и я знаю, что меня не пощадят!"

Нам стало известно также то, чего Гусев не мог видеть. На эти крики Николаева через другую дверь в камеру вошли сотрудники ГПУ и встали за креслом Сталина. Николаев показал на них рукой: "Вот они, они же меня уламывали!" Те подскочили к нему, начали бить наганами по голове. На глазах у Сталина и всех присутствующих Николаева убили.

Два свидетеля этой страшной сцены, которых давно нет в живых, передали ее своим друзьям. Первый - прокурор Ленинградской области Польгаев. Вернувшись после допроса к себе, Польгаев сразу же вызвал своего друга Никиту Опарина - они вместе воевали в гражданскую. Польгаев рассказал ему все, что видел, и добавил, что не сегодня-завтра его схватят и казнят, раз он является свидетелем. В тот же вечер Польгаев застрелился. А с Опариным мы потом работали вместе в Московском комитете, он меня прекрасно знал, и все это написал для комиссии.

Второй - секретарь ленинградского обкома Чудов - тоже был на допросе Николаева. Он успел рассказать своему другу, секретарю партколлегии Дмитриеву. Через несколько дней Чудова и его жену арестовали и казнили. А Дмитриев дожил до XX съезда и дал нам письменные показания, которые во всех деталях совпали с письмом Опарина.

(О репрессиях, обрушившихся на ленинградскую парторганизацию после убийства Кирова, рассказывали на XXII съезде КПСС первый секретарь Ленинградского обкома И. Спиридонов и член партии с 1902 года Д. Лазурита. - А.Т.)

ПРОПАВШИЕ БЮЛЛЕТЕНИ

Одновременно с этим расследованием мы изучали материалы XVII съезда, после которого были расстреляны все члены счетной комиссии. Но оказалось, один делегат жив - бывший секретарь Тульского обкома и член ЦК Верховых. Вот что он рассказал:

"На съезде было 1227 делегатов с правом решающего голоса. В счетную комиссию по выборам генсека избрали 43 человека, в том числе и меня. Всего было тринадцать урн для голосования, с каждой работали трое делегатов.

Когда нам принесли результаты подсчета голосов, волосы встали дыбом: против Сталина проголосовали 292 человека. Председатель счетной комиссии Затонский помчался к Кагановичу, ведавшему отделами ЦК. Потом оба поехали к Сталину. Сталин спросил Затонского:

- А сколько голосов против получил Киров?

- Три, - сказал правду Затонский.

- Вот и сделайте завтра в вашем сообщении мне столько же голосов против, сколько получил Киров. А остальные бюллетени делегатов, зачеркнувших мою фамилию, сожгите".

Теперь стало понятно, почему в пакете, который хранится в ИМЛ, не хватает 289 бюллетеней. А сотрудники-то недоумевали!

Так мы получили ключ не только к убийству Кирова, но и к уничтожению многих делегатов съезда и большинства избранного на нем ЦК.

"ЧТО МЫ НАДЕЛАЛИ!"

КГБ прислал подробные данные о репрессиях. Для нас это было потрясением. С января 1935-го по июнь 1941 года было репрессировано 19 миллионов 840 тысяч человек. Из них семь миллионов расстреляны в тюрьмах НКВД!

Незадолго до XXII съезда мы составили обстоятельную докладную записку и разослали ее всем членам ЦК. Наутро мне позвонил Никита Сергеевич Хрущев: "Я всю ночь читал вашу записку и плакал над ней. Что мы наделали! Что мы наделали!.."

Я была в полной уверенности, что результаты нашей работы будут преданы огласке на XXII съезде. Но Хрущев в своем докладе опять стал говорить, как и в 56-м году, что надо все расследовать и опубликовать. Но ведь все уже было готово к публикации!

(Хрущев на XXII съезде сказал: "Наш долг перед партией и народом изучить тщательнейшим образом все обстоятельства убийства Кирова". Зам. председателя КПК З. Сердюк там же говорил, что "работа по проверке этого дела еще не закончена, но вырисовываются весьма важные моменты". - А.Т.)

На Хрущева повлияли Суслов и Козлов, да и другие члены президиума. Уговорили его все припрятать.

Я тогда пошла к Хрущеву. Стала убеждать, что это неправильно. Он мне ответил: если мы это опубликуем, подорвем доверие к себе, к нашей партии в мировом коммунистическом движении. И так, мол, после XX съезда были большие колебания. И поэтому мы сейчас публиковать ничего не будем, а вернемся к этому лет через пятнадцать. Я сказала: в политике откладывать решение на пятнадцать лет - значит вырыть себе яму под ногами.

Но он остался при своем. И вот они все сложили в архив.

После этого работать стало невозможно. Мне пришлось уйти из ЦК. Так же, как Колесникову и Кузнецову.

Весь наш труд составлял шестьдесят четыре тома материалов и документов. Они были переплетены и взяты на хранение архивом КПК.

Когда я уходила в 62-м, пригласила к себе заведующего архивом. Молодой, образованный человек лет тридцати с чем-то, окончил историко-архивный институт. Я ему сказала: "Дайте мне слово, что, если противники этой работы будут пытаться уничтожить документы, вы сделаете все, чтобы их сохранить. Это нужно для будущего нашего народа, для нашей партии. Когда-нибудь, несмотря ни на что, это все воскреснет".

Он даже заплакал. Потом сказал: "Вы не думайте, что если мы молчим, значит, не понимаем. Мы вынуждены молчать. Но мы знаем и понимаем, что в этих стенах происходило и какое значение имеет вся эта работа. Я вам клянусь, сделаю все, чтобы сохранить".

Публикацию подготовил Александр ТРУШИН

СПРАВКА

В июле 1989 года к Ольге Григорьевне Шатуновской приходил член Комитета партийного контроля Н. Катков. В беседе выяснилось, что из материалов "комиссии Шверника" были изъяты в разное время многие документы: в частности, показания свидетелей по делам Кирова и Орджоникидзе. справка КГБ о репрессиях 1935-1941 годов. Некоторые свидетельские показания, а также заключения и выводы комиссии были изменены.



В настоящее время все оставшиеся материалы "комиссии Шверника" находятся в Центре хранения современной документации в Москве.

Пятнадцать лет, обещанные Хрущевым, давно минули. Уже нет ни КПСС, ни СССР, ни социалистического лагеря. Что же мешает сегодня опубликовать эти документы?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 17-08, 00:12 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
О том, как не построили коммунизм....
________________________________________
http://anlazz.livejournal.com/13589.html
О том, как не построили коммунизм....

Хорошая статья о том, почему не построили коммунизм. Безо всяких происков внешних сил, слабости экономики или противодействия номенклатуры. Просто, не построили...

Оригинал взят у kactuc в «Советский Интернет» – сказка, не ставшая былью

В конце 50-х годов советская экономика начала испытывать определенные трудности связанные с планированием выпуска товаров и перераспределением ресурсов. Сложившаяся административно-хозяйственная система требовала реформации. Естественно, что бурное развитие научно-технической мысли не могло не подтолкнуть исследователей к идее использования электронно-вычислительных машин для управления экономикой страны. Виднейший экономист, академик В.С. Немчинов предложил создать в больших городах крупные вычислительные центры, куда сотрудники различных экономических учреждений приносили бы свои задачи, считали и получали результаты. В несколько ином направлении работала мысль директора Института Кибернетики АН Украинской ССР В.М. Глушкова. Его идея заключалось в том, чтобы использовать вычислительные центры удаленно, связав их в единую информационную сеть.

Рождение идеи

Этими мыслями Глушков поделился с президентом АН СССР М.В. Келдышем. Ему идея понравилась и в ноябре 1962 года он организует встречу Глушкова с первым заместителем Председателя Совета Министров А.Н. Косыгиным. Итогом этой встречи стало распоряжение Совета Министров СССР о создании специальной комиссии под руководством Глушкова по подготовке материалов для создания общегосударственной автоматизированной системы управления (ОГАС) экономикой. В течение 1963 года Глушков детально изучил народное хозяйство страны. От «низа» – шахт, заводов и совхозов и до самого «верха» – Госплана, центрального статистического управления (ЦСУ) и министерств. Обладая полномочия председателя комиссии Глушков мог задавать любые вопросы, или просто прийти в кабинет к министру и наблюдать как он работает.

В результате, команда Глушкова разрабатывает первый эскизный проект Единой Государственной сети вычислительных центров ЕГСВЦ, который включал около 100 центров в крупных промышленных городах и центрах экономических районов, объединенных широкополосными каналами связи.Эти центры, распределенные по территории страны, в соответствии с конфигурацией системы объединяются с остальными, занятыми обработкой экономической информации. Всего их предполагалось создать около 20 тысяч. Это крупные предприятия, министерства, а также кустовые центры, обслуживавшие мелкие предприятия. Характерным было наличие распределенного банка данных и возможность безадресного доступа из любой точки этой системы к любой информации после автоматической проверки полномочий запрашивающего лица. Был разработан ряд вопросов, связанных с защитой информации. Кроме того, в этой двухъярусной системе главные вычислительные центры обмениваются между собой информацией не путем коммутации каналов и коммутации сообщений, как было принято тогда, а широкополосными каналами в обход каналообразующей аппаратуры с тем, чтобы можно было переписывать информацию с магнитной ленты во Владивостоке на ленту в Москве без снижения скорости. Кроме того, проект предполагал электронные безналичные расчеты с населением. Реализовать проект предлагалось за 15 лет. Его примерная стоимость – 20 млрд. рублей. Стоит отметить, что рабочая схема реализации проекта предусматривала самоокупаемость. Т.е. вложенные в начале первой пятилетки 5 миллиардов рублей в конце дадут отдачу более 5 миллиардов. А всего за три пятилетки реализация программы принесла бы в бюджет не менее 100 миллиардов рублей.

Эту концепцию Глушков представил Келдышу, который всё одобрил, кроме безналичных расчетов. По его мнению, не стоило смешивать это с планированием. Глушков согласился и по этому вопросу написал отдельную записку в ЦК КПСС. Потом, она много раз всплывала на различных заседаниях, но никакого развития так и не получила.

Бюрократическая волокита

Согласовав проект с Келдышем, Глушков передает его на рассмотрение остальным членам комиссии. И вот тут идея ОГАС получает первый удар. После рассмотрения из проекта изымается и уничтожается как секретная вся экономическая часть. Остается только сеть. Но и против её создания активно выступает, начальник ЦСУ В.Н. Старовский. Дело в том, что проект предполагал создание такой системы учета, которая позволяет получить любые сведения из любой точки системы. Т.е. фактически, ЦСУ не оставалось места. А кроме того, создание системы наверняка вытащило бы на свет искажение статистической отчетности. Поэтому понять волнение Старовского можно. Аргументируя свою позицию, он уверял комиссию, что ЦСУ было организовано по инициативе Ленина, и оно справляется с поставленными им задачами, кроме того, той информации, которую ЦСУ дает правительству, достаточно для управления, и поэтому ничего делать не надо. Тем не менее, остальные члены комиссии проект подписали и в ноябре 1964 года, он был рассмотрен на заседании правительства. После обсуждения правительство поручило доработку проекта … ЦСУ!. Поручить доводить до ума проект структуре, которая изначально не заинтересована в его реализации выглядит, по меньшей мере, странным.

Что из этого получилось? Ожидаемо – ничего толкового. ЦСУ два года «дорабатывала проект» и в 1966 представила его на рассмотрение комиссии. Комиссия проект естественно отвергла. Громче всего против него выступили представители Госплана. Заявив, что не все идеи Глушкова разделяют, но в его проекте было хотя бы планирование, а в проекте ЦСУ одна статистка. Активная позиция Госплана привела к тому, что разрабатывать новый проект поручили именно этому ведомству. Через два года, в 68-м, Госплан представил свои предложения, суть которых сводилась к тому, что стране не нужна единая ОГАС, достаточно отраслевых. Фактически это означало что проект Глушкова оказался похороненным. Однако, в 1969 появилась информация, что американцы активно работают в том же направлении и на этот год запланирован пуск сети.

Смерть проекта

К проекту Глушкова вернулись, создав очередную комиссию, но уже более высокого уровня. Она должна была подготовить проект решения по созданию ОГАС и вынести эти материалы на рассмотрение Политбюро ЦК КПСС. Как вспоминал сам Глушков, одна из основных трудностей создания ОГАС заключалась в том, что в Политбюро отсутствовал человек ответственный за эту программу. У космической и ядерной программ такие люди были, и Курчатов с Королевым могли выходить на них напрямую для решения возникающих проблем. А ведь ОГАС был сложнее и ядерного и космического проекта, так как затрагивал не только экономику, но и политику. Пытаясь решить эту проблему, Глушков с единомышленниками разработали предложения о создании Государственного комитета по совершенствованию управления (Госкомупра) и при нем научного центра из 10-15 институтов. Эта идея вызвала противодействие со стороны министра финансов В.Ф. Гарбузова. Видимо это сыграло свою роль, и при рассмотрении вопроса на заседании Политбюро было принято решение вместо Госкомупра создать Главное Управление по вычислительной технике при Государственном комитете по науке и технологиям, а вместо научного центра НИИ. Таким образом, уровень реализации проекта был снижен на порядок. Кроме того, сама задача видоизменилась, вместо управления экономикой на первый план выходило создание вычислительных центров. Точку в этом заседании поставил председательствовавший М.А. Суслов:

«Товарищи, может быть, мы совершаем сейчас ошибку, не принимая проект в полной мере, но это настолько революционное преображение, что нам трудно сейчас его осуществить. Давайте пока попробуем вот так, а потом будет видно, как быть. Как вы думаете?» – обратился он к Глушкову.

«Михаил Андреевич, я могу вам только одно сказать: если мы сейчас этого не сделаем, то во второй половине 70-х годов советская экономика столкнется с такими трудностями, что все равно к этому вопросу придется вернуться».

Глушков оказался прав. Однако вернуться к проекту ОГАС так и не удалось. Ведь для его дискредитации были приложены серьезные усилия.

Вражеские голоса

Впервые упоминания о проекте ОГАС появились в советской печати в начале 1971 года. Вскоре после этого, на страницах «Вашингтон пост» появилась статья Виктора Зорзы «Перфокарта управляет Кремлем». В ней в частности говорилось: «Царь советской кибернетики академик В.М. Глушков предлагает заменить кремлевских руководителей вычислительными машинами». Откликнулась и английская «Гардиан», которая разъяснила, что проект В.М. Глушкова создан по заданию КГБ и имеет своей целью создание глобальной электронной системы способной следить за каждым советским человеком. Этакий, любимый англичанами образ «Большого Брата».

Эти статьи западные радиостанции вещавшие на страны соцлагеря передавали неоднократно. Таким образом, был обеспечен мощнейший информационный вброс, призванный дискредитировать проект Глушкова как в глазах руководства страны, так и рядовых граждан.

Не отставали от западных хулителей и недруги внутри страны. Так заместитель директора Института США и Канады АН СССР Б. Мильнер опубликовал в «Известиях» статью «США: уроки электронного бума». В ней он утверждал, что спрос на вычислительную технику в США прошел свой пик и начал падать. Связано это с тем, что использовавшие ЭВМ для обработки информации и совершенствования управления фирмы не учли одного важного обстоятельства – электроника требует изменения самой системы управления. Этот вывод считал автор, тем более необходимо учитывать в нашей стране. Чуть позже директор этого же института академик Г.А. Арбатов в статье «Проектирование организации крупных производственно-хозяйственных комплексов и управления ими» писал: «Анализ отечественного и мирового опыта позволяет сделать вывод, что автоматизированная система управления является подчиненным элементом по отношению к организационному механизму управления». В это же время последовал ряд докладных записок в ЦК КПСС от экономистов, побывавших в командировках в США. В них говорилось, что использование вычислительной техники для управления экономикой приравнивалось к моде на абстрактную живопись. Мол капиталисты покупают ЭВМ только потому, что это модно, дабы не показаться несовременными.

Заключение

Академик В.М. Глушков умер в 1982 году так и не сумев преодолеть косность бюрократической машины, недальновидность руководства страны и пропаганду западных спецслужб. Оглядываясь сегодня на произошедшее, понимаешь, что, не приняв проект Глушкова, руководство СССР допустило серьезную стратегическую ошибку. Учитывая плановый характер советской экономики, создание ОГАС позволяло эффективно решать стоящие перед ней задачи. И если бы его реализация осуществилась так как было задумано, то уже в конце 70-х СССР шагнул в информационную эру со всеми вытекающими отсюда последствиями. Мир Полудня описанный Стругацкими был близок, но так и остался фантастикой.

________________________________

При написании материала использована следующая литература:

1. Шевякин А.П. «3 шага в пропасть» Москва 2010

2. Островский А.В. «Кто поставил Горбачева» Эксмо 2010

3. Б.Н. Малиновский «История вычислительной техники в лицах» Киев 1995

http://anlazz.livejournal.com/15256.html
О том, как не построили коммунизм-2

Недавно я перепостил статью, рассказывающую о том, как в СССР была предпринята попытка создания ОГАС - Общегосударственной автоматизированной системы учета и обработки информации. И как государственная система СССР, несмотря ни на что, успешно провалила эту идею. На самом деле, ситуация с ОГАС не уникальна. Так же, как была погребена эта программа, закончили существование и еще множество проектов, которые еще недавно, как казалось, являются неотъемлемой частью жизни страны.

Самый известный и яркий из них – это, конечно, проект освоения Луны. Начавшаяся в 1950 гг., космическая гонка была, несомненно, одним из определяющих развитие страны, да и мира в целом, явлением. Создание космической промышленности не только существенно подстегнуло развитие целого ряда отраслей, но и стало причинной громадного рывка, сравнимого с индустриализацией 1920-1930 гг.. Что, во многом, привело к изменению самой социальной структуры общества. Именно с необходимостью победы в космосе во многом было связан очередной рост образования, приведший к появлению массового образованного населения и превративший высшее образование из если не уникального, то особого явления в обычный атрибут жизни. Если еще недавно всеобщее начальное образование казалось огромной победой, а теперь окончившие среднюю школу дети из дальних сел и аулов поступали в техникумы и вузы, становились инженерами и учеными. Еще вчера бывшая «лапотной Россией» страно неожиданно оказывалась даже не в индустриальном мире, а, если так можно сказать, выше него.

Не меньшую роль сыграл Космос и в международных отношениях. Прежде всего, был уничтожен миф о вечном превосходстве «развитых стран». Если Победу во Второй Мировой войне еще можно было как-то объяснить через «заваливание трупами» и «генерала Мороза», то тут была чистая победа, причем на том «поле», где Запад привык безоглядно господствовать. Это, кстати, стало стимулом для огромной массы стран начать собственное развитие, перестать быть холопами «белого человека». Не меньшую роль космическая гонка сыграла в отношениях с самими развитыми странами. Поняв, что русские теперь стали равными партнерами (в том числе и потому, что могли доставить ядерную боеголовку в любую часть планеты), руководство этих стран вынуждено были на время оставить свои планы уничтожения СССР, как опасных выскочек. Вместо чисто военного соперничества теперь было соперничество научно-техническое, где место гонки вооружений заняла космическая гонка.

Так был заложен фундамент будущей разрядки, не давшей превратить мир в испепеленную ядерным огнем пустыню.

«Лунная гонка» являлась логичным продолжением этого направления. Уже на начальном этапе она давала огромные преимущества для СССР. Фраза Кеннеди о том ,что что «Советский Союз выиграл соревнование в космосе за школьной партой» означала, что Запад меняет стратегию с привычной опорой на силу, в которой СССР был по естественным причинам слабее, на стратегию с опорой на знание, где мы могли спорить на равных. Те колоссальные средства, что США тратили на программу «Аполлон» они не вкладывали в разработку новых видов вооружений или в увеличение армии. Да, благодаря тому, что США были много богаче, они смогли себе позволить реализовать лунную программу успешнее, чем СССР, но в этой стратегии подобный выигрыш противника не означал наш проигрыш. Он мог означать напротив, повышение развития нашей космической отрасли, как до этого наши победы привели к развитию космической отрасли США. А кроме того, главное, что могло произойти – обе страны вполне могли прийти к пониманию необходимости сотрудничества, залогом чего стал совместный полет «Союза» и «Аполлона» - прообраз будущих международных космических экспедиций…

Но советское руководство рассудило по другому. После того, как в 1969 году Нил Армстронг и Эдвин Олдрин опустили посадочный модуль на Луну, оно решило «по-тихому» свернуть свою программу и признать поражение. Можно долго обсуждать возможности ракеты Н-1 и проблемы с ее запусками (во многом, скорее экономические, нежели технические), но отказ от освоения Луны стал для советской космонавтики началом конца. Были разом закрыты возможности освоения других планет, например Марса, где СССР мог бы оказаться первым, и надолго отложена разработка новых тяжелых платформ. Реально это означало стагнацию отрасли. Да, конечно, развитие не завершилось, еще были запущены космические станции, еще была разработка того же «Бурана» и «Энергии» - но определяющую роль в развитии страны космонавтика утратила навсегда.

Во многом, это означало поворот к «обмещаниванию» советского человека – потому что от стимула «мы будем первыми в космосе» страна постепенно переходила к стимулу «Хорошая зарплата и непыльная работа». МНСы и инженеры, переставшие быть авангардом прогресса, неожиданно «увидели», что они живут много хуже работников торговли или той эе номенклатуры. С соответствующими выводами…

Не меньшей ошибкой, нежели уничтожение лунной программы для страны оказалось решение, принятое в самом конце 1960 годов (т.е. практически в то же время, когда был принят отказ от освоения Луны!) решение о принятии в качестве основной модели ЭВМ американской IBM-360. Это было настолько важное решение в истории страны, что многие считают его одной из ключевых побед США в Холодной войне. Разумеется, можно с этим не соглашаться, но тем не менее, принятие американской системы в качестве основной означало серьезный удар по советской школе кибернетики, значительное принижение ее роли и сведение ее к «обслуживающему персоналу». От этого удара советская кибернетика так и не оправилась, и все ее разработки альтернативных систем, вплоть до «Эльбруса» оказывались на «обочине» советского компьютеростроения. Именно в этом решении лежит корень позорной для страны «писизации» 1990 годов, когда вывозимые за бесценок невозобновимые ресурсы использовались для закупки за рубежом ПК, и это считалось символом прогресса.

Не меньший удар, нежели по советской кибернетике это решение нанесло по советской электронной промышленности. Дело в том, что для копирования американского компьютера требовалось копировать и американские интегральные схемы, на основании которых он создавался. Это означало торжество «обратного инжиниринга» над инжинирингом обычным. Дело в том, что производство массовых интегральных схем – настолько капиталоемкий процесс, что развертывать одновременно несколько направлений производства оказывается очень дорого. Для страны, ограниченной в ресурсах, это оказалось невозможным. Поэтому единственной линией массово выпускаемых интегральных схем оказалась копия схем, выпускаемых Texas instruments, а затем и Intel. Да, разумеется, остались и свои разработки, но теперь и они были «привязаны» именно к западным нормам, что во многом закрыло путь для перспективных идей и конструкций и обрекло нашу микроэлектронику на вечное запаздывание по отношению к Западу.

Подобных случаев, пусть и не таких ярких и повлекших столь неприятные последствия, много. Можно еще вспомнить принятие в качестве основной модели легкового автомобиля пресловутого FIAT-124 при наличии реально сильной автомобилестроительной школы в СССР (как раз, когда принималось решение, в Европе прекрасно продавались «Москвичи» и «Волги»), но тут последствия оказались менее трагичные – советское автомобилестроение уничтожено не было, и уже к середине 1970 годов был разработан и запущен в производство уникальный автомобиль «Нива» (пусть и на основании фиатовских агрегатов), а в начале 1980 годов начато производство полностью разработанного у нас автомобиля ВАЗ-2108.

И о «страсти» к копированию западных образцов бытовой электроники и техники, что было странно в связи с отличием в производственных процессах и не всегда давало приемлемые результаты. Но следует понимать, что стояло за этим процессом. Разумеется, полагать, что советские руководители, подобно руководителям современным, выступают «лоббистами» западных фирм, абсурдно. Да и не получали западные фирмы ничего от такого «завоевания рынка». Напротив, та же IBM неоднократно намекала на незаконность копирования своей техники (хотя в конце 1980 начале 1990 годов все-таки приобрела немалые «дивиденды» от этого). Ничего такого не было. Советские руководители конца 1960 - 1970 годов были патриотами своей страны и даже мысли не допускали о том, что их действия могут привести к поражению в Холодной войне. Напротив, в то время, как копировались ЭВМ или видеомагнитофоны, немалые средства вкладывались в обороноспособность и разработку нового оружия, потому что власть наивно полагала, что исход войны решается на поле боя.

Более того, то, что сейчас кажется поражением, тогда оценивалось, как победа. Копирование IBM сэкономило стране определенные средства на разработку единой серии ЭВМ, равно как и периферии к ней, но и в перспективе, позволяло бы закупать оборудование на Западе. То, что США «вдруг» отказались продавать нам товары, введя поправку «Джексона-Вэника» под смехотворным предлогом из-за ограничений на выезд евреев в Израиль, было как раз малопонятным для того поколения руководителей страны. Как же так, капиталисты отказывались от гарантированной прибыли? Это для людей, бывших, прежде всего, прагматиками, казалось невозможным. Капиталисты оказывались более идеалистами, нежели они.

Вот тут становится возможным увидеть ту нить, что может вывести на понимание корня неожиданно обрушившихся на страну проблем.В самом деле, количество решений, оказавшихся впоследствии ошибочными, от «косыгинской реформы» до горбачевского «сухого закона» неожиданно резко возрастает. (Для последующих правителей –позднего Горбачева, Ельцина и т.д., вплоть до Медведева) это количество стремится к 100%, но это уже другая тема). Тем более странным это выглядит потому, что совершенно не коррелирует с интеллектуальным уровнем самих правителей. На самом деле, Брежнев или Косыгин выглядят вполне прилично на фоне того же Хрущева, но тем не менее, Хрущев с его резкими и бессмысленными, как кажется действиями, в общем, достигал всегда своих целей, а вот осторожный и прагматичный Брежнев нет.

Тем более, что нельзя связывать успех или неуспех действий с личностью генерального секретаря. Дело не только в том, что Брежнев был вполне успешным руководителем в аппарате Хрущева, но и в том, что основная масса руководителей высшего, среднего и низшего звена, равно как и масса работников, оказывалась той же. Более того, существенного изменения курса страны не происходило, руководство так же ориентировалось на рост промышленности и сельского хозяйства, на увеличение благосостояния советского человека. Что же привело к росту ошибочных решений?

Как не странно, но в основании их лежит именно прагматизм. И отказ от развертывания ОГАС, и сворачивание Лунной программы, и начало копирования IBM-360/370 и вообще западной техники являются очень рациональными и верными решениям, направленными на решение поставленных задач. Собственно, многие страны, выбравшие план догоняющей модернизации, вроде Японии или Южной Кореи делали то же самое – копирование всего, до чего можно дотянуться и сосредоточение на экономике, отказ от всего, что мешает экономическому росту. В результате они достигли огромных успехов, а СССР распался. Почему? Да потому что СССР –не Япония, и его история не была в чистом виде догоняющим развитием.

Вот тут и лежит корень проблем. СССР представлял собой особенное общество, его общественная структура сильно отличалась от других стран, как Запада, так и Востока. И его развитие определялось совершенно иными механизмами, нежели развитие этих стран. Прежде всего, сам рост производства в СССР был «обратным» относительно принятого во всем мире. Вместо того, чтобы развивать производства, востребованные рынком, такие как легкая и пищевая промышленность, в период индустриализации в стране шло развертывание предприятий тяжелой промышленности, для которых не было еще потребителей. То есть, вначале была создана промышленная основа, а уж затем, на ее основе, шло формирование рынка, вплоть до того, что использование сельхозтехники приходилось внедрять насильно, через коллективизацию. Именно благодаря такой «обратной» схеме СССР достиг рекордных темпов индустриализации.

Однако промышленностью применение «обращенных» схем не ограничивалось – то же можно сказать и про образование, когда оно развертывалось в стране, не имеющей в нем потребности. Крестьянские дети, сидя в лаптях в нетопленной избе, учили дроби и знаки препинания, не видя за окном ничего, кроме сохи. Зачем при сохе – дроби. Но это оказалось очень кстати, когда стали возводиться заводы, эти подросшие дети приходили на производство уже готовыми иметь дело с техникой. Трактор заменил соху, а ботинки (обувная промышленность тоже создавалась «на вырост») – лапти. Подобная схема, как указано выше, повторялась еще не один раз – вначале образование стало средним, а затем, высшим. Окончившие вузы в 1970 годы специалисты должны были оказаться как раз готовы к бурному росту космической и иной высокотехнологической промышленности. Но не оказались, и вместо бурной деятельности, как в «Понедельнике» Стругацких вынуждены были «протирать штаны» на всевозможных синекурах, постепенно понимая, что они тут лишние…

Но таковая, «обратная» схема отличается тем, что абсолютно неочевидна. Если в стране есть спрос на масло, то надо увеличить его производство – это понятно и идиоту. Но если в стране нет спроса на трактора, потому что крестьяне не готовы платить огромные деньги на трактор, ограничивая себя в еде и прочем потреблении, несмотря на то, что в перспективе механизация сулит огромный рост производительности труда и соответственно, благосостояния, то тут все сложнее. Либо ждать, пока хилый прибавочный продукт все же позволит накопить требуемую сумму, воспроизводя поколение из поколения отупляющий крестьянский труд. Либо все же рискнуть, и построить промышленность, изъяв продукт на эту цель вопреки желанию большинства. Преимущество этого способа неочевидно, напротив, опасность получить гибель сельского хозяйства и начало Гражданской войны очень велика – если бы механизация не пошла в колхозы в конце 1930, то падение Советской власти было бы неизбежным. Идиотам тут не место.

Равно как и развертывание космической промышленности в разоренной войной стране кажется бредом сумасшедшего. Тут бы кое-как вернуться на довоенный уровень, накормить население и обеспечить защиту от врага, какой уж тут космос. То, что через некоторое время «спутник» и ракета Р-7 станет гарантией того, что ни одна агрессия не сможет остаться ненаказанной, а потом и «Союз-Аполлон» ознаменует новый этап в международных отношениях, неочевидно однозначно. Равно как и фантастическая сумма сэкономленных при этом средств на вооружениях (один отказ от строительства линкоров принес прибыль, целиком перекрывающую все затраты на космическую программу). И это не говоря об общем росте технологий, который принес космос, и благодаря чему СССР значительно повысил свой уровень развития.

То есть выгода от «обратной» схемы колоссальная. Но четко понимаемое основание для ее применеия практически отсутствует. В основе советской индустриализации лежал ленинский план, который был составлен в период страшнейшего кризиса Гражданской войны. Направление, заданное планом ГОЭЛРО, оставалось неизменным и в последующие периоды. Сталин, как не странно, выступая вначале противником «обратной» индустриализации, тем не менее, все-таки пошел на него в период, когда советская экономика оказалась в кризисе конца 1920 годов. Видимо, он все-таки смог понять гениальность ленинской идеи, хотя с реализацией дело оказалось сложнее. (Впрочем, это уже другая тема). Тем не менее, вплоть до конца 1960 годов, идея развития, как таковая, была определяющей в советской политике. Опасность поражения от развитых противников для слаборазвитой страны заставляла принимать весьма неочевидные идеи, будь то космос или индустриализация сельского хозяйства, развертывание системы образования или создание массовой домостроительной промышленности.

Но к концу 1960 годов положение, наконец, стабилизировалось. План «Дропшот» или угроза голода вместе с гражданской войной перестали висеть над страной, подобно дамоклову мечу, и руководство вместе с народом смогло, наконец-то, прагматично взглянуть на мир. Это оказалось достаточно, чтобы СССР потерял тот путь, которым он успешно шел до этого. Прежняя установка на приоритет развития была заменена на «стабильность», которая, по сути, означала для страны стагнацию и смерть. От идеи «отдохнуть», до 1991 года оставался один шаг, и вероятность того, что он будет сделан, была очень велика. Что и случилось.

В общем, можно сказать: СССР не мог существовать, как стабильное общество. Почему? Можно сказать то, что ошибка тут состояла в рассмотрении СССР, как особой формации, что на самом деле неверно, и СССР представлял собой переходное состояние между прежним, классовым обществом и новым, коммунистическим. Но эта тема будет рассмотрена отдельно.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 44 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB