sladkov.flyfolder.ru

Обсуждаются вопросы науки, политики, истории
Текущее время: 19-01, 06:05

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 33 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Ведута Н.И. книга
СообщениеДобавлено: 28-01, 06:50 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
Российская экономическая академия им. Г.В.Плеханова

Н.И. Ведута








Социально эффективная ЭКОНОМИКА












Москва
1999
УДК 330.105
ББК 65.050.03
В 261
Рецензенты:
доктор экономических наук
А.М.Еремин
член-корреспондент РАН, доктор экономических наук
В.Л. Перламутров

Издательство благодарит Институт экономики Национальной
академии наук Беларуси, Минский тракторный завод,
издательство «Право и экономика» и лично
А.А.Плащинского за участие в опубликовании данной книги.

Н.И. Ведута
В261 Социально эффективная экономика / Под общей ред. д-ра экон. наук Ведута Е.Н. — М.: Издательство РЭА, 1999. — 254 с.
ISBN 5-8361-0009-8
Книга посвящена моделированию социально эффективной стратегии экономики, нацеленной на обеспечение достойного роста благосостояния граждан в РФ и других бывших республиках СССР. В ней исследуются объективные причины крушения первого в истории человечества социалистического эксперимента, сделавшего из отсталой России мощнейшую супердержаву. Особое внимание уделено выявлению закономерностей организации и функционирования централизованного управления экономикой. Автором разработана динамическая модель межотраслевого баланса, имитирующая мультипликативную связь отраслей экономики по образцу механизма свободной конкуренции с включением воздействия государственных приоритетов и рынка для расчета траектории устойчивого бескризисного развития, как исторической перспективы. Изложенные принципы моделирования межотраслевых связей могут служить основой системы национального счетоводства XXI-го века.
ББК 65.050.03
У Ведута Н.И., 1999.
У Издательство научно-образова- ISBN 5-8361-0009-8 тельной литературы РЭА, 1999.


2000
Outstanding Scientists
of the 20th Century

Professor Nikolai I, Veduta
39 Fr Skaryny Praspekt
Minsk BY 220005
Belarus



The International Biographical Centre of Cambridge, England is one of the most highly respected and long established biographical publishers in the world today. To celebrate the work of scientists worldwide we would like you to participate in a new concept in biographical publishing, 2000 Outstanding Scientists of the 20th Century. The aim of this work is to celebrate the achievements of 2000 of the world's living scientists and our editors would like to consider your biographical details for inclusion.


Макроэкономист Ведута Николай Иванович родился в 1913 г. в Старобельске Луганской области. Его системное мышление было сформировано в 30-х гг. школой Харьковского политехнического института. Трудовая деятельность началась с мастера МТС (машинно-тракторной станции). В 1952 г., находясь в должности генерального конструктора Харьковского тракторного завода, он был призван по обращению ЦК КПСС, как практик, в аспирантуру Института экономики АН СССР, где защитил кандидатскую диссертацию. Уже тогда в 50-х гг. он выступил против товарных взглядов советских экономистов, уводивших теоретическую мысль от реальных проблем в практике.
Будучи главным инженером Минского тракторного завода, а затем начальником отдела перспективного планирования в Госплане Белоруссии, Н. Ведута активно участвует в становлении экономико-математи-ческой школы СССР. В течение 60-х-80-х гг., занимаясь научной деятельностью, он тесно сотрудничает с учеными Центрального экономико-математического института Академии Наук СССР. В его докторской диссертации, посвященной проблеме экономической эффективности капитальных вложений и новой техники, особое внимание уделяется моделированию метода последовательных приближений, имитирующему практику хозяйствования, что явилось развитием метода "затраты – выпуск" В. Леонтьева. В должности директора Центрального научно-исследова-тельского института технического управления (ЦНИИТУ) он внедрил несколько автоматизированных систем управления на крупных предприятиях страны.
Еще в период советской эпохи Н. Ведута понимал важность рынка для оптимизации управления экономикой. Принципы сочетания плана и рынка были изложены им еще в 1971 г. в книге "Экономическая кибернетика» и получили свое развитие в последующих научных статьях. Однако в отличие от экономистов-теоретиков Н. Ведута был практиком, глубоко понимавшим деструктивный характер проводившихся реформ по децентрализации управления экономикой. Зная, что все корпоративные стратегии, в которых улучшение благосостояния одних социальных слоев (государств) достигается за счет других, неизбежно ведут к тоталитаризму и к гибели человечества, он всегда мужественно оставался в научной оппозиции режиму и продолжал работать над созданием социально эффективной стратегии, обеспечивающей устойчивый рост благосостояния граждан за счет эффективного использования национальных ресурсов.
На поиск социально эффективной стратегии, как исторической перспективы устойчивого бескризисного развития общества, были направлены исследования ведущих ученых мира в течение всего XX века. Экспериментальной базой этих исследований являлся прежде всего СССР, опыт которого для вступления человечества в качественно новый этап развития бесценен. Будучи социально ответственным за прогресс человечности, советский ученый Н. Ведута сумел подняться над конъюнктурными воззрениями советской экономической школы и обобщить уникальный опыт СССР при конструировании им централизованной экономики по образцу механизма свободной конкуренции с включением воздействия рынка на установление пропорций в плане. Поэтому он всегда был и будет оставаться в ряду выдающихся макроэкономистов ХХ-го века.
В последней книге Н. Ведута "Социально эффективная экономика" подытоживается весь его огромный научный и практический опыт. В отличие от современной системы национального счетоводства (СНС ООН 1993 г.), по которой за одними государствами закрепляется роль должников с распродажей собственности, а за другими - роль кредиторов, в его книге содержатся основы СНС XXI-го века, позволяющей каждому государству (блоку государств), имеющему огромные природные и интеллектуальные ресурсы, рассчитывать стратегический план социально эффективного развития. Содержащиеся в книге предложения по выводу России из кризиса полностью подкреплены математическим инструментарием проведения конкретных расчетов для составления траектории развития.
Эта книга может рассматриваться как руководство к действию, помогающее минимизировать потери человечества от глобального экономического кризиса. Успешная реализация изложенных в ней принципов моделирования социально эффективной экономики зависит от просвещенности граждан и переориентации всей системы морали в направлении «социальной справедливости».






ВВЕДЕНИЕ

Двадцатый век ознаменовался серьезными попытками создания социализма как качественно новой системы организации и функционирования человеческого общества. Первый в истории человечества социалистический эксперимент, проведенный в огромных масштабах на одной шестой части суши Земли, позволил в кратчайшие сроки создать на отсталой экономической базе мощнейшую сверхдержаву мира, одержавшую победу над фашистской Германией, что было не под силу любой другой державе мира, невиданно быстро восстановить разрушенное войной хозяйство, выйти на передовые позиции в мире по освоению космоса и атомной энергии в мирных целях.
Тогда казалось, что при переключении всех ресурсов на мирное строительство, очень быстро можно обогнать по экономическому развитию передовые капиталистические страны и достичь самого высокого в мире уровня благосостояния народа. Но этого не произошло. Темпы экономического развития стали падать, капиталистические страны в экономическом соревновании с социалистическими ушли вперед и, в конце концов, социализм рухнул вместе с великой державой — СССР В «независимых» «суверен-ных» государствах — бывших республиках СССР — на смену централизованному управлению экономикой пришли рыночные отношения.
Рыночные отношения — это антагонистические отношения между независимыми друг от друга товаропроизводителями. Одного товаропроизводителя совершенно не интересует судьба другого, вступившего с ним в рыночные отношения. Каждый стремится взять от другого максимум возможного, что и является движущей силой развития общества. «Рыночному» человеку свойственна бескомпромиссная борьба на поле производства и распределения жизненных благ.
При коллективном производстве жизненных благ природа «рыночного» человека проявляется в стремлении каждого трудиться поменьше, а при распределении коллективно произведенного — получить кусок побольше. Интуитивная оценка различий в затратах человеком жизненных сил в различных процессах труда в единицу рабочего времени, при отсутствии каких-либо технических средств для соизмерения, создает руководителям коллективного производства почву для злоупотреблений в свою пользу. Однако замена частной собственности на средства производства позволяет преодолеть природу «рыночного» человека.
Это становится возможным при достаточно высоком уровне жизни, и некоторой привлекательности труда. Без этого преодоление естественного стремления человека трудиться поменьше, а кусок совместно произведенного продукта иметь побольше, требует принятия особых мер как воспитательного, так и силового характера, и тем более решительных, чем хуже исходное состояние.
Строительство первого в истории человечества образца социалистического государства началось в России — стране, имевшей крайне низкий уровень развития производительных сил, но огромные природные и людские ресурсы. «Кнут и пряник» стали в скором времени важнейшими средствами управления страной. Сейчас можно спорить на тему, что было бы без использования этих «инструмен-тов», но отрицать факт их решительного использования нельзя. Результат: преобразование отсталой страны в сверхдержаву мира, общественный строй которой получил название «Социализм», победа социализма над фашизмом, становление культа личности не только Сталина, но и множества больших и малых руководителей. После смерти Сталина экономическая наука попала в руки ученых, рассматривавших социалистическое производство как товарное, что в корне противоречит учению классиков о социализме. Эти ученые создали рыночный хозяйственный механизм, превративший преимущество социализма — централизованное управление экономикой в его недостаток, что привело к отставанию в экономическом соревновании с капитализмом. Требовалась серьезная научная работа по совершенствованию централизованной модели управления для доведения ее до уровня, требуемого для человеческого прогресса в нашей стране. Но вместо этого централизованный механизм и супердержава СССР, созданные огромными усилиями народа, были демонтированы полностью.
Цель настоящей работы — на основе анализа результатов печально завершившегося в СССР социалистического эксперимента выявить закономерности организации и функционирования системы централизованного управления экономикой для обеспечения достойного роста благосостояния граждан в РФ и других бывших республиках СССР.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-01, 06:52 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ И УПРАВЛЕНИЕ

Политическая экономия изучает объективные законы развития общества, общественных производственных отношений. Наука об управлении изучает законы целесообразного использования объективных законов развития.


1.1. Объективный характер экономических
законов

Человеку, чтобы жить, нужно целесообразно преобразовывать вещество природы, энергию и информацию из одного состояния (фактического) в другое (требуемое). На это затрачивается труд индивидуально каждым. Слияние многочисленных трудовых процессов в единый процесс общественного производства и распределение его результатов между членами общества в условиях исторически сложившейся организации общества являются объективной основой и следствием становления и функционирования вполне определенных производственных отношений между людьми.


Отношения собственности

Главной определяющей чертой организации общественного производства является форма собственности на средства производства.
При коллективном владении объектом чувство хозяина приходится на коллектив в целом (юридическое лицо), и у членов коллектива оно уступает место чувству личной ответственности каждого перед коллективом (и не только моральной) за эффективное использование вверенной члену коллектива части коллективной собственности. При надлежащем механизме управления, распределении результатов общей деятельности, требовательности и воспитании коллектива чувство ответственности инициирует действия людей не в меньшей мере, чем чувство хозяина.
При общенародной собственности на средства производства у каждого члена общества вырабатывается чувство хозяина всей страны (а не только станка, за которым он трудится, или клочка земли, к которому стремятся пожизненно «пришпилить» мужика «демократы», чтобы он посытнее кормил их) и чувство ответственности перед всей страной за вверенное ему дело и имущество. Моя страна — мое богатство.
Рабочий может быть хозяином своего предприятия (и не только своего) лишь в единстве со всеми другими членами общества, владеющего в лице его государства всеми средствами производства.
Отношения между людьми по поводу их владения конкретными объектами и есть отношения собственности. Они могут быть выражены формулой: «мое и только мое» или «не мое». При коллективной собственности «мое» исчезает. По отношению к коллективу в целом оно заменяется на «наше», а относительно отдельного члена коллектива — на «мое, но не только мое».
Всякое коллективное действие, тем более производство, независимо от воли и желаний составляющих коллектив людей иметь ничем неограниченные свободы, требует централизованного планомерного управления и порождает в коллективах на всех уровнях их функционирования отношения распорядительства и подчиненности. Единая цель функционирования коллектива порождает всеобщую заинтересованность в результатах совместной деятельности, ответственность каждого перед коллективом, отношения сотрудничества и взаимопомощи между его членами. Внутри коллективов между его членами рыночных отношений нет. Здесь действуют отношения централизованного управления. Если коллектив в целом руководствуется плановым заданием «сверху», то это означает, что он является членом коллектива более высокого уровня в иерархическом построении системы общественного производства.


Производство и распределение

Государство, как геополитическое понятие, означает форму существования и географического размежевания человеческого общества и представляет собой целостную совокупность органов власти, владельцев средств производства, трудящихся и иждивенцев. Реальная власть принадлежит владельцам средств производства. Мои средства производства — мой и продукт — мое и право распоряжаться им. При этом я часть продукта отдаю государству на поддержание требуемого мной порядка, часть – производителям для воспроизводства затраченной ими энергии, часть иждивенцам, часть потребляю сам на производственные и непроизводственные нужды. Поэтому государство является орудием власти владельцев средств производства и служит их интересам, опираясь при необходимости на силу принуждения. Огромная роль в направлении производственной деятельности принадлежит рынку — сфере общественной оценки потребительной стоимости результатов труда путем их взаимосопоставления и обмена.
Потребительские стоимости производятся, как правило, коллективно. Производственный коллектив это множество лиц, связанных между собой общностью цели совместной деятельности, выполняемой по общему плану. Коллективы различаются между собой целями деятельности и осуществляют централизованное управление, что является необходимым условием функционирования коллектива. Независимые друг от друга (не связанные общей целью) коллективы (и отдельные лица) определяют свою производ-ственную и коммерческую деятельность самостоятельно, руководствуясь ситуацией на общем для всех рынке. В этом суть рыночной экономики. При слиянии всех производственных коллективов в единый на уровне государства, государство на основе изучения потребностей общества, прежде всего спроса и предложения на внутреннем рынке, а также возможностей внешнего рынка, с учетом имеющихся ресурсов определяет производственные задачи, детализируемые сверху донизу по всей иерархии управления производством, вплоть до рабочих мест. В этом суть централизованного управления экономикой.
Проблемы централизованного управления производством, — это проблемы не только государственного управления. «Всякий непосредственно общественный или совместный труд, осуществляемый в сравнительно крупном масштабе, — писал К. Маркс,— нуждается в большей или меньшей степени в управлении, которое устанавливает согласованность между индивидуальными работами и выполняет общие функции, возникающие из движения всего производственного организма в отличие от движения его самостоятельных органов. Отдельный скрипач сам управляет собой, оркестр нуждается в дирижере».
Неограниченное возрастание потребностей человека и стремление облегчить труд диктуют постоянное отвлечение части общественных ресурсов на дальнейшее развитие производства. Поэтому весь конечный продукт делится на две части: производственного и непроизводственного назначения. Первая — элементы основных и оборотных производственных и непроизводственных фондов, используется для замены выбытия и технического обновления действующих. Вторая — жизненные блага, — используется членами общества в процессе удовлетворения ими личных потребностей, включая простое и расширенное воспроизводство рабочей силы. Первая распределяется в обществе по критерию приращения экономической эффективности общественного производства и носит форму производственных инвестиций. Об этом пойдет речь в разделе 4.2. Вторая — в зависимости от предпочтений трудящихся и их зарплаты, «бесплатных» услуг государства.
Простое и расширенное воспроизводство природных ресурсов, как и сохранение окружающей среды, осуществляется за счет того же конечного продукта, изначально принадлежащего владельцам средств производства. Но поскольку связанные с этим мероприятия носят глобальный характер, их реализация посильна только обществу, взятому в целом, т.е. его государству. Затраты на них велики, поэтому каждый в отдельности владелец средств производства из их множества, составляющего общество, от таких затрат уклоняется. Кардинальное решение проблемы, без чего человечество идет к своей гибели, возможно только при обобществлении средств производства хотя бы в рамках государств, а затем и в мировом масштабе.


О науке управления

Наука управления производством отличается от прочих наук тем, что она изучает не преобразования вещества природы или энергии в процессах труда, а управление самими процессами, т.е. управление управлением. Объективные законы развития общества, производственных отношений изучает политическая экономия, законы их целесообразного использования — наука управления производством. Объективные законы в зависимости от воли человека могут действовать или не действовать. Например, вода при температуре 100° С и нормальном атмосферном давлении превращается в пар. Но от человека обычно зависит, быть ли такому превращению. Решение же вопроса определяется целенаправленным преобразованием не зако-нов преобразования, а условий, в которых они действуют.
Аналогичным образом связана с политической экономией социализма наука управления. Первая изучает как бы «физику» производственных отношений, вторая — «технику» их целеустремленного использования.
Физика с термодинамикой изучает, например, связи между ускорением, массой, силой, кинетической и тепловой энергией и др. Одним познанием объективных связей между явлениями человек не ограничивается. На их основе он создает механизмы, позволяющие иметь заранее запланированный результат конечной последовательности действий объективных законов. Появились двигатели паровые, внутреннего сгорания, реактивные, атомные. По мере совершенствования машин старые уходят в историю, например, паровая машина Ползунова. Новые творения одних затем досконально изучаются другими, как нечто объективно существующее.
Отношения людей по производству жизненных благ представляют собой не только объективные условия, определяющие принципы и методы управления производством, но и являются в значительной мере результатом предшествующей деятельности людей.
Механизм централизованного управления народным хозяйством это результат сознательной целеустремленной деятельности людей. Любое последующее его преобразование также носит отпечаток субъективного, способствует или мешает развитию человеческого общества.
К объективным законам общественного развития как процесса, независимо от желания, воли и сознания людей, относится постоянное углубление концентрации и централизации производства, т.е. движение к централизации управления общественным производством до государственного уровня к социализму. При этом субъективные построения элементов системы централизованного управления могут ускорить дальнейшее общественное развитие по сравнению со стихийным процессом или замедлить его, если возможности централизованного управления используются плохо. Поэтому наука управления имеет огромное значение для успешного движения общества вперед на основе четких представлений об объективных законах, действующих как во внешней по отношению к системе управления среде, так и внутри системы в условиях уже свершившихся субъективных построений, она должна определять направления постоянного дальнейшего совершенствования и реализовать их, приближать траекторию движения к оптимальной.
В СССР политическая экономия социализма как наука не состоялась, что будет показано дальше. Результат известен: крах социалистического эксперимента.


Экономическая кибернетика

Наука об общих законах управления в природе, технике и обществе — кибернетика, признавая только объективный характер законов, делит все процессы на закономерные (чередование времен года), стихийные (землетрясения) и управляемые. Закономерные и стихийные могут рассматриваться как объективные, происходящие независимо от желания людей и понимания их. Управляемые процессы представляют собой сознательно устанавливаемую последовательность использования объективных законов, обеспечивающую достижение поставленной цели. Цель управления и последовательность действий в управляемых системах устанавливаются на основе субъективных представлений о фактической (объективно существующей) и желаемой ситуации, а также о взаимодействии объективных законов природы (общества), выстраиваемых в последовательность, преобразующую фактическую ситуацию в желаемую. Из этого следует, что эффективность функционирования управляемых систем полностью определяется субъективным фактором. Некомпетентное руководство общественным производством не только снижает его эффективность, но может и привести к аварии. Самый лучший автомобиль с неумелым водителем может врезаться в столб.
Сопоставление в процессах управления получаемых результатов управляющих воздействий с требуемыми определяет и уточняет в порядке обратной связи характер последующих воздействий. В прогрессивно развивающемся обществе значение науки об управлении растет.
Кибернетика изучает общие законы управления. Но вместе с тем общие положения в приложении к конкретным объектам получают свою специфическую особенность. Одно дело — реализация прямых и обратных связей в живом организме, другое — в технике; одно — критерий эффективности управления в системе противовоздушной обороны, другое — в системе розничной торговли. Поэтому практическое приложение кибернетики вызывает ее членение, и в настоящее время можно выделить три основных направления: биология, техника и экономика.
Предметом рассмотрения биологической кибернетики являются живые организмы, к которым относится и человек, технической кибернетики — технические системы, экономической кибернетики — системы управления производством и распределением продуктов.
Биологическая кибернетика познает поведение, процессы и органы управления живых организмов, протекающие в них информационные процессы, прямые и обратные связи, реакции на воздействие внешней среды, определяющие устойчивость их свойств, их самоорганизацию и адаптацию. Ближайшая цель познания процессов управления — непосредственное подчинение живой природы человеку, использование закономерностей, присущих живым организмам, для создания технических систем управления. Более далекая цель — совершенствование системы управления в самих организмах.
Для технической кибернетики главное состоит в создании технических систем управления, обладающих качествами, наблюдаемыми в живых организмах. Природа без человека создала много неживых систем, в которых взаимодействуют и определенным образом уравновешиваются различные силы природы (например, солнечную систему), но не создала ни одной технической системы управления, отличающейся от системы вообще наличием собственной цели, которой она служит.
Экономическая кибернетика изучает общественное производство, функционирующее как живой организм, с целью повышения его эффективности и создания автоматизированных систем управления производством. Это требует разработки методов описания протекающих в производстве информационных процессов, выполняемых пока в основном людьми, оптимизации процессов на основе достижений математических наук и реализации их посредством технических средств, создаваемых на основе достижений технической кибернетики и других технических наук.
Таким образом, в экономической кибернетике сочетаются задачи познания функционирующего как живой организм механизма управления общественным производством с задачами автоматизации процессов управления. Ее предметом являются системы управления общественным производством и их оптимальное функционирование. Она изучает и посредством математических методов и технических средств организует информационные процессы, обеспечивающие такое взаимодействие множества производственных процессов, при котором система общественного производства в целом функционирует наиболее эффективно по заданному критерию.
Совершенствование управления экономикой выражается в повышении эффективности принимаемых решений, основывается на углублении знаний и четкости представлений о закономерностях функционирования экономики, на повышении оперативности принятия решений и их реализации. С этим связано все более широкое привлечение к управлению новейших научных методов, информационного моделирования экономических процессов, их исследования средствами специального математического аппарата; использование могущественной электронной вычислительной техники.
Наука управления во всем мире начала теснее связываться с экономико-математическими методами принятия решений и их реализацией посредством электронной вычислительной техники в послевоенные годы.
Одним из пионеров применения в СССР экономико-математических методов, как орудия познания экономических процессов и средства управления ими, крупным организатором научных исследований в этой области, вдохновителем и вожаком молодых ученых экономистов и математиков страны, был академик В.С. Немчинов.
В 1958 г. он организовал в Москве лабораторию для применения математических методов в экономике, на базе которой в 1963 г. был основан Центральный экономико-математический институт АН СССР (ЦЭМИ), занявший затем ведущее место в стране по разработке и внедрению экономико-математических методов и ЭВМ в экономические расчеты и планирование.
Под руководством В.С. Немчинова было организовано и проведено 4–8 апреля 1960 г. первое в стране Научное совещание о применении математических методов в экономических исследованиях и планировании. Оно заложило основы творческого союза экономистов и математиков для решения проблем, связанных с развитием и углублением методов изучения и анализа количественных взаимосвязей развивающегося социалистического народного хозяйства, с применением математики и электронной вычислительной техники в управлении общественным производ-ством.
Тогда взаимопонимание между экономистами и математиками достигалось с большим трудом. Положение в то время довольно ярко, хотя и грубовато, характеризует следующий шуточный рассказ.
Экономисты, признав необходимость использования математики в экономике, выделили из своей среды наиболее прогрессивного в этом отношении ученого и послали его на связь с математиками. Математики, поняв, что экономика для развития математики, связанной с решением экстремальных задач, играет в настоящее время не меньшее значение, чем в свое время сыграла физика для развития дифференциального и интегрального исчисления, с большой охотой пошли на эту связь.
При встрече экономист заявил математикам, что он начнет сотрудничество с тем из них, кто первый решит поставленную перед ними задачу, и сформулировал ее так: «Моему отцу 62 года, матери – 58, сестре – 25. Сколько мне лет?»
Математики задумались. Наконец один из них поднял руку и ответил: «32 года».
Экономист признал ответ математика правильным, и с тех пор они вместе идут по тернистому пути математического анализа экономических процессов.
Когда же остальные математики спросили удачника, как он решил задачу, тот ответил: «Очень просто. В нашем доме живет один полудурак. Ему 16 лет».
В то время, действительно, экономисты не могли вполне конкретно сформулировать задачи, а математики, пытаясь сделать это за них, часто привлекали для решения информацию, не имеющую никакого отношения к задаче.
Затем положение в корне изменилось. Круг экономистов, владеющих математическими методами, и математиков, знающих экономику благодаря усилиям, приложенным с обеих сторон, расширился и позволил на достаточно высоком научном уровне решать важнейшие задачи автоматизации управления производством.
Автоматизация управления требует точного описания процесса управления, учитывающего все до единой возможные ситуации, в том числе — редко возникающие. Это по существу уже не модель процесса управления, а сам процесс. Если за ним и сохраняется название информационной модели, то лишь потому, что здесь моделируется процесс, до этого протекавший в человеческой голове. Но любое упущение в таких моделях может оборвать процесс управления и дискредитировать идею автоматизации.
Важность учета в информационной модели АСУ всех моментов, определяющих принятие решений, хорошо иллюстрируется историей, рассказанной корреспондентом газеты «Правда» Н. Брагиным.
В статье «Стоит ли спорить с компьютером» он пишет, что согласно сообщению агентства Канадиен Пресс, один из канадских фермеров, ведя длительное время все свои счета в учреждении, располагающем электронной вычислительной машиной, однажды получил уведомление, по которому на балансе его текущего счета числятся неоплаченные покупки на сумму 00,00 долл. Фермер, оценив этот документ как свидетельство того, что все сделанные закупки оплачены и он никому ничего не должен, выбросил счет в мусорный ящик.
После этого машина в течение трех месяцев напоминала фермеру о его задолженности и наконец в письменной форме предупредила, что при дальнейшей неоплате счета ему придется иметь дело со специальной службой, занимающейся сбором недоимок.
Тогда фермер сообразил, что от него требуется. Выписал банковский чек на сумму 00,00 долл. и оплатил долг. Через несколько дней он получил от электронной вычислительной машины благодарность за выполнение ее требований.
Отражение информационной моделью всех возможных ситуаций, определяющих решение, требует прежде всего упорядочения самих систем управления.
Таким образом, экономическая кибернетика возникла и получила самостоятельное развитие как результат пересечения кибернетики, изучающей единые для любой сферы (техники, природы, общества) законы оптимального управ-ления, и науки управления производством, изучающей проблемы координации и стимулирования трудовой деятельности.
Линия пересечения отделяет в кибернетике управление общественным производством от управления в технике и в живой природе, а в науке управления — законы координации многочисленных производственных процессов от законов стимулирования трудовой деятельности.
Координация трудовой деятельности осуществляется на основе наук, связанных с планированием, учетом и анализом результатов и затрат на всех уровнях и во всех отраслях. Необходимость автоматизации этих процессов порождает, наряду с экономическим, информационный, или кибернетический, аспект их рассмотрения.
Автоматизация управления общественным производством — приложение экономической кибернетики как науки. В перспективе роль человека в управлении производством может свестись к постоянному совершенствованию технологических процессов и нормативов с обновлением соответствующей информации в автоматизированной системе управления народным хозяйством (АСУНХ).
При рыночных отношениях возможность решения подобной задачи исключается. Каждый из товаропроизводителей принимает решения независимо от других, а то и в ущерб другим. Это практически исключает возможность определения ими собственного места в системе оптимального функционирования экономики. Оптимальное развитие экономики часто требует перераспределения между различными звеньями общественного производства имею-щихся ресурсов. Это наталкивается на барьеры, создаваемые частной собственностью. Преодолеваются они в результате формирования рынка капиталов, на котором затрачиваемые на развитие экономики ресурсы получают оценки по подобию цен равновесия, зависящие от общего объема ресурсов и эффективности их использования. Это, как свидетельствует жизнь, позволяет иногда капиталистической экономике развиваться темпами, не уступающими достигнутым в СССР, где производственно-хозяйственная деятельность предприятий была сориентирована на рыночный критерий эффективности — прибыль, хотя рынок, как поставщик информации обратной связи, игнорировался.
Рассмотрению особенностей системы централизованного управления экономикой при общественной собственности на средства производства, ее категориям, построению, взаимосвязям между элементами, критерию эффективности, функциям, а также анализу причин дискредитации системы опытом СССР, посвящается основное содержание последующих разделов данной работы.


1.2. Государство и управление экономикой

По мере развития человеческого общества на государственные органы возлагается все больше задач по управлению функционированием и развитием экономики. Возрастанием роли государства, а затем над государственных органов в управлении экономикой объясняется, в частности, бескризисное развитие передовых капиталистических стран мира после кризисных потрясений 30-х годов.
Всякое вмешательство государства в решение экономических и социальных проблем служит интересам владельцев средств производства, упрочению их власти, хотя выглядит довольно часто как забота о трудящихся и неимущих.
Воспроизводство рабочей силы включает в себя, в частности, здравоохранение и содержание семьи. Организация «бесплатного» лечения, обучения, содержания престарелых и т.д. производится за счет отторжения и передачи государству той части, которая принадлежала бы рабочему, если бы он сам оплачивал такие затраты. Централизованное использование государством ресурсов этих затрат эффективнее индивидуального, что позволяет уменьшить долю получаемого рабочим продукта в пользу владельцев средств производства.
Централизация управления развитием и функционированием экономики независимо от характера общественного строя — объективный процесс. Но если централизация и передача государству ряда функций социального значения всегда совпадает с интересами владельцев средств производства, поскольку влечет за собой снижение стоимости рабочей силы, то централизация управления общественным производством в условиях частной собственности встречает противодействие собственников, а также государства, защищающего их интересы. Здесь этот процесс прокладывает себе путь через разорение одних и поглощение их другими. С целью сохранения частной собственности государством создаются антимонопольные законы. Только при устранении размежевания средств производства по признаку принадлежности их различным субъектам и обобществлении их до уровня превращения в государственную собственность снимаются все барьеры на пути эффективного развития общественного производства.
Централизованное государственное управление экономикой и ориентация независимых друг от друга товаропроизводителей на общий для них рынок в рамках одного государства вполне совместимы, их взаимодействие может быть весьма полезным. При капитализме область и функции централизованного управления, осуществляемого государством, определяются общими интересами класса частных собственников (отдельных лиц или коллективов) и служат им. Государству передаются непроизводственные (образование, оборона, соцобеспечение и т.п.) и производственные функции (со средствами их выполнения), совершенно необходимые обществу, но в сложившейся ситуации не достаточно прибыльные или требующие государственного финансирования. Ситуация эта определяется тем, что в ряде случаев повышение прибыльности за счет повышения цен либо не получается, либо не допускается. Это те случаи, когда, во-первых, вслед за повышением цен спрос сокращается так, что масса прибыли не возрастает, а снижается; во-вторых, сокращение спроса с общественной точки зрения недопустимо (например, образование); в-третьих, повышение цен невыгодно большой массе производителей, использующих данный товар (услуги) в своей производственной деятельности (например, топливо, транспорт).
1.3. Капиталистическое общество

Огосударствление средств производства

Объективной закономерностью развития общества является обобществление средств производства. Частная собственность претерпевает примерно следующие эволюционные преобразования: личная, частно-капиталистичес-кая, частно-монополистическая, государственно-монопо-листическая, межнационально-корпоративная.
Важнейшим фактором формирования государственно-монополистической собственности является военное и гражданское строительство, осуществляемое за счет государственного бюджета. Современное империалистическое государство является собственником военной продукции, материалов, оборудования и целых отраслей военной промышленности. Во время двух мировых войн затраты империалистических стран на строительство военных объектов и выпуск оборудования достигли огромных размеров. Так, в США в период второй мировой войны стоимость государственного строительства составила примерно 2/3 общего объема. С тех пор даже после прекращения войны во Вьетнаме аппетиты военно-промышленных корпораций (ВПК) США не уменьшились и в настоящее время после решительной победы в «холодной войне» государственные ассигнования США на военные нужды устойчиво возрастают.
Государственные средства направляются также в низко прибыльные отрасли, новые отрасли, требующие крупных капиталовложений, инфраструктуру, отрасли коммунальных и социальных услуг, жилищное строительство, научно-исследовательские работы.
Государственное строительство объектов и владение ими имеют огромное значение для всего капиталистического мира. С ними связаны государственные заказы частным предприятиям, их финансирование, не возникает проблем сбыта продукции. Источник финансирования государственного строительства — налоги— часть конечного продукта общественного производства.
Огосударствление средств производства происходит также в форме национализации объектов, не приносящих их владельцам нормальной прибыли, или убыточных. Это те случаи, когда повышение цен на продукцию влечет за собой такое снижение спроса на нее, при котором масса прибыли не возрастает, а снижается, или повышение затрагивает интересы производителей, потребляющих данную продукцию в своей производственной деятельности. Собственники национализируемых объектов, как правило, получают от государства компенсацию, в их руках остается управление национализированными объектами.
Особой формой огосударствления средств производства является акционирование, образование смешанных предприятий путем покупки государством части акций у частных компаний и наоборот. Происходит тесное переплетение частного и государственного капитала. Вовлечение трудящихся в число акционеров предприятий, на которых они работают, дает основание буржуазным идеологам рассматривать такие предприятия как народные.
Слияние капиталистических корпораций не ограничивается государственными рамками. Возникают могущественные международные корпорации (МНК), направляющие свои усилия на превращение экономической власти в политическую. Сглаживая различия в законах многих стран, где они располагаются, МНК играют роль своего рода международного правительства. При решении вопросов месторасположения вновь создаваемых объектов региональным правительствам все чаще достается роль просителей. Суверенитет государств снижается до уровня подчинения МНК.
Огосударствление частной собственности означает ее обобществление, расширение сфер планомерного управления производством, ограничиваемого рамками частных предприятий, различных их ассоциаций, монополий. Тем не менее отношения между государственно-монополисти-ческими корпорациями и другими независимыми друг от друга капиталистическими объединениями остаются управляемыми объективными законами товарного производства. Государство в случае необходимости может ограничивать действия отдельных монополий или их группировок, если этого требуют интересы правящего класса в целом.
Таким образом, рынок как сфера обмена товаров со своими экономическими законами остается на самых нижних и самых верхних ступенях иерархической системы построения капиталистического способа производства. Действие объективных законов товарного производства проявляется еще в том, что на всех ступенях иерархии системы общественного производства критерием эффективности функционирования является прибыль.


Суть государства

Современный капитализм характеризуется высоким уровнем слияния частных капиталов в ассоциации, монополии, картели и т.д., что означает объединение их средств производства в натуральной форме, и в этой форме они составляют единое целое, принадлежащее объединению, с идентификацией их стоимости-капитала по бывшим и новым владельцам. Капитал в отличие от реальных, представляемых им средств производства, может делиться на какие угодно части и как угодно распределяться между любыми физическими и юридическими лицами, не нарушая целостность производственной системы. Этим определяется причастность к объединениям и тех организаций, которые не вносят в них ни одного сверла или гвоздя. Более того, именно такие организации — государственные и коммерческие банки — в конце концов устанавливают контроль над корпорациями, управляют ими, оказывают влияние и на правительство, занимая выборные должности в государственном аппарате. В роли собственника средств производства выступает не отдельный капиталист или какая-либо их ассоциация, а идеальный совокупный капиталист в лице финансовой олигархии буржуазного государства.
Известные американские эксперты по изучению бизнеса М. Минц и Д. Коэн в книге «Америка, Инкорпорейтед» (Москва, «Прогресс», 1973.), используя богатый фактический материал о характере буржуазного государства, пишут: «Для получения выборной должности в государственном аппарате требуется все больше денежных средств... Деньги же берут там, где они есть, главным образом в крупных корпорациях и финансовых организациях. «Вклады» последних в избирательные компании в действительности... представляют собой капиталовложения в получение прав на управление правительством. Буржуазное правительство выплачивает частным монополиям завышенные проценты по предоставляемым ими кредитам и в то же время хранит в банках миллиардные денежные средства без получения процентов, передает патенты на результаты научных исследований, проводимых за счет государства, без возмещения сделанных затрат; позволяет концернам завышать цены на предоставляемые ими правительству услуги, манипулирует налогообложением, закрывает глаза на завышение цен, отклонения качества продукции от установленных требований, нарушения правил по технике безопасности и экологической защите; устанавливает тарифную систему и вводит квоты на поставки в страну продукции, угрожающей прибылям местных корпораций. Отмечается, что «...ведется ежедневная и беспрерывная, как из пулемета, обработка соответствующего агента со стороны промышленности. В конечном счете даже честные и способные сотрудники регулирующих органов оказываются втянутыми в круг интересов бизнеса». В результате: «Бизнесмены обыкновенно испытывают презрение к закону...». При доверительных беседах бизнесмен с гордостью говорит о нарушениях закона и склонен скорее осудить исполнение закона, чем преступление против закона».
Обобществление средств производства влечет за собой «растворение» антогонистических классов в обществе. В роли эксплуататоров — владельцев средств производства — выступает не отдельный капиталист или корпорация, а идеальный совокупный капиталист в лице буржуазного государства. Последнее всегда служит интересам буржуазии, хотя огосударствление капиталистического производства изображается ее идеологами как социализация в пользу всего общества. Век привилегий буржуазии якобы уходит и наступает эра равных возможностей для всех членов общества: частная собственность заменяется общественной, капиталист-собственник становится ненужным и все классы превращаются в класс наемных работников; расширяется пространство планомерного развития экономики, ограничивая сферу безраздельного действия закона стоимости, и возрастает роль государства в решении социальных проблем населения.
Такая идеология затронула умы и некоторых сторонников социалистического пути развития. Так секретарь ЦК ПК Беларуси В. Чикин считает, что «капитализма в классическом понимании этого слова ни в США, ни в Германии, ни в Японии уже нет» («Мы и время» 11 апреля 1994 г.). А что же там есть? Автор умалчивает.


Классы

Слияние фирм, компаний, корпораций в более мощные капиталистические объединения осуществляется с учетом капиталов каждого участника. Владение объединением становится коллективным. Доля каждого совладельца четко фиксируется и служит ориентиром в последующем определении его доли в воспроизводстве общих средств производства и присвоении общих результатов деятельности объединения.
Наиболее совершенным инструментом оценки доли каждого в объединенном капитале служат акции. Акционирование с перспективами на дивиденды заинтересовывает в повышении эффективности функционирования объединения собственный управленческий персонал, смежников, банковских и государственных деятелей, а также привлекает каждого постороннего к вложению своих средств в капитал акционерного объединения. Акционирование работников производится и на самой нижней ступени объединений — предприятиях. Этим на самих работников возлагается определение стоимости собственной рабочей силы. Избыточные по оценке работника средства он возвращает хозяину, покупая акции. При регулярном получении дивидендов их сумма в конечном счете войдет в стоимость его рабочей силы, сокращая соответственно заработную плату.
Зато «хозяева» акционерного общества, торгуя акциями, не продавая при этом кроме «бумаги» ни одной гайки или сверла, принадлежащих объединению, добиваются многого. Во-первых, согласно действующим правилам, чтобы быть хозяином средств производства объединения достаточно быть собственником не всей их совокупности, а лишь половины или еще меньше. Во-вторых, появляется возможность вместо своих денег направлять на воспроизводство собственных средств производства деньги, получаемые от продажи акций. В-третьих, дивиденды, выплачиваемые по акциям, либо возвращаются обществу в связи с их использованием на приобретение акционерами новых акций, либо, будучи регулярно используемыми работниками на непроизводственное потребление, позволяют сократить долю заработной платы в оплате стоимости рабочей силы. В-четвертых, в распределении по капиталу становятся заинтересованными все слои населения, владею-щие акциями, и распределение прибыли в форме дивидендов по акциям кажется им справедливым. В-пятых, работнику акционеру прививается чувство владельца предприятия, повышая интенсивность его труда. В-шестых, стоимость акций путем финансовых махинаций может увели-чиваться либо уменьшаться без адекватных изменений реальных средств производства. В-седьмых, обладатель капитала в виде акций, получая дивиденды как и все, может быть совершенно свободен от собственности на средства производства в их физическом измерении и от какого-либо участия в реальном производственном процессе.
Однако среди работников предприятий, даже на Западе — в странах с управляемой рыночной экономикой, мало кто имеет избыточные доходы, чтобы войти в число «совладельцев». Поэтому там подлинные владельцы фирм и предприятий практикуют принудительное поголовное акционирование своих работников. Наиболее распространенная на Западе система поголовного «окапиталивания» работников капиталистических предприятий без их желания получила название ЭСОП. По этой системе акции выдаются работникам бесплатно на условиях предоставления кредита, погашаемого затем за счет дивидендов в течение всего периода работы владельца акций на данном предприятии. Предприятие получает статус «народного». Только при уходе работника с предприятия с ним производится полный расчет с выкупом предприятием оплаченных дивидендами акций. Работник ни акционером, ни совладельцем «своего» предприятия не остается.
Дивиденды, как результат деятельности предприятия, — продукт труда его работников и по справедливости принадлежат им. Манипуляции с акциями и кредитами позволяют администрации удерживать то, что принадлежит работнику, на протяжении всего периода его работы. При этом создается видимость, что предприятие принадлежит и трудовому коллективу, хотя реальное участие последнего в управлении производством равно нулю. Независимо от формы собственности производством управляют профессионалы.
Акционирование четко формирует принцип распределения материальных благ по капиталу, противопоставляя его принципу распределения по труду, и не сглаживает, а обостряет противоречия между трудом и капиталом. Каждому труженику приходится делать выбор – какую долю заработной платы использовать на воспроизводство затраченной им в труде энергии, а какую, купив акции, вернуть подлинным хозяевам предприятий, увеличив их возможности потребления. Правда, система ЭСОП решает эту проблему сама.
В условиях переплетения и сращивания двух форм монополистической собственности (частной и государственной), господства финансовой олигархии деятельность государства направлена на максимизацию прибыли монополий, наиболее тесно слившихся с правительством, по существу управляющих последним. Государственно-моно-полистическое присвоение как спрут стягивает богатство в пользу финансовой олигархии со всех слоев населения, включая мелкие и средние слои буржуазии. Заработная плата, цена, прибыль, налоги деформируются в этих условиях всеми, кто только имеет возможность это делать в интересах возрастания собственных прибыли и доходов.
Однако в СССР эти проблемы даже не ставились. Главное теперь осмыслить причины случившегося, но не в плане объяснения становления социализма в России ее «социалистической предрасположенностью», а в плане свершившегося в ней преобразования человеческих отношений из революционно-патриотических периода построения и защиты социализма в безразличные ко всему в послевоенный период.
При обобществлении средств производства до уровня превращения их в государственную собственность и образовании государственных органов централизованного управления единым народнохозяйственным комплексом снимаются все барьеры на пути эффективного развития экономики и справедливого распределения благ.


1.4. Социалистическое общество

Из истории становления и падения социализма
в СССР

В октябре 1917 г. миллионы трудящихся Российской империи под знаменем марксизма свершили социалистическую революцию.
Переходом власти в руки рабочего класса построение социалистической экономики не завершается, а лишь начинается. «Создав новый, советский тип государства, — указывал В.И. Ленин, — открывающий возможность для трудящихся и угнетенных масс принять деятельнейшее участие в самостоятельном строительстве нового общества, мы разрешили только небольшую часть трудной задачи. Главная трудность лежит в экономической области: осуществить строжайший и повсеместный учет и контроль производства и распределения продуктов, повысить производительность труда. Обобществить производство на деле. ...Мы, партия большевиков, Россию убедили. Мы Россию отвоевали — у богатых для бедных, у эксплуататоров для трудящихся. Мы должны теперь Россией управлять».
Вместе с тем Маркс, рассматривая развитие экономической общественной формации как естественно-историчес-кий процесс, в качестве необходимого условия свержения общественного строя, основанного на частной собственности, называл «огромный рост производительной силы, высокую степень ее развития...», без чего может иметь место лишь «всеобщее распространение бедности», а при крайней нужде должна была бы снова начаться борьба за необходимые предметы, и, значит, должна была бы «воскрес-нуть вся старая мерзость».
2 Н.И. Ведута
Ленин счел возможным использовать объективно сложившуюся в мире революционную ситуацию и возглавить руководство завоеванием власти в стране, имевшей крайне низкий уровень развития производительных сил, но огромные природные и людские ресурсы.
С первых же дней Советской власти предотвращение разложения привилегиями членов правящей партии стало важнейшей заботой вождя. Уже 18 ноября (1 декабря) 1917 г. по предложению Ленина было принято постановление Совета народных Комиссаров, согласно которому месячный заработок народным комиссарам устанавливался в 500 руб. с прибавкой 100 руб. на каждого нетрудоспособного члена семьи, что примерно соответствовало среднему заработку рабочего. В работе «Очередные задачи Советской власти» Ленин рассматривал высокую, по его мнению, оплату «услуг» крупнейших буржуазных специалистов, как компромисс, отступление от принципов пролетарской власти, плату за отсталость. Считал: «Чем скорее мы сами, рабочие и крестьяне, научимся трудовой дисциплине и высшей технике труда, тем скорее мы избавимся от всякой «дани» этим специалистам». На VIII съезде РКП(б) в марте 1919 г. в докладе о партийной программе Ленин отмечал, что довоенные ставки специалистов превышали заработок рабочих в 20 раз, а в «наших теперешних ставках колебания идут от 600 до 3000 руб. — разница только в пять раз... Конечно, специалистам мы теперь переплачиваем, но заплатить за науку не только стоит, а и обязательно и теоретически необходимо».
В сентябре 1920 г. на IX Всероссийской конференции РКП(б) при обсуждении вопроса об очередных задачах партийного строительства отмечалось, что отдельные коммунисты, занимавшие руководящие посты в советских и хозяйственных учреждениях, не боролись с бюрократизмом, злоупотребляли своим положением, оторвались от своей партийной организации и рабочих масс. По этому вопросу была принята резолюция, проект которой был написан Лениным, где требовалось «выработать вполне точные практические правила о мерах к устранению такого неравенства (в условиях жизни, в размере заработка и пр.) между «спецами» и ответственными работниками, с одной стороны, и массою, с другой стороны, — неравенства, которое нарушает демократизм и является источником разложения партии и понижения авторитета коммунистов».
Однако, введенный по инициативе Ленина партмаксимум (ограничение заработной платы членов партии уровнем средней у рабочих), не в полной мере оградил лиц, составляющих правящие органы, от разложения, тем более, что партийная прослойка была не столь велика. Заботясь об улучшении партийного аппарата, Ленин в декабре 1922 года, обращаясь к предстоящему XII съезду партии, писал: «Рабочие, входящие в ЦК, должны быть не из тех рабочих, которые прошли длинную советскую службу, ... потому что в этих рабочих уже создались известные традиции и известные предубеждения, с которыми именно желательно бороться.
В число рабочих членов ЦК должны войти преимущественно рабочие, стоящие ниже того слоя, который выдвинулся у нас за пять лет в число советских служащих, и принадлежащие ближе к числу рядовых рабочих и крестьян...». Вместе с тем в январе 1923 года Ленин в окончательном варианте статьи «Как нам реорганизовать Рабкрин» (Предложение XII съезду партии)» высказал точку зрения, согласно которой служащие Рабкрина «должны быть высококвалифицированы, особо проверены, с высоким жалованием, вполне избавляющим их от нынешнего, поистине несчастного (чтобы не сказать хуже) положения чиновника Рабкрина».
Как видим, Ленин упорно искал решение проблемы предотвращения разложения лиц, получающих бразды правления страной, имеющей низкий уровень развития производительных сил. Но тяжелая болезнь так и не позволила ему выработать соответствующие практические меры. Вот то направление, на котором требовалось и требуется до сих пор развивать не марксистско-ленинское учение, а на фундаменте марксизма-ленинизма науку о социализме. Вместо этого после смерти Ленина партмаксимум, а также гласные систематические чистки партии и госаппарата были отменены. Рост привилегий работников в зависимости от их места в иерархической системе построения общества становился все круче и круче. Лишения и трудности, порожденные хозяйственной разрухой, саботажем буржуазии, технико-экономической и культурной отсталостью страны, происками враждебного капиталистического окружения, не каждый готов был переносить во имя далекого светлого будущего неизвестных поколений. Партия как руководящая сила стала привлекательной не столько идеями движения к коммунизму, сколько реальными привилегиями при продвижении вверх по иерархической лестнице, пышным цветом расцвел культ личности — преклонение множества нижестоящих лиц перед множеством вышестоящих, замыкающимся на самом верху в одном лице — «вожде».
Тем не менее производство в СССР было обобществлено на деле. Строжайший и повсеместный учет и контроль производства и распределения продуктов стали нормой. Все природные ресурсы страны, средства производства и продукт труда стали государственной собственностью. Государство получило уникальную возможность целесообразной организации социалистической собственности в любых формах и централизованного управления ее функционированием. Государственная, колхозно-кооператив-ная, профсоюзная (а также других общественных организаций) и личная собственность не просто сосуществовали и взаимодействовали между собой вне зависимости от общей цели, а составляли единую социалистическую собственность. Их сущность, область действия и связи между ними регламентировались социалистическим государством посредством сознательно устанавливаемых юридических законов, более или менее точно и полно учитывающих постоянно меняющиеся конкретные условия реальной действительности, а также стратегические и тактические цели развития общества. Социалистическая собственность не просто совокупность .указанных ее форм, а сознательно организованное их единство. Именно этот факт позволяет социалистическому обществу управлять всем народно-хозяйственным комплексом огромной страны. Вместе с тем он привносит в управление отпечаток субъективного, требуя опоры искусства управления на науку.
Величие свершений по преобразованию страны проявилось в полную силу в годы Великой Отечественной войны. За четыре года в условиях временной оккупации территории, эвакуации подавляющей части производительных сил на восток, массового уничтожения перед войной квалифицированных военных и гражданских специалистов была создана в СССР под руководством КПСС лучшая в мире военная техника (танки, самолеты, ракеты и другое вооружение), организован ее массовый выпуск, достигнуто большое превосходство по всем видам военной техники над фашистской Германией, обладающей экономическим потенциалом почти всей Западной Европы, начисто разгромлен сильнейший враг. Победил общественный строй — социализм, централизованное управление, еще не успевшее до войны обрести адекватный хозяйственный механизм, невиданный героизм и самоотверженность на фронтах и в тылу советского народа.
Тогда казалось, что при переходе на мирное строительство, переключении всех ресурсов на восстановление народного хозяйства очень быстро можно обогнать по экономическому развитию передовые капиталистические страны, достичь самого высокого в мире уровня благосостояния. Такие цели были поставлены в третьей Программе КПСС, принятой на XХII съезде в 1961 году. Но не вышло.
Правда, тяжелые раны, полученные в победоносной войне с фашистской Германией, страна залечила довольно быстро. Восстановила довоенную экономику, вышла не передовые позиции в мире по освоению космоса, энергии атома в мирных целях. Потом «забуксовала», хотя социализм, в отличие от предвоенного, стал называться развитым. Темпы развития экономики снизились настолько, что период «развитого социализма» завершился не коммунизмом, запрограммированным к этому сроку XXII съездом партии, а перешел в состояние, получившее название «застой». Отставание СССР в экономическом соревновании с Западом стало очевидным фактом, повергшим в болото ревизионистских толкований марксистские суждения о законах общественного развития. Энергичное муссирование при этом средствами массовой информации всех недостатков, нередко сопровождавших социалистическое строительство, и выражение восторгов от созерцания «безоблачной» жизни трудящихся капиталистических стран повлекли за собой то, что призрак коммунизма, устрашавший в XIX веке буржуазию, в XX веке стал устрашать трудящихся всех стран как капиталистических, так и социалистических.
Когда стало очевидным, что до коммунизма гораздо дальше, чем того хотелось, третья Программа КПСС была скорректирована и на XXVII съезде партии в 1986 г. принята в новой редакции. Однако на XXVIII съезде в 1990 г. было принято решение об уничтожении социализма в СССР. Таким образом, культ личности, сыгравший при Сталине существенную роль в укреплении мощи социалистического лагеря, стал причиной его уничтожения при Горбачеве.

О формах собственности
Октябрьская социалистическая революция в России впервые в истории утвердила диктатуру пролетариата, создала новый тип государства — Советское социалистическое государство. Одним из первых его декретов — Ленинским декретом о земле провозглашено: «1) Помещичья собственность на землю отменяется немедленно без всякого выкупа. 2) Помещичьи имения, равно как все земли удельные, монастырские, церковные, со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями переходят в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных советов крестьянских депутатов... 3) Какая бы то ни была порча конфискованного имущества, принадлежащего отныне всему народу, объявляется тяжким преступлением, караемым революционным судом».
Одновременно крестьянским наказом о земле оговаривалось, что конфискация инвентаря не касается малоземельных крестьян. Немедленно вводился рабочий контроль и учет производства и распределения продуктов во «всех промышленных, торговых, банковских, сельскохозяйственных и прочих предприятиях с числом рабочих и служащих (вместе) не менее 5 лиц... Устанавливалось, что решения лиц, осуществляющих контроль, «обязательны для владельцев предприятий и могут быть отменены лишь профессиональными союзами и съездами».
Таким образом, даже еще до проведения национализации, владельцы предприятий лишались возможности распоряжаться ими как своими собственными. По существу при взятии пролетариатом власти все национальное богатство страны — достояние ее народа становится общенародной собственностью.
Дальнейшее движение по пути социалистических преобразований потребовало построения такой организации единой общенародной собственности, которая позволила бы ускорить развитие экономики, но не потерять бразды правления.
К решению такой задачи Советское государство приступило вплотную с 1921 г., воспользовавшись мирной передышкой.
В условиях, когда громадное большинство населения страны представляет собой мелких земледельцев-произ-водителей, успех социалистических преобразований может иметь место лишь при соглашении между пролетариатом, держащим в своих руках государственную власть, и большинством крестьянского населения. С этой целью в соответствии с желанием крестьян, продразверстка заменялась продналогом, была допущена свобода торговли, разворачивалось кооперирование мелких товаропроизводителей и потребителей, взят курс на заключение концессий. Происходил некоторый «откат» от социализма. Ленин указывал: «При нашем существующем строе предприятия кооперативные... не отличаются от предприятий социалистических, если они основаны на земле, при средствах производства, принадлежащих государству, т.е. рабочему классу».
«При условии полного кооперирования мы бы уже стояли обеими ногами на социалистической почве, но это условие полного кооперирования включает в себя такую культурность крестьянства (именно крестьянства, как громадной массы), что это полное кооперирование невозможно без целой культурной революции».
Под руководством Сталина Советская власть в главных и основных чертах, в сроки, видимо, более короткие, чем предполагал Ленин, осуществила «культурную революцию» — провела «полное кооперирование» мелких земледельцев — производителей, страна стала социалистической. Образовались по определению Сталина «две основные формы социалистического производства, государст-венная — общенародная, и колхозная, которую нельзя назвать общенародной». Заметим, речь идет здесь не о формах собственности, а о формах производства.
Под руководством Хрущева машинно-тракторные станции были переданы колхозам; союзные министерства, как органы управления хозяйством, были заменены республиканскими и областными совнархозами. При Брежневе вместо совнархозов были вновь восстановлены министерства. В Китае вовсю процветают частные предприятия, инвестиции иностранного капитала. Таким образом, как показала жизнь, после победы социалистической революции все формы собственности представляют собой не нечто объективно образующееся, а результат целенаправленной деятельности социалистического государства, организующего общенародную собственность в любых формах.
При социалистическом способе производства и весь продукт, в том числе предназначенный для личного потребления, является социалистической собственностью. Обществом в лице государства определяется доля личного потребления в общем продукте, образуются общественные фонды непроизводственного потребления и порядок их использования, регулируется розничными ценами потребление продуктов, реализуемых посредством розничной торговли.
Личное потребление обеспечивает расширенное воспроизводство физических и духовных качеств человека. Как производственное, так и непроизводственное потребление – всегда личное потребление. Как в результате личного производственного потребления, например, заготовка превращается в какую-нибудь вполне определенную деталь машины, а не во что-либо другое, так и при личном непроизводственном потреблении любой из продуктов должен потребляться так, чтобы от этого была польза обществу. В том и другом случае контроль за использованием продукта по назначению осуществляется обществом.
Разница лишь в том, что в первом случае результат задан обществом, во втором — воспроизводство физических и духовных качеств человека непосредственно связано с удовлетворением его собственных потребностей. Вмешательство общества здесь необходимо лишь тогда, на что общество и идет, когда потребности отдельных лиц вступают в противоречие с интересами общества, например, пьянство.
Советское государство, даже еще не став социалистическим могло принимать любые законы по всем вопросам собственности: быть или не быть ей государственной, частной или личной. Капиталистическое государство таких возможностей не имеет — личная собственность для него не только неприкосновенна, но и охраняема им. Советское государство не только охраняет национальное богатство своей страны, но и становится его хозяином — собственником.
Нет смысла вести бесплодные дискуссии по формам собственности при социализме. Важно подчеркивать, что при социализме все средства производства, земля и ее недра являются общенародной собственностью, что обязывает социалистическое государство использовать общенародную собственность в любых формах (государственной на всех уровнях, коллективной, частной и др.), сочетание которых в данных конкретных условиях обеспечивает движение к лучшей жизни по оптимальной траектории.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-01, 06:54 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
О товарном производстве

Сталин, рассматривая документы по экономической дискуссии (ноябрь 1951 г.), проведенной в связи с оценкой проекта учебника политической экономии, сделал ряд весьма полезных замечаний. В частности — по вопросам объективного характера экономических законов, ограничения сферы действия товарного производства и закона стоимости. Однако он, как и все ученые экономисты, имевшие доступ к средствам информации для оглашения своих идей, не увидел за денежной формой проявления подлинной сущности отношений социализма и потому рассматривал их как товарные по существу.
Вместе с тем, отвечая известному экономисту Ноткину на его критику своих утверждений о сокращении в СССР сферы действия закона стоимости, Сталин напомнил ему марксистские азбучные определения: «товар есть такой продукт производства, который продается любому покупателю, причем при продаже товара товаровладелец теряет право собственности на него, а покупатель становится собственником товара, который может перепродать, заложить, сгноить его». Отмечая, что в СССР средства производства не продаются, «а распределяются государством среди своих предприятий», в том числе колхозов, государство при этом «ни в коей мере не теряет права собственности на средства производства..., директора предприятий... не становятся их собственниками, а наоборот, утверждаются, как уполномоченные советского государства по использованию средств производства согласно планов, преподанных государством», Сталин резюмировал: «Как видно, средства производства при нашем строе никак нельзя подвести под категорию товаров».
Далее Сталин по поводу регулирующего воздействия закона стоимости на заготовительные цены продуктов, «изготавливаемых в сельском хозяйстве и сдаваемых государству», высказался так: «Во-первых, цены у нас на сельскохозяйственное сырье – твердые, установленные планом, а не «свободные». Во-вторых, размеры производства сельскохозяйственного сырья... определяются не стихией..., а планом. В-третьих, орудия производства, необходимые для производства сельскохозяйственного сырья, сосредоточены ... в руках государства. Что же остается после этого от регулирующей роли закона стоимости?»
Ответ на поставленный вопрос может быть только один: ничего. Но ничего не остается и от обоснований Сталиным необходимости в СССР товарного производства тем, что «колхозной продукцией, как своей собственной, распоряжаются лишь колхозы... Других экономических связей с городом, кроме товарных, кроме обмена через куплю продажу, в настоящее время не приемлют».
Таким образом не только средства производства, но и продукцию колхозов, поставляемую государству, «никак нельзя подвести под категорию товара». Значит нельзя и объяснять товарные отношения в СССР существованием двух форм социалистического производства, продукцию которых никак нельзя подвести под категорию товаров.
Как бы отвечая на этот вопрос, Сталин писал: «...наше товарное производство представляет собой не обычное товарное производство, а товарное производство особого рода,... которое имеет дело в основном с товарами объединенных социалистических производителей (государство, колхозы, кооперация), сфера действия которого ограничена предметами личного потребления».
Действительно. социалистическое государство выступает как частный собственник (юридическое лицо) во всех внешних экономических связях. Здесь планомерно произведенные продукты становятся товарами без всяких оговорок. Также продукт, реализуемый на внутренних рынках, произведенный крестьянами (и не только крестьянами) на участках земли, предоставленных в их личное пользование, или оставшийся в колхозах после выполнения ими всех внешних обязательств и удовлетворения внутрипроизводственных потребностей, становится товаром без всяких оговорок. Его объем и цена реализации устанавливаются не централизованно государством, а на месте обмена самими признающими себя независимыми друг от друга товаропроизводителями и покупателями.
Но означает ли факт товарного (без всяких оговорок) обращения при социализме, что социалистическое производство является товарным?
В принципе при социализме может существовать товарное производство. Это может быть, во-первых, производство в личном хозяйстве, если его пользователь планомерно производит продукт специально для внутреннего рынка, во-вторых, производство социалистической страны в целом, если в силу сложившейся международной специализации продукт, производимый внутри страны, планируется с учетом целесообразности его реализации на внешнем неорганизованном рынке.
В первом случае товарное производство ограничено крайне узкими рамками, во втором — функционирует вне данного общества, не порождая каких-либо товарных отношений внутри него. Третьего не дано. Как же обстояло дело в СССР при наличии двух форм собственности на средства производства, личного хозяйства и международных связей? Можно ли производство государственной социалистической промышленности считать в этих условиях товарным?
Ответ напрашивается сам собой. Цель социалистического производства — максимальное удовлетворение потребностей общества.
Предметы личного потребления производятся для потребления, а не для обмена на другие товары. Товарное обращение, в том числе и обмен товаров за границей, лишь используется в интересах социалистического производства и к тому же удельный вес товаров в объеме производства невелик. В социалистическом обществе производятся не товары, а продукты. Лишь небольшая часть из них становится обычным товаром без какого-либо нового при социализме содержания.
Тем не менее товарно-денежная форма измерения продуктов производства и затрат воспринималась ведущими советскими экономистами как товарное производство по существу, мешала им увидеть подлинное содержание непосредственно общественных отношений социализма.
После вмешательства Сталина в вопросы теории политической экономии социализма все его положения стали законом для всех. Однако после его смерти ученые, ослепленные денежной формой измерения и учета продуктов и затрат, отбросили прогрессивное в суждениях Сталина и, рассматривая все социалистическое производство как товарное, еще дальше ушли от азбучных положений учения Маркса и Энгельса о социализме.
На всесоюзном совещании, состоявшемся в мае 1957 г. в Институте экономики АН СССР, экономисты-«товарни-ки» во главе с директором Института академиком АН СССР Островитяновым осмелились взять реванш: объявить средства производства в СССР товаром не только по форме, но и по существу. Социалистический способ производства в целом стал товарным с некоторыми оговорками о его якобы новом социалистическом содержании.
На этом совещании между экономистами-«товарника-ми» и «нетоварниками» еще шла ожесточенная борьба. Но наиболее яркие выступления в защиту марксистских определений, хотя и имели определенный успех, в состав опубликованных материалов совещания, в том числе выступление автора данной работы, не вошли. Затем в журнале «Коммунист» № 13 за 1957 г. была опубликована статья Островитянова «Товарное производство и закон стоимости при социализме», в которой обвиняются советские экономисты, а между строчек — Сталин, — что они не сделали выводы о необходимости творчески пересмотреть ряд положений Маркса, Энгельса, Ленина, о товарном производстве и законе стоимости при социализме. «Здесь — пишет Островитянов — сказалось догматическое отношение к высказываниям Маркса и Энгельса».
Протесты «нетоварников» в печати не публиковались, в высших партийных органах оставались без реагирования. Лидеры КПСС послесталинского периода, знакомые с марксизмом лишь понаслышке, даже в Программе КПСС, принятой на XXII съезде в 1961 г., с подачи «ученых» записали требование: «полностью использовать товарно-денежные отношения в соответствии с новым содержанием, присущим им в период социализма». Хозяйственная деятельность все больше ориентировалась на рыночный критерий эффективности — прибыль.
Наука, тем более поддержанная практикой внедрения хозяйственного механизма, о разрушающем действии которого будет сказано ниже, продолжала «развиваться» в прежнем направлении. Вот ее перлы из последнего, выпущенного при Советской власти, предназначенного для высших учебных заведений, учебника политической экономии: «Накопленный всеми без исключения социалистическими странами опыт убедил, что товарное производство, его законы (в том числе закон стоимости) и категории органически присущи социалистической экономике. ... Причины существования товарно-денежных отношений связаны в конечном счете с особенностями обобществления производства при социализме». Особенности называются следующие: «Прежде всего это обособление государственных предприятий (объединений) в рамках общенародной собственности, существование кооперативных форм собственности, а также индивидуальной трудовой деятельности и личного подсобного хозяйства».
По Марксу, чтобы вещи могли относиться друг к другу как товары, обособление товаропроизводителей должно быть таким, чтобы они относились друг к другу как лица, «воля которых распоряжается этими вещами: таким образом один товаровладелец лишь по воле другого, следовательно каждый из них лишь при посредстве одного общего им волевого акта, может присвоить себе чужой товар, отчуждая свой собственный. Следовательно, они должны признавать друг в друге частных собственников».
Далее авторы учебника пишут: «Социализм характеризуется органическим сочетанием планомерности и товарно-денежных отношений, вытекающим из особенностей социалистической собственности. Планомерность выражает единство и целостность социалистической экономики, а товарно-денежные отношения — относительную обособленность производителей». По Марксу только продукты самостоятельных, друг от друга не зависимых товаропроизводителей противостоят один другому как товары. Но каждый из товаропроизводителей производит подлежащий обмену товар, целенаправленно и планомерно организуя расходование своих производственных ресурсов. Это относится как к индивидуальному производителю, так и к любому коллективу, в том числе и тогда, когда члены коллектива работают по найму. Сочетание планомерности и товарно-денежных отношений заключается не в том, что первая выражает единство экономики, а вторые — обособленность производителей, а в том, что любой товаропроизводитель по вопросу, что производить и сколько, руководствуется рынком, а само производство организуется и функционирует у него на основе централизованного планомерного управления без привлечения каких-либо рыночных отношений. В рыночные отношения вступают производители, не имеющие планового задания. Производитель, имеющий плановое задание, в рыночных отношениях, если и может нуждаться, то только для выполнения задания или доиспользования своих производственных возможностей.
Таким образом, советская экономическая наука за 40 лет своего послевоенного развития не только отошла от учения Маркса и Энгельса о социализме, но и полностью извратила исходные понятия их учения о товарном производстве, создала хозяйственный механизм, подавивший все преимущества централизованного управления экономикой.
Несовместимость общественной собственности на средства производства с хозяйственным механизмом рыночной экономики становилась все очевиднее. Но вместо отработки хозяйственного механизма, адекватного социализму, Горбачев, став лидером партии и государства, взялся за «подгонку» социализма к требованиям рыночной экономики, т.е. за его ликвидацию. С его подачи XXVIII съезд КПСС провозгласил курс на переход в СССР от общественной («ничейной») собственности на средства производства к частной, от социализма к капитализму.
Социализм в СССР — первый в истории человечества образец новой общественной системы. Каким бы он ни был, он стоил советскому народу очень дорого: репрессии царской охранки, гражданская война, бандитизм, голод, индустриализация, неоправданные репрессии, гитлеровское нашествие, восстановление разрушенного войной хозяйства.
Все эти испытания он не только выдержал, но и создал в стране адекватные производительные силы. Однако, не получив адекватного хозяйственного механизма, потерпел поражение в экономическом соревновании с капитализмом. Образец нуждался в дальнейшей доработке на основе выявления недостатков, их научного анализа и устранения, доведения качества образца до уровня, требуемого системой. Но вместо этого образец демонтируется полностью. В этом преступление века. В США празднуют полную победу в холодной войне с СССР.


О законе стоимости

Согласно определению К. Маркса, товар и стоимость — неотделимы. В первой главе «Капитала» им дано не вызывающее на этот счет сомнений и точное, по его мнению, определение товара: «Товар есть потребительская стоимость, как предмет потребления, и «стоимость». Столь же однозначны на этот счет и высказывания Ф. Энгельса: «Единственная стоимость, которую знает политическая экономия, есть стоимость товаров». Следовательно, если товарно-денежные отношения выступают лишь как внешняя форма непосредственно общественных отношений при нетоварном производстве по существу, то нет места в этой сфере и стоимости.
Определив стоимость товара, как накопленный человеческий труд, и показав, что в основе определения величины стоимости лежит продолжительность затрат человеческого мозга, нервов, мускулов, органов чувств и т.д., т.е. затраты труда в физиологическом смысле слова, К. Маркс указывает, что эти затраты должны интересовать людей при всех общественных укладах. Но если их общественная полезность в рамках единой собственности на средства производства определяется в процессе самого производства, то независимые друг от друга частные собственники могут определить общественную полезность затрат, лишь вступая в общественный контакт между собой, т.е. путем обмена продуктов труда. При этом «люди сопоставляют продукты своего труда как стоимости не потому, что эти вещи являются для них лишь вещными оболочками однородного человеческого труда. Наоборот. Приравнивая свои различные продукты при обмене один к другому как человеческий труд».
Это положение может быть проиллюстрировано на следующем примере. Продукт А содержит в себе 2 часа рабочего времени, продукт Б — 4 часа такого же по сложности, интенсивности, тяжести и т.д. труда, т.е. на производство продукта Б израсходовано в два раза больше труда, чем на производство продукта А. Но если в процессе их обмена, как товаров, выяснится, что изделие Б стоит только одного изделия А, то это значит: один час труда производителя продукта А равен двум часам труда производителя продукта Б. Такова объективно сложившаяся относительная стоимость обоих товаров.
Таким образом, величина стоимости, хотя и определяется рабочим временем, не совпадает с ним даже в том случае, когда затраты труда в единицу рабочего времени в физиологическом смысле слова одинаковы, ибо затраченный на производство товаров труд «идет в счет лишь постольку, поскольку он затрачен в форме, полезной для других. Но является ли труд действительно полезным для других, удовлетворяет ли его продукт какую-либо чужую потребность, — это может доказать лишь обмен».
Столь же определенно высказался по этим вопросам и Ф. Энгельс: «Непосредственно общественное производство, как и прямое распределение, исключает всякий товарный обмен, следовательно, и превращение продуктов в товары (по крайней мере внутри общины), а значит и превращение их в стоимости».
В том же месте Ф. Энгельс говорит: «Когда общество вступает во владение средствами производства», оно получает возможность знать количество труда, необходимого для производства продуктов непосредственно в часах рабочего времени, и это рабочее время общество «не будет выражать окольным и бессмысленным образом, говоря, что... продукт обладает стоимостью... Производственный план будет определяться в конечном счете взвешиванием и сопоставлением полезных эффектов различных предметов потребления друг с другом и с необходимыми для их изготовления количествами труда. Люди сделают тогда все это очень просто, не прибегая к услугам прославленной «стоимости».
Здесь же Ф. Энгельс в сноске дает пояснение: «Что вышеупомянутое взвешивание полезного эффекта и трудовых затрат при решении вопроса о производстве представляет собой все, что остается в коммунистическом обществе от такого понятия политической экономии, как стоимость, это я высказал уже в 1844 г.».
Как будто бы совершенно ясно, что по мнению К. Маркса и Ф. Энгельса, там где нет товарного производства, там нет и стоимости. Эти основные теоретические положения марксистской политической экономии полностью подтверждены и многолетней практикой хозяйствования в СССР. Несмотря на то, что такие стоимостные категории как цена, прибыль, себестоимость, рентабельность и т.д. составляют набор обязательных инструментов, целенаправленно используемых в управлении социалистической экономикой, такой категории как стоимость среди них нет. Практика уже давно определила назначение всех этих стоимостных категорий и выработала вполне определенные принципы и порядок их исчисления. Когда о них идет речь, то все экономисты и хозяйственники понимают одно и то же, хотя ученые и по-разному толкуют их сущность. Если же речь заходит о стоимости при социализме, то здесь среди экономистов трудно найти две одинаковые точки зрения, вносятся противоречащие одно другому соображения по формированию этой категории, а в практике ее исчисления нет. Интересно, что в последнем, изданном при советской власти, учебнике политической экономии, убеждающем читателей в органически присущем социализму товарном производстве, закон стоимости при социализме упоминается всего лишь один раз, да и то в скобках. (См. цитату 1, приведенную на стр. 49.) Больше о нем ни слова.
В условиях товарного производства денежным выражением стоимости является цена товара. Отклонение цен от стоимости регулирует образование тех или иных пропорций и развитие общественного производства. Причем товар сперва производится, а затем в процессе обмена на другие товары он обретает цену, объективно складывающуюся на рынке, которая в порядке обратной связи воздействует на развитие или свертывание дальнейшего производства того или иного товара.
В условиях социализма производство регулируется планом, а государственные цены устанавливаются на продукты до поступления их в сферу обмена.
При этом цены представляют собой решения, принятые государственными ценообразующими инстанциями на основе расчетов издержек производства и интуитивного учета множества факторов, о которых речь будет идти ниже.
В условиях товарного производства цены, пропорции обмена между собой различных товаров устанавливаются как объективный результат действия закона стоимости. В условиях социализма полезнее, рассматривая вопросы ценообразования, говорить не о толкуемой по-разному категории стоимости, а о конкретных значениях учитываемых при построении цен факторах: затратах, полезности, эффективности и т.д. и методах их учета. Когда же эти факторы соединяются вместе в одном понятии «стоимость», к нему еще добавляется слово «закон» и получается «закон стоимости», да к тому же объективно действующий в социалистическом производстве, роль человека в разумном построении цен как бы принижается, человек демобилизуется, обнадеживается тем, что независимо от его воли и сознания объективно действующий экономический закон сам откорректирует цены, исправит допущенные в ведении хозяйства ошибки. И он действительно исправляет их, но путем порождения спекуляции и других чуждых социализму явлений.
Закон — это выражение существенной и необходимой связи между явлениями. Чем больше явлений рассматривается во взаимосвязи, тем сложнее закон. Законы природы обычно выражают связи ограниченного круга явлений. Закон стоимости представляет собой выражение существенных и необходимых связей в человеческом обществе, характеризующемся частной собственностью на средства производства и определенным уровнем разделения труда. Он объясняет и диктует весь ход развития — от зарождения до гибели — вполне определенного, основанного на частной собственности исторического способа производства. Познание действия закона стоимости в условиях частной собственности — это познание политической экономии капитализма.
При социализме, устанавливая цены на продукцию, нужно учитывать, к каким общественным результатам приведет та или иная цена. Низкий уровень цен, установленных ранее государством на колхозную продукцию, привел тогда к потере у колхозников стимула к развитию общественного производства в колхозах, к стремлению перехода их в государственную сферу производства. Именно в этой области проявилось объективное действие экономического закона, именуемого многими экономистами законом стоимости, а не в области изменения цен на колхозную продукцию. Цены были изменены государством с целью подъема сельскохозяйственного производства. Был учтен всеобщий для любого способа производства экономический закон, согласно которому трудящийся всегда стремится приложить свой труд там, где это дает ему лично больший результат, и если этот закон называть законом стоимости, то он вечен, а действует он именно через рабочую силу, не являющуюся при социализме, по всеобщему признанию советских экономистов, товаром. Что же это за закон стоимости, не действующий там, где есть товары — в области образования товарных цен — и действующий там, где нет товара — в области приложения рабочей силы?
Очевидно, при изменении цен на колхозную продукцию был учтен не закон стоимости — закон товарного производства, — а были восстановлены социалистические принципы — принцип равной оплаты за равный труд и принцип личной материальной заинтересованности трудящихся в развитии производства.
В условиях социализма при планировании, ценообразовании и т.д. нужно заботиться не об использовании закона стоимости, а о предотвращении его действия.
Рассмотрим такой пример. Легковой автомобиль «Волга М-21» в начале 60-х г.г., когда продажа автомобилей населению была крайне ограниченной, имел следующие три цены: 1) оптовую 1800 руб.; 2) розничную 4000 руб.; 3) спекулятивную 7000 руб.
Первые две цены устанавливались в плановом порядке, a priori, последняя — стихийно, на рынке, в процессе обмена, — a posteriori.
Возникает вопрос: какую роль играет закон стоимости в образовании этих трех цен?
Очевидно, первая цена (1800 руб.) была в основном результатом простого счета затрат на производство; вторая (4000 руб.) выражала отношение между обществом и его членами по линии производства, платежной способности и спроса на данный продукт; третья свидетельствовала, что это отношение было оценено ошибочно.
Члены общества располагали большими возможностями и большими потребностями в автомобилях, чем предполагало общество, назначая розничную цену. Оценка автомобиля совокупностью членов общества существенно отклонилась от оценки его государством, представляющим общество в целом.
Это позволило закону стоимости во всей системе законов социализма, социалистического производства и распределения проявить свое объективное, независящее от воли и желания людей действие: породить спекуляцию, при которой один член общества с большими трудностями и в длинных очередях, а иногда и окольными путями, приобретал автомобиль за 4 тыс. руб. и продавал его другому без всякой очереди и без какого-либо участия в оценке со стороны государства за 7 тыс. руб.
Очевидно, если бы государство установило цену за «Волгу М-21» 7 тыс. руб., то кроме того, что увеличились бы его денежные доходы, были бы ликвидированы очереди за автомобилями и перестал бы действовать в этой области закон стоимости. То есть учет действия закона стоимости в практике ценообразования повлек бы за собой ликвидацию этого действия.
Что же было сделано в СССР для предотвращения действия закона стоимости в области реализации автомобилей?
Многих из тех, кто покупал, и особенно тех, кто продавал автомобили, основательно наказали. Запретили торговлю автомобилями вне специальных магазинов, что на некоторое время полностью увенчалось успехом, поскольку автомобили и способ их приобретения обязательно проходили регистрацию в государственной автоинспекции. С покупателей государство получало те же деньги за автомобиль, что и раньше, то есть денежные доходы государства не увеличились. Очереди остались прежними. Ликвидировалась возможность путем изучения отношения потребителей к товару данного вида, знать объективную цену последнего, предлагаемую обществом как совокупностью его членов.
Потребовалось некоторое время, чтобы осмыслить объективную необходимость повышения цен на автомобили, что и было сделано в 1963 г. «Волга М-21» стала стоить по государственной розничной цене 5500 руб. Однако, судя по тому, что очереди за автомобилями после этого остались велики, цены были повышены мало и на сколько их нужно было повысить длительное время оставалось неизвестным, так как все пути проявления действия закона стоимости в этой области оставались закрытыми, а других путей, кроме продажи, узнавать платежеспособный спрос населения по каждому отдельному виду изделий нет.
В таких условиях не вредно было бы дать известную свободу действию «закона стоимости» и ввести гибкую политику государственных розничных цен на предметы не первой необходимости, приближая их постоянно к рыночным ценам, уравновешивающим платежеспособный спрос и предложение. Но это уже не имеет ничего общего с действием закона стоимости в условиях частной собственности на средства производства. Это учет объективно существующей зависимости спроса от цен при ограниченных ресурсах платежа (платежеспособности). Подробнее об этом в разделе 2.5.
Считалось, что закон стоимости лежит в основе хозрасчета, материального стимулирования и т.д. Но нужно иметь в виду, что хозрасчет как система мер, обеспечивающая учет, контроль и регулирование затрат на производство продукции, и вся система заработной платы с тарифами, окладами, ставками, премиями и т.д., призванными стимулировать производительный труд, являются продуктом сознательной деятельности людей, опирающейся на понимание объективных экономических законов, в том числе и закона стоимости.
Многие промахи в хозяйственной практике тех лет довольно часто и обычно справедливо объяснялись тем, что плохо учитывается при планировании действие закона стоимости. А это значит, что при ошибочных плановых решениях закон стоимости обязательно себя проявляет и объективно вызывает к жизни нежелательные явления, не предусматриваемые в планах, нарушающие их реализацию, противодействующие им. Следовательно, безошибочные планы исключают возможность действия закона стоимости, но не используют его и не строятся на его основе. Познание этого закона необходимо лишь для того, чтобы исключить его непредвиденное действие. Аналогично законы горения материалов познаются пожарниками для предотвращения пожаров. Но действие этих законов выражается не в том, что люди проводят противопожарные меры, предотвращающие горение, а в том, что если горение предотвратить не удалось, то независимо от принятых мер вещи превращаются в пепел.
В социалистической экономике следовало сосредоточить усилия на разработке методов сопоставления друг с другом полезных действий различных предметов потребления, формирования показателей затрат труда на производство продуктов и построения оптимальных балансов производства и потребления, не рассчитывая при этом на закон стоимости и его действие, а учитывая лишь его возможные проявления при наличии промахов в целеустремленной созидательной деятельности людей, объединенных в социалистическое общество.
Отрицание товарного производства и действия закона стоимости при социализме не значит, что государственная централизованная система управления экономикой может творить что угодно. Вместе с тем огромные ее возможности и большая роль в этом субъективного фактора требуют четких представлений об объективных законах, действующих в обществе, и субъективных построениях, подлежащих в процессе управления не только точному учету, как объективных характеристик внешней среды и внутренней структуры системы управления, но и постоянному совершенствованию их или перестройке, если они не способствуют движению к цели. Требуется превращение управления производством из искусства в науку.
В этом свете рассматриваются ниже некоторые вопросы политической экономии социализма, изучающей объективные законы развития общественного производства, подлежащие учету в процессах управления им. Практика свидетельствует, что социалистической экономике, всем ее категориям, действительно присуща товарно-денежная форма. Но только форма. Что скрывается за этой формой, какое в условиях социалистического способа производства органически присуще им содержание — является предметом рассмотрения следующих разделов.


Основной экономический закон

После определения социалистической экономики как централизованно управляемой, естественно возникает вопрос о цели управления. Цель задает поведение управляющему органу в системе управления, а управляющий орган — всем звеньям системы. Цель управления социалистической экономикой получила название основного экономического закона социализма. Существенные черты и требования основного экономического закона социализма Сталин сформулировал так: «обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники».
Советские экономисты после смерти Сталина эту формулировку многократно «уточняли». Последняя ее редакция дана в следующем виде: «Производство в интересах повышения благосостояния и свободного всестороннего развития ассоциации трудящихся и каждого ее члена — таково содержание основного экономического закона социализма».
Независимо от формулировки названный закон выражает объективное стремление каждого к максимальному удовлетворению собственных потребностей, и в этом смысле он является всеобщим законом развития человеческого общества. Однако в различных общественно-экономических формациях это стремление проявляется по-разному. При капитализме владелец средств производства стремится удовлетворить свои потребности путем накопления капитала и расширения производства прибыли на основе эксплуатации рабочего класса, а рабочий — путем продажи капиталисту подороже своей рабочей силы.
Социализм — первая общественно-экономическая фор-мация, теоретически позволяющая исключить возможность повышения уровня благосостояния одного человека за счет другого, хотя такое условие эксплуатации как высокая производительность труда, позволяющая производить продукт в объеме, превышающем потребности воспроизводства затрат рабочей силы, сохраняется и имеет дальнейшее развитие. В социалистическом обществе каждый должен повышать уровень своего благосостояния только на основе собственных затрат труда и развития общественного производства, но не за счет кого-либо другого. Интересы всех членов общества совпадают, основной закон является законом поведения всех элементов системы, деятельность каждого из них планомерно вливается в единый целеустремленный поток, т.е. важнейшая черта социализма, отличающая его от всех предшествующих общественно-политических формаций, опять сводится к тому, что этот поток при социализме управляем.
Касаясь приведенной выше формулировки основного экономического закона социализма следует заметить, что уровень удовлетворения потребностей и уровень благосостояния могут двигаться в противоположных направлениях. Повышение уровня обороноспособности страны под давлением международной обстановки наносит ущерб уровню благосостояния членов общества, но не уровню удовлетворения их потребностей, поскольку в последние входит и потребность роста обороноспособности. Поэтому лучше вести речь не о благосостоянии, а о потребностях. Следует при этом помнить, что направление всей целенаправленной деятельности общества — максимальное повышение уровня удовлетворения растущих потребностей общества и всех его членов — достигается при полном использовании ресурсов и распределении в обществе материальных и духовных благ на основе сознательно установленных принципов, способствующих развитию производства. Таким принципом при социализме является принцип распределения по труду.
В результате социалистического обобществления средств производства возникает объективная необходимость и реальная возможность управления всей социалистической экономикой. Цель управления — постоянное повышение уровня удовлетворения растущих потребностей общества и всех его членов. При этом появляется возможность исключить эксплуатацию человека человеком. Производственные отношения из отношений господства и подчинения превращаются в отношения сотрудничества и товарищеской взаимопомощи производителей в процессе согласованного ведения общественного производства в интересах всего общества. Они соответствуют общественному характеру производительных сил, открывают их развитию безграничный простор.
Эти черты социалистических производственных отношений объективны, они не зависят от того, нравятся они кому или нет. Но вместе с тем они формируются и действуют в условиях, ставших для них объективными, но созданных в результате субъективной, целенаправленной деятельности людей. К таким условиям относятся прежде всего, как уже указывалось, общественная собственность на средства производства, согласованность ведения общественного производства с интересами общества. Все это — результаты деятельности большого количества людей — членов социалистического общества, управление которыми, как и согласованным ведением общественного производства в целом, является объективной необходимостью.
Поэтому распорядительство и подчинение в производстве, подчинение каждого члена общества обществу в целом, в лице его представителей и не только в процессе производства, но и вне его, являются неотъемлемыми чертами производственных отношений, способа производства, основанного на общественной собственности.
«Это подчинение — писал В.И. Ленин — может, при идеальной сознательности и дисциплинированности участников общей работы, напоминать больше мягкое руководство дирижера. Оно может принимать резкие формы диктаторства, — если нет идеальной дисциплинированности и сознательности. Но, так или иначе, беспрекословное подчинение единой воле для успеха процессов работы, организованной по типу крупной машинной индустрии, безусловно необходимо».
Исходя из изложенного, социализм — это способ производства, при котором все природные ресурсы страны, средства производства и продукты труда принадлежат обществу в лице государства в целом, а государство — народное. Его экономика представляет собой единый управляемый обществом в лице государства комплекс, охватывающий все звенья общественного производства, распре-деления, обмена и потребления.
На базе научного познания законов социалистическое общество в состоянии предвидеть тенденции развития экономики, постоянно совершенствовать систему планирования и управления народным хозяйством, широко используя при этом электронно-вычислительную технику и математические методы.


Резюме к разделу 1

Как видим из приведенного анализа, теория социалистического способа производства, сформировавшаяся в СССР к началу 80-х гг. годов вступила в противоречие с важнейшими положениями учения Маркса и Энгельса о социализме. Но она стала господствующей в умах ученых экономистов и руководителей практики построения социалистического общества и была принята в качестве дисциплины, изучаемой повсеместно. Она умаляла роль государства в организации форм собственности, рассматривая их как нечто формирующееся само собой; в развитии экономики отдавался приоритет товарно-денежным отношениям, цель управления и критерий его эффективности в конечном счете свелись к максимизации прибыли. Господство такой теории социализма уже в середине 80-х гг. восьмидесятых привело практически к отказу от социализма и принятию руководством страны шагов к его ликвидации. Поэтому, рассматривая проблемы теории и практики централизованного управления экономикой, необходимо тщательно проанализировать печальный опыт социалистического строительства в СССР и его теоретические предпосылки.





2. СОДЕРЖАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ
КАТЕГОРИЙ В СИСТЕМЕ
ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО УПРАВЛЕНИЯ
НАРОДНЫМ ХОЗЯЙСТВОМ


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 28-01, 06:56 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
2. СОДЕРЖАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ
КАТЕГОРИЙ В СИСТЕМЕ
ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО УПРАВЛЕНИЯ
НАРОДНЫМ ХОЗЯЙСТВОМ

Труд — это процесс реализации человеком своих способностей созидать. Это физическое, интеллектуальное и волевое напряжение человека, направленное на целесообразное преобразование или перемещение вещества, энергии или информации. Результат любого производственного процесса — продукт и затраты. Эффективность — отношение продукта к затратам. Соизмерение затрат и продуктов, целесообразно распределяемых по отраслям производства и сферам потребления конечного продукта производственного и непроизводственного назначения, требует объективной оценки и тех и других. Однако техническими средствами могут быть измерены только время труда (в часах) и продукты труда (в килограммах, метрах, штуках, часах и т.д.). Но этого для соизмерения продукта и затрат, оценки целесообразности трудовых процессов и их эффективности совершенно недостаточно. Труд может различаться по сложности, интенсивности и т.п., а результат труда важен не столько количеством полученного продукта, сколько его потребительной стоимостью (полезностью).


2.1. Труд — единственный фактор
общественного производства

Западные ученые-экономисты утверждают, что продукт — результат не только и не столько использования рабочей силы, сколько других факторов: средств производства и природы, и им достается именно то, что приходится на эти факторы.
Однако, рассматривая общественное производство как физический процесс, лишенный каких-либо признаков идеологического или политического налета, убеждаемся, что труд, в конечном счете, — действительно единственный фактор общественного производства.


Воспроизводство производственных фондов

В любом производственном процессе участвуют природа, продукт труда, созданный ранее (производственные фонды), и человек — «генератор» живого труда. Сегодня имеет значение количественная мера не вчерашних затрат труда, а их вещественный результат, натуральная форма созданного вчера продукта, его качественные характеристики, определяющие производительность живого труда, функционирующего сегодня, в том числе и необходимого для воспроизводства используемых сегодня природных ресурсов и изготовленных вчера основных производственных фондов.
Количественная мера фактических затрат живого труда на производство продуктов, ставшего теперь прошлым, интересует общество лишь постольку, поскольку изучение ее динамики обычно необходимо для прогнозирования затрат в планируемом периоде. Какого-либо другого значения сегодня она не имеет.
Если, например, на изготовление какого-то предмета затрачивалось 8 часов рабочего времени, а с настоящего момента внедряется совершенно новая технология или оборудование и новые затраты, допустим 3 часа, определяются без всякого учета прежних, то для планомерного распределения общественных ресурсов между отраслями и предприятиями имеет значение только последняя цифра. Первая, поскольку она не используется для определения второй, при этом совершенно безразлична. Она отражает свершившийся факт, возможность влияния на который в планируемом периоде исключена. Более того, уже произведенные затраты получают оценку в новых затратах, необходимых теперь для воспроизводства продуктов. Например, если с некоторого момента времени для нагрева металла в кузнечном цехе начали использовать природный газ вместо мазута, что намного дешевле, то с этого момента весь запас заготовок, уже имеющихся на складах и в механических цехах, стоит не фактически имевших место затрат на их производство, а тех затрат, которые необходимы теперь для их воспроизводства.
Но вместе с тем затраты на воспроизводство продуктов снижаются не сами по себе, а в связи с предшествующим производством качественно новых, более эффективных средств производства. Вчерашние затраты труда определяют производительность живого труда сегодня. Но так как управляем лишь живой труд, то задачей управления в области производства средств производства является обеспечение такого приложения живого труда сегодня, которое обеспечивало бы максимально возможный рост его производительности завтра.
Главная причина существенных отличий между затратами производства и воспроизводства — внедрение достижений науки и техники в производство: чем больше период времени между производством продукта и его воспроизводством, тем чувствительнее научно-технический прогресс и тем больше разница между трудом, фактически овеществленным в продукте, и необходимым для воспроизводства продукта.
3 Н.И. Ведута
Если продукт одного производственного процесса становится предметом труда второго, то от момента его производства до момента производственного потребления проходит мало времени. Производственный цикл преобразования вещества природы в конечный продукт, потребляемый человеком вне производства, сравнительно невелик, и поэтому разницей между затратами производства и воспроизводства практически можно пренебречь. Иначе обстоит дело с основными производственными фондами.
Основные производственные фонды функционируют многие годы, в течение которых в общественном производстве происходят существенные перемены, главным образом, под воздействием научно-технического прогресса. Как известно, Маркс указывал: как бы еще нова и жизнеспособна не была машина, ее стоимость определяется уже не тем рабочим временем, которое фактически овеществлено в ней, а тем, которое необходимо теперь для воспроизводства ее самой или для воспроизводства лучшей машины. Выбывающие элементы основных производственных фондов заменяются, как правило, новыми не только физически, но и по техническим параметрам, простое воспроизводство здесь неотделимо от расширенного.
Труд, овеществленный в основных фондах, функционировал много лет тому назад. Износ основных фондов, денежным выражением которого считается амортизация, не требует никаких затрат общественного труда. Всякий труд предназначается для производства необходимой продукции, а не для износа основных фондов, и учитывается в затратах труда на производство продукции. Труд, овеществленный в основных фондах, действующих на начало рассматриваемого промежутка времени, был учтен тогда, когда им создавались потребляемые теперь основные фонды. Связанные с этим затраты были оплачены по капитальным вложениям предшествующих лет.
В силу этих причин теряется всякий смысл практикуемого выделения амортизации в самостоятельную статью расходов, тем более что для определения ее количественной меры никакой реальной основы нет. Единой, достаточно точной и исчерпывающей мерой потребления основных производственных фондов являются единовременные (капитальные) затраты в целом по их простому и расширенному воспроизводству. В состав этих затрат входят затраты на научно-исследовательские, опытно-конструкторские и проектно-технологические работы; производство и освоение всей совокупности элементов основных и оборотных производственных фондов, обеспечивающих с учетом выбытия производство продуктов в количестве и номенклатуре, требуемых обществом; затраты на экологию.
На весь произведенный за год общественный продукт затрачены вещество природы, живой труд этого года и известная часть продукта труда предшествующих лет. Последняя должна быть возвращена системе общественного производства в течение этого же года, а мерой заимствования и возврата является не тот труд, который был затрачен на производство заимствованных вещественных элементов, в том числе и составляющих природные ресурсы, а тот, который затрачивается теперь для их воспроизводства.


Воспроизводство рабочей силы

Затратам в процессе труда физической и интеллектуальной энергии человека эквивалентна вполне определенная номинальная заработная плата, повсеместно включаемая в себестоимость продукции. Однако, исходя из общего положения, что действительные затраты представляют собой затраты по воспроизводству потребляемых ресурсов, эти затраты должны оцениваться не по номинальной заработной плате, а по затратам на простое и расширенное воспроизводство «генератора» энергии — человека.
Карл Маркс, анализируя процесс воспроизводства капитала, показал, что уровень непроизводственного потребления рабочего класса при капитализме объективно ограничен потребностями воспроизводства рабочей силы. При социализме такого ограничения, в принципе, нет. Производство продуктов, как указывал В.И. Ленин, осуществляется за счет всего общества для обеспечения полного благосостояния и свободного развития всех его членов. Весь продукт непроизводственного назначения, а также вся трудовая деятельность вне сферы материального производства, предназначаются для расширенного воспроизводства рабочей силы и всестороннего развития человека — члена социалистического общества. Человек является и единственным производителем продукта общественного производства.
В производстве формируются в существенной мере лишь некоторые качественные характеристики рабочей силы: навыки, опыт, квалификация, культура и т.д. Граница между затратами на воспроизводство рабочей силы и на всестороннее развитие человека неуловима. В воспроизводстве рабочей силы большую роль играют общественные фонды потребления (обучение, культура, лечение, жилье, оборона и т.д.), и наоборот, во всестороннем развитии человека большую роль играет заработная плата (приобретение литературы, посещение театров, туризм и т.д.). Весь продукт непроизводственного назначения предназначается для расширенного воспроизводства физических и духовных качеств человека. Любой человек со всеми своими физическими и духовными качествами участвует не только в процессе расширенного воспроизводства, но и в потреблении общественного продукта.
Следовательно, все затраты непроизводственной сферы представляют собой по существу затраты по расширенному воспроизводству рабочей силы. Из этого следует, что оценка затрат живого труда в производственной сфере должна быть выше номинальной заработной платы во столько раз, во сколько затраты труда во всех сферах общественной деятельности (производственной и непроизводственной), предназначенные для простого и расширенного воспроизводства физических и духовных качеств человека, больше труда, затраченного в сфере производства.
Итак, труд — единственный активный фактор производства жизненных благ, воспроизводства средств производства, и природных ресурсов. Это положение справедливо для любого способа производства, в том числе и ориентирующегося на рынок. Поэтому оценка живого труда, его организация и мотивация имеют первостепенное значение в экономических исследованиях и практическом использовании ресурсов рабочей силы. Особенно это существенно при централизованном управлении экономикой, когда ресурс рабочей силы становится единственным ограничением возможностей общественного производства.
До тех пор пока существуют качественные различия труда, его измерение в единицах, отличных от единиц измерения астрономического времени, — объективная необходимость. Исторически такая единица происходит из товарного обращения и поэтому носит денежную форму. Денежная единица измерения становится мерой всеоб-щего свойства всех продуктов — овеществленного в них труда, как физическая единица измерения грамм является мерой всеобщего свойства вещей — массы.


2.2. Номинальная заработная плата — мера
затрат живого труда

Астрономический час простого труда по затратам человеком энергии не равен астрономическому часу сложного. Требуется их эквивалентирование в границах пространства с централизованно управляемой экономикой. Для этого используются денежные единицы измерения (в РФ рубли).
Оценка затрат живого труда в совместной деятельности получает форму оплаты труда каждого в отдельности. Практически соизмерение качественно различных видов труда осуществляется эвристическими, основанными на опыте и интуиции профессионалов методами, в процессах разработки норм времени, тарифов, окладов, поясных коэффициентов, систем премирования и т.д. Этой деятельностью занимается большое количество лиц на различных ступенях управления — от специалистов государственных органов до цеховых нормировщиков. Не в стороне от нее и те, чей труд оценивается. Об объективности результатов таких разработок свидетельствует достигнутая устойчивость выполнения работниками на основе личной материальной заинтересованности всех производственных и непроизводственных функций, обеспечивающих решение задач, стоящих перед обществом. По этому критерию в порядке обратной связи постоянно корректируются установленные соотношения в оценках затрат труда.
Абстрагируясь от различных в практике нарушений важнейшего принципа социализма — равная оплата за равный труд, каждый рубль представляет собой известное, определенное количество труда, а количество рублей, выплаченное в виде заработной платы, по известным правилам зафиксированное в себестоимости и цене продукции, представляет собой выраженное в денежной форме определенное количество труда, затраченного на производство продукции, овеществленного в ней. Каких-либо иных путей решения проблемы сведения качественно различных видов труда к общественной мере при отсутствии рыночных отношений не существует.


Трудовая квитанция

Заработная плата — основной канал, по которому денежные знаки поступают к населению. Поэтому денежные знаки констатируют не только меру затрат труда каждым, но и право каждого на потребление общественного продукта.
Ф. Энгельс писал, что если обмен между коммуной и ее членами осуществляется посредством даже металлических денег, то «эти деньги отнюдь не являются деньгами, они отнюдь не функционируют в качестве денег. Они служат всего лишь рабочими квитанциями, или, говоря словами Маркса, они лишь констатируют индивидуальную долю участия производителя в общем труде и долю его индивидуальных притязаний на предназначенную для потребления часть общего продукта и в этой своей функции «имеют с деньгами так же мало общего, как, скажем, театральный билет». Они могут поэтому быть заменены каким угодно знаком...».
«Весь продукт труда союза свободных людей, — писал К. Маркс, представляет собой общественный продукт. Часть этого продукта служит снова в качестве средств производства. Она остается общественной. Но другая часть потребляется в качестве жизненных средств членами союза. Поэтому она должна быть распределена между ними... Лишь для того, чтобы провести параллель с товарным производством мы предположим, что доля каждого производителя в жизненных средствах определяется его рабочим временем. При этом условии рабочее время играло бы двоякую роль. Его общественно-планомерное распределение устанавливает надлежащее отношение между различными трудовыми функциями и различными потребностями. С другой стороны, рабочее время служит вместе с тем мерой индивидуального участия производителей в совокупном труде, а следовательно, и в индивидуально потребляемой части всего продукта. Общественные отношения людей к их труду и продуктам их труда остаются здесь прозрачно ясными как в производстве, так и в распределении».
Из приведенных прозрачно ясных разъяснений Маркса и Энгельса вытекает сущность бумажных денежных знаков типа советских, не существовавших при них и в помине. Они констатируют в рублях индивидуальное участие каждого рабочего и служащего государственного предприятия или учреждения в общем труде и долю его индивидуальных притязаний на предназначенную для личного потребления часть общественного продукта; т.е. советские денежные знаки — трудовые квитанции, выполняющие функции денег там, где сохранился товарообмен, т.е. на свободном рынке.
Советские ведущие экономисты так до конца существования социалистического государства и не поняли этой очевидной истины. В трехтомнике «Экономический строй социализма» Института экономики АН СССР, написанном авторским коллективом под руководством Е.И. Капустина и др., сказано: «...Было бы недооценкой реального значения денег считать, что при социализме остались лишь вечная внешняя их форма, за которой скрывается трудовая квитанция. Во-первых, потому что они не выражены и не могут быть выражены непосредственно в часах труда, а представляют собой денежный товар. Во-вторых, потому что они обращаются, при их движении происходит смена форм стоимости. В-третьих, деньги социалистического общества могут и накопляться, что противоречит природе трудовых талонов. В-четвертых, опыт свидетельствует о том, что в социалистическом обществе существует реальное различие между стоимостью товаров и их ценой, что также не соответствует природе трудовых квитанций».
Во-первых, не только советские денежные знаки, но и бумажные деньги в рыночных условиях представляют собой не денежный товар, а являются лишь его представителем. Даже апологеты капиталистического способа производства пишут: «... в целом западная экономическая теория практически едина в отрицании товарной природы современных денег».
Для выражения трудовой квитанции в часах достаточно знать общую сумму денежных знаков, выплаченных работникам, например, за год (в рублях) и отработанное в том же году ими время в часах. Разделив первое на второе и умножив результат на номинальную стоимость денежного знака, получим количество часов рабочего времени, выраженного им. Но какой-либо целесообразности и тем более необходимости заниматься этим нет.
Во-вторых, действительно в «Капитале» К. Маркса написано: «При общественном производстве денежный капитал отпадает. Общество распределяет рабочую силу и средства производства между различными отраслями производства. Производители могут, пожалуй, получать бумажные удостоверения, по которым они извлекают из общественных потребительных запасов то количество продуктов, которое соответствует их рабочему времени. Эти удостоверения не деньги. Они не обращаются».
Денежные знаки при социализме производители получают от государства, возвращают их, получая продукты, тому же государству. В этом все их «обращение». Многократное использование одних и тех же бумажек для констатации затраченного труда и права на продукт порождается чисто техническими причинами, простой технико-экономической целесообразностью. Если все, что обращается в таком смысле — деньги, то к ним нужно отнести напильники, сверла, бутылки, номерки в прачечных и т.д.
В-третьих, накопление трудовых талонов для приобретения дорогостоящих предметов вовсе не противоречит их природе.
В-четвертых, цена при определенных правилах ее построения, о чем будет речь в разделе 2.4, выражает овеществленный труд и ее отклонение от «стоимости» товара вполне естественно.
Трудовая квитанция, имея форму денег, в сфере государственного производства не обладает функцией меры стоимости и функцией средства обращения, то есть лишена всех, кроме внешних, признаков денег и не является деньгами. Здесь, с одной стороны, заработная плата не является денежным выражением цены рабочей силы, а лишь констатирует долю индивидуального участия рабочего или служащего в общем труде; с другой стороны, цена каждого отдельного потребительского продукта представляет собой не денежное выражение его стоимости, а долю этого продукта в совокупном продукте, подлежащем распределению среди рабочих и служащих. Поэтому здесь деньги не являются деньгами и могут быть заменены любыми бумажными знаками.


Превращение трудовой квитанции в деньги

На социалистических предприятиях рабочим и служащим выплачиваются не деньги, а выдаются трудовые квитанции, имеющие форму денег. Эти трудовые квитанции не имеют никакой связи с золотом, кроме той, что производство золота требует затрат труда, а за затраченный на производство золота труд государство выдает трудовые квитанции. В каких единицах выражена трудовая квитанция, в таких же единицах выражается и цена продукции, в том числе и продукции, предназначенной для личного потребления, поскольку трудовая квитанция одновременно констатирует долю производителя и в общем труде и в потреблении.
Поскольку трудовая квитанция носит денежную форму, постольку в денежной форме осуществляется учет, планирование и контроль производства и распределения продукции в сфере государственного производства. Процесс производства и распределения имеет дело с самой разнообразной номенклатурой средств производства и продуктов; в нем участвует самый разнообразный по сложности и тяжести труд, он охватывает целый ряд участков производства: отраслей, предприятий, цехов и т.д. Единым охватывающим производство во всем его разнообразии показателем является количественная сторона труда. Поэтому общей единицей учета, планирования и контроля производства и распределения материалов и труда между участками производства в таких условиях может быть только единица труда. Такой единицей в СССР был рубль — единица, в которой и представлена трудовая квитанция. Поскольку трудовая квитанция носила денежную форму, постольку учет, планирование и контроль производства и распределение материальных благ во всем народном хозяйстве производились в денежной форме.
Достаточно было придать трудовой квитанции форму, констатирующую в часах, а не в рублях участие каждого в общем труде, как от денежной формы «товарно-денежных отношений при социализме» не осталось бы и следа.
В сфере государственной формы социалистического производства деньги не существуют, поскольку в ней нет товаров, нет стоимости, а, следовательно, и никакой товар не может быть мерой стоимости и средством обращения.
В результате определенных затрат труда рабочий или служащий получает в свое распоряжение определенный продукт, что опосредствуется трудовой квитанцией. Но это не продукт его труда ни по натуральной форме, ни по количеству овеществленного в нем труда. Если рабочий приобретал продукт колхозного производства на колхозном рынке для удовлетворения своих личных потребностей, передавая при этом колхознику в виде денежных знаков свое право на получение продукта государственной промышленности, то в этом случае трудовая квитанция выполняла все функции денег, но обеспеченных не золотом и не всем достоянием государства, а продуктами государственного производства, становящихся товаром без всяких оговорок.
Исторически не деньги возникли из трудовой квитанции, а трудовая квитанция возникла внутри денежного обращения. Поэтому она носит денежную форму. Маркс, изучая законы товарного производства, писал:«Буржуазное общество есть наиболее развитая и наиболее многосторонняя историческая организация производства. Поэтому категории, выражающие его отношения, понимание его организации, дают вместе с тем возможность проникновения в организацию и производственные отношения всех отживших общественных форм, из обломков и элементов которых оно строится, частью продолжая влачить за собой еще не преодоленные остатки, частью развивая до полного значения то, что прежде имелось лишь в виде намека и т.д. Анатомия человека — ключ к анатомии обезьяны. Наоборот, намеки более высокого класса у низших видов животных могут быть понятны только в том случае, если это высшее уже известно».
При изучении сущности советских денежных знаков, для ее понимания нужно исходить не из форм отживших товарных отношений, а из развитых форм новых общественных отношений. Новыми общественными отношениями в СССР были не товарные отношения, а социалистические отношения, и не между обособленными частными производителями, а между объединенными производителями. Основными формами были государственная форма и групповая (колхозная). Высшей формой из них — государственная. Поэтому и советские денежные знаки, функционировавшие как внутри каждой формы производства, так и между ними, могли быть поняты лишь на основе определения сущности их внутри государственной формы производства. А внутри государственной формы социалистического производства совершенно ясно, что товарного обращения нет, нет товаров, нет стоимости, а стало быть нет и денег, но были советские денежные знаки, являвшиеся не деньгами, а трудовыми квитанциями. Что же касается денежной формы планирования, учета и контроля производства и распределения в денежной форме, то она вытекала не из функций денег, а из денежной формы трудовой квитанции.
Понимание сущности трудовой квитанции — ключ к пониманию ее функций как денег при социализме.
Итак:
1. Советские денежные знаки представляли собой не деньги, а исторически сложившуюся форму трудовой квитанции, констатирующей долю индивидуального производителя в общем труде и долю индивидуальных притязаний на потребление общего продукта.
2. Товарное обращение в СССР имело место лишь на внутреннем и внешнем рынках, где товары, произведенные в коллективных и подсобных хозяйствах, оценивались относительно товаров государственного производства. В этих оценках выражались отношения независимых друг от друга покупателей и продавцов. В государственной сфере производства продавцы и покупатели, вместе образуя общество и находясь в одинаковых отношениях с ним, получали квитанции, удостоверяющие их трудовой вклад в выполнение разнообразных функций в обществе, определяющих их долю в потреблении материальных и духовных благ, созданных обществом.
3. В сфере товарного обращения на внутренних и внешних рынках трудовая квитанция приобретает функции кредитных денег, представляя собой товары, являющиеся мерой стоимости товаров коллективного и подсобного хозяйства в государстве.
4. Трудовая квитанция носит денежную форму постольку, поскольку она возникла в условиях развитого товарного обращения, опосредованного денежным обращением, и поскольку в сфере товарного обращения она выполняет все функции денег.
5. Учет, планирование и контроль производства и распределения материальных благ осуществляется в денежной форме лишь постольку, поскольку трудовая квитанция носит денежную форму.
6. Непонимание сущности советских денежных знаков как трудовой квитанции и объяснение категорий социализма на основе сохранившегося товарообращения в СССР в корне ошибочно и нанесло огромный вред развитию теории и практике социалистического строительства.


2.3. Налоги

Высшая цель общественного производства — наиболее полное удовлетворение растущих материальных и культурных потребностей общества и его членов. Движение к ней связано с развитием социальной сферы и ростом непроизводственного потребления, ускорением производственного потребления ресурсов, а значит и форсированием воспроизводства последних. Многое из того, что люди отнимают у природы, само не восстанавливается, и они вынуждены оказывать природе все большую помощь, затрачивая свой труд на воспроизводство природных ресурсов либо в той же натуральной форме, либо в виде различных заменителей. «Бесплатный дар» природы все в большей мере превращается в продукт труда. Окружающий атмосферный воздух, вода, лес, солнечное тепло и т.д. не идут в счет затрат на производство продуктов лишь до тех пор, пока в общественном производстве не появятся затраты труда на их воспроизводство.
Наряду со сферой материального производства в обществе функционируют школы, больницы, научные учреждения, театры, милиция и т.д. В них также трудятся люди и потребляется продукт, произведенный в сфере материального производства. Независимо от того, имеются здесь излишества или нет, это совершенно необходимо для нормального функционирования и развития общества. Этим обеспечивается должная стабильность организации и функционирования общества, расширенное воспроизводство на новой научно-технической базе средств производства и развитие человека.
По грубой прикидке человек в среднем работает половину своей жизни, а потребляет всю жизнь. Да и работая, он производит в огромной мере не то, что потребляет. Это значит, что независимо от формы собственности большая часть населения потребляет то, что производит меньшая. Но эта большая часть тоже трудится: одни учатся или учат, другие лечатся или лечат, третьи охраняют мирный труд и жизнь членов общества и т.д. Значительную часть населения составляют пенсионеры. Примерно одна пятая часть трудовых ресурсов общества расходуется на простое и расширенное воспроизводство элементов основных и оборотных производственных и непроизводственных фондов, оказывающих влияние на производство материальных и духовных благ иногда в довольно далеком будущем. В этих сферах, как и во всем обществе, вполне уместен тот же принцип оплаты по труду.
Однако в процессе производства жизненных благ непосредственно фиксируются затраты труда только сферы материального производства. Отражение всех остальных затрат опосредствуется налогами.
Таким образом, налог — это денежное измерение общественных потребностей в продуктах и услугах производственного (накопление, техническое развитие, экология и т.д.) и непроизводственного (просвещение, культура, охрана и т.д.) назначения, оплачиваемых государством. Это по производственной терминологии — общественные накладные расходы.


Развитие производства

Развитие производства осуществляется главным образом за счет капитальных (единовременных) затрат. Продукт этих затрат нужен обычно не тем объектам, где он создается, эффект от его реализации не является сиюминутным, мероприятия по созданию новых объектов бывают настолько грандиозны, что их реализация посильна только обществу в целом в лице его государства, общегосударственное значение имеет защита окружающей среды. Поэтому независимо от форм собственности государству принадлежит огромная роль в распределении общественных ресурсов единовременных затрат. Та часть ресурсов, которой распоряжается государство, образуется за счет налогов. Остальная часть в условиях частной собственности распределяется в обществе через кредитно-финансовую банковскую систему с ориентацией на «стоимость» капитала (проценты на кредит), отражающей эффективность его затрат. В условиях централизованного управления экономикой всем ресурсом единовременных затрат должно распоряжаться государство, распределяя его по критерию максимума эффективности использования (об этом в разделе 4.2).
Базой для налогообложения может быть стоимость действующих производственных фондов (плата за фонды). Однако учитывая, что стоимость основных фондов за период их жизни существенно изменяется, в связи с чем теряется ее определенность, а конечный результат всех единовременных затрат — рост уровня благосостояния всех, базой налогообложения может быть живой труд, т.е. заработная плата всех членов общества. В этом случае налог представляет собой денежное выражение меры простого и расширенного воспроизводства производственных фондов, а продукт единовременных затрат передается по назначению безвозмездно (за счет государственного бюджета).


Социальные нужды

В социальной сфере общественной деятельности предметом труда занятых в ней лиц является сам человек. Его здесь учат, лечат, развлекают, охраняют. Поэтому, естественно, что использование человека в сфере производства стоит обществу не только получаемой им заработной платы, а всех приходящихся на его долю затрат непроизводственной сферы. Этим определяется сущность и количественная мера налога на заработную плату, изымаемого государством у предприятий для удовлетворения указанных выше общественных нужд большого социального значения.
Таким образом, здесь налог на заработную плату представляет собой по существу денежное выражение меры общественных затрат живого и прошлого труда вне производственной сферы на обеспечение устойчивого функционирования общества, расширенное воспроизводство рабочей силы.
2.4. Цена производства

Место в системе управления

До последних дней существования СССР советские экономисты утверждали, что и при социализме «В основе цен лежит стоимость товара, величина которой, как известно, определяется общественно-необходимыми затратами труда (ОНЗТ).Последние отличаются от индивидуальных затрат на отдельном предприятии тем, что индивидуальные затраты в том или ином звене могут быть просто нерациональными, расточительными. В этом случае общество не признает их и не принимает во внимание. Главное же отличие общественно-необходимых затрат от индивидуальных связано с различиями в производительности труда, которые обусловлены качеством материально-вещественных и личных факторов производства».
Здесь упущен такой признак общественно-необходи-мых затрат, пожалуй самый весомый независимо от формы общественного производства, как оптимальное распределение общественных ресурсов рабочего времени между всеми производителями продуктов и услуг, т.е. такое распределение, при котором оценка потребителями каждого рубля, затраченного на производство продуктов или услуг, одинакова. Именно в этом смысле общество частично или полностью не признает и не принимает во внимание затраты ресурсов на избыточно предложенные продукты или услуги. Но это безразличие относится лишь к потребителям, а не к обществу. Общество — это и производители, которые по существу только и руководствуются в своей деятельности оценками ее результатов потребителями. Тем более при общественной собственности на средства производства, когда потребитель затрачивает собственные ресурсы на производство продуктов и услуг, нерациональные затраты не могут не приниматься обществом во внимание и не устраняться целенаправленным перераспределением ресурсов.
В том же учебнике цене приписаны такие функции: учет и измерение затрат общественного труда, поддержание пропорциональности и равновесия в хозяйстве, стимулирование роста экономической эффективности общественного производства, перераспределение денежных доходов и накоплений. Отвергая однозначность критерия качества цен (а значит, и одно из фундаментальных положений теории оптимального управления), наука оставляет как практику ценообразования, так и политику цен по существу без критерия.
Теория не должна вводить в ранг законов неразбериху, наблюдаемую на практике, а находить в этой неразберихе закономерные явления, чтобы путем обобщения с необходимой и достаточной степенью абстракции от реальной действительности ставить перед практическими работниками четкую цель, однозначно определяющую качество принимаемых решений. Без этого практика блуждает в потемках и лишена перспектив когда-нибудь выбраться из них.
При централизованно управляемой экономике от цен можно требовать выполнения трех функций: информация о затратах общественного труда на производство продуктов, оценка потребительной стоимости продуктов, оплачиваемых населением; информация об отклонении структуры продуктов, оплачиваемых населением, от оптимальной. Эти функции выполняются двумя независимыми одна от другой ценами одного и того же продукта с двумя совершенно различными критериями качества. Первая именуется далее ценой производства, вторая — розничной ценой. Исходным пунктом выполнения третьей функции является соотношение между ценами производства и розничными ценами.
Цены производства действуют внутри системы общественного производства на стыках промышленных, строительных, транспортных и других предприятий и организаций, совместно производящих в растущем объеме продукт производственного и непроизводственного назначения. По мере движения продукта из исходного состояния вещества природы в конечное — орудие труда или предмет непроизводственного потребления, цена производства возрастает и получает окончательное значение при завершении процесса производства. Цена производства на каждой технологической операции получила название «себестои-мость», в составе которой некоторые затраты, которые рациональнее учитывать на уровне объектов в целом, могут отсутствовать.
Розничные цены действуют на стыке систем общественного производства и непроизводственного потребления. На этом уровне при достаточно точном соблюдении правил построения цен производства и розничных цен, выраженные в тех и других ценах объемы производства и потребления продуктов и услуг, оплачиваемых населением, между собой равны, а при оптимальном распределении ресурсов между собой равны и сами цены по всей номенклатуре продуктов и услуг.
Цены в системе централизованного управления, как и весь хозяйственный механизм, являются результатом сознательной, целенаправленной деятельности людей. В связи с подчиненностью цен задачам управления проблема ценообразования переходит из области политической экономии в область науки об управлении. Это обязывает сосредоточить усилия людей на разработке средств и методов формирования показателей затрат труда на производство продуктов, сопоставления друг с другом полезных действий различных предметов потребления и построения оптимальных балансов производства и потребления. При этом нужно помнить, что закон стоимости, как закон цен, противостоит планомерности в качестве стихийного начала. Он немедленно порождает отрицательные явления при наличии промахов в целеустремленной созидательной деятельности людей, объединенных системой централизованного управления экономикой.
Сущность и критерий эффективности

Эффективность производства тем выше, чем больше производится нужных обществу продуктов при потреблении одних и тех же ресурсов. Тезис «Достижение наивысших результатов при наименьших затратах» является весьма простым и доходчивым выражением критерия эффективности общественного производства и, в общем, правильно нацеливает деятельность каждого трудящегося. Машиностроитель, например, великолепно понимает, что от него требуется больше машин при сокращении затрат металла на каждую из них. Но как только сокращение расхода металла становится возможным за счет роста потребления синтетических материалов, так сразу же вся ясность теряется, если неизвестно, сколько на каждый из сравниваемых продуктов затрачивается ресурса, ограничивающего общий объем производства.
Из всего разнообразия натуральных форм различных ресурсов, используемых во всей системе общественного производства, общественное рабочее время является в конечном счете единственным ресурсом, ограничивающим объем производства материальных благ. Его планомерное распределение в системе позволяет преодолеть ограничения по всем прочим ресурсам, а также предупреждать их возникновение. Поэтому трудовая основа цены является единственной, позволяющей оптимизировать использование и всех прочих ресурсов, а управление производством, прежде всего и в решающей мере, представляет собой распределение в пространстве и времени общественных ресурсов живого труда.
Это распределение опосредствуется распределением продуктов труда, в связи с чем совершенно необходима информация о затратах общественного труда на производство каждого продукта. Единственным источником такой информации является цена. Поэтому оптимизация управления возможна только в меру достоверности этой информации. Подчеркнем, что речь идет не об общественно необходимых затратах, под которыми следует понимать затраты ограниченных ресурсов общественного рабочего времени, приходящиеся на долю каждого продукта при структуре всей совокупности продуктов, наилучшим образом удовлетворяющей растущие потребности общества, а об общественных затратах на производство продуктов, которые совпадают с общественно необходимыми лишь при оптимальном распределении в обществе общих ресурсов затрат.
Затраты труда, вещественных элементов и различных видов энергии, выраженные как в натуральных единицах измерения, так и в рублях, известны на всех производственных участках и предприятиях за любые отрезки времени. Известны и налоги на затраты живого труда, выражающие затраты общественного труда вне сферы материального производства.
Но как только живой труд угасает в продукте, так его следы в продукте не могут быть обнаружены ни под каким микроскопом. Только учет, учет и учет затрат труда живого и прошлого на каждом рабочем месте, на каждой технологической операции и фиксация информации о затратах на продукте труда или на носителях, отличных от него, позволяют иметь данные о затратах труда, овеществленного в продукте.
Очевидно, если движению продуктов в производстве будет сопутствовать движение информации о затратах в виде «клейма» или «ярлыка», подобного цене, каждый потребитель вместе с продуктом получит точную информацию о всех предшествующих затратах. Прибавляя к ним данные учета собственных затрат, потребитель будет иметь представление о затратах общественного труда (рабочего времени, выраженного в заработной плате) на продукт своего производства. Снабдив этот продукт соответствующей информацией, потребитель, теперь уже — поставщик, передает его следующему потребителю. Если же какой-либо из потребителей получит продукт без «ярлыка» или с «ярлыком», не отражающим предшествовавшие затраты труда на производство продукта, то цепь неизбежно оборвется и уже не сможет быть восстановлена никогда.
Следовательно, поскольку экономия рабочего времени и планомерное его распределение по различным отраслям производства остается первым экономическим законом на основе коллективного производства, как считал Маркс, постольку в цене производства должна быть зафиксирована в денежной форме мера затрат общественного труда на производство продукта. Тогда цена производства продукта представляет собой фиксированную в денежной форме информацию о количестве труда, овеществленного в продукте, а критерием ее качества является максимум достоверности информации.
Без цены, как выражения затрат и результатов производственной деятельности в управлении производством, не обойтись. Цена производства, как видим, объективно является мерой затрат и результатов. Но назначается она людьми. Следовательно управление общественным производством начинается не с распределения ресурсов общественного рабочего времени по отраслям и видам продукции, а с установления цен, без чего ни о каком распределении ресурсов не может быть речи. Этим определяется огромная роль ценообразующих органов в системе управления.
Общественное производство представляет собой огромную систему, экзогенными параметрами которой является вещество природы и энергия, преобразуемые трудом из исходного состояния в требуемое. Только солнечная энергия да атмосферный воздух достаются человеку без труда и расход их нигде в расчет не принимается до тех пор, пока не появятся затраты по их воспроизводству. Даже грибы и ягоды в лесу становятся пригодными к употреблению только после приложения человеком определенных усилий. Как масса присуща любой вещи, так овеществленный труд любому продукту. Как грамм служит физической единицей измерения массы — общего свойства каждой вещи и любой их совокупности, так и рубль служит денежной единицей оценки количества живого труда, овеществленного в каждом отдельном продукте и любом их множестве.
Целеустремленное распределение ресурсов по отраслям общественного производства определяет объем и структуру продукта в последующем за распределением отрезке времени, а не в предшествовавшем ему. Поэтому цены, используемые для распределения ресурсов как исходные данные, должны нести информацию не о прошлых затратах на единицу продукта, а о тех затратах, которые будут иметь место в предстоящем процессе простого и расширенного воспроизводства общественного продукта. Для прогнозирования таких цен также нужна точная информация о фактических затратах и их динамике.


2.5. Розничная цена

Розничные цены — это цены реализации населению оплачиваемых им продуктов и услуг (далее продуктов). Их задача — распределение продуктов среди населения с обеспечением баланса платежеспособного спроса населения и предложения. Часть продукта общественного производства, не поступающая в розничную торговлю, розничных цен может и не иметь. Но цены, отражающие реальные затраты на производство — цены производства имеют все продукты, в том числе и поступающие в розничную торговлю.
Уровень розничных цен в целом определяется количеством денежных знаков, получаемых населением. Научно обоснованные правила формирования розничных цен в принципе не имеют ничего общего с построением цен производства. Советские экономисты, усвоив по Марксу, что цена есть выражение стоимости, а стоимость — общественно необходимые затраты, крутились вокруг этих понятий и при определении советских цен: как цен производства, так и розничных цен, без разницы. Но функции тех и других цен в системе общественного производства совершенно различны; цены производства несут информацию о затратах общественного труда, а розничные цены — о целесообразности (полезности) этих затрат с точки зрения потребителей. Поэтому практика ценообразования в СССР до последних дней его существования так и блуждала в потемках, медленно и верно разрушая потребительский рынок.


Цена равновесия как денежное выражение
потребительной стоимости и
общественно-необходимых затрат

Потребности общества многогранны. Их природа, как писал К. Маркс, «порождаются ли они, например, желудком или фантазией, ничего не изменяет в деле».
С ростом уровня благосостояния народа роль желудка в формировании общественных потребностей относительно уменьшается, фантазии — возрастает. Но удовлетворение потребностей независимо от этого всегда связано с общественным производством и поэтому всегда — проблема экономическая.
Личные потребности населения удовлетворяются всей массой потребительских продуктов. По физическим свойствам, по «полезности» каждого отдельно взятого продукта нельзя определить его роль в удовлетворении потребностей людей. Но вместе с тем каждый потребитель, независимо от способа производства, стремится к максималь-ному удовлетворению своих потребностей и, имея неограниченную свободу выбора структуры потребительского продукта при ограниченном объеме потребления, интуитивно на основе повседневного жизненного опыта, считаясь при этом не только с физическими свойствами продуктов, но и с их ценами, а также со своей платежеспособностью, выбирает оптимальную для себя структуру потребительского продукта.
В этом смысле розничная торговля имеет дело с широким представительством экспертов. Здесь каждый покупатель — эксперт и при том эксперт весьма опытный и ответственный за принятое им решение. Он повседневно участвует в выборе оптимальной для себя структуры набора продуктов, потребляемых им в рамках его платежеспособности, и всегда сам оказывается «жертвой» своего собственного выбора.
Из платежеспособного индивидуального спроса формируется общественный. Если все множество потребителей предъявляет спрос на какой-нибудь продукт больше или меньше возможных его поставок, то повышение его цены в первом случае уменьшает, а снижение во втором — повышает его предпочтение в структуре индивидуального выбора во всей массе потребительских продуктов, приводя в соответствие спрос и предложение. Цены реализации, при которых спрос становится равным предложению получили название цен равновесия. При этих ценах количество продуктов, реализуемых населению за период t (год), становится равным его поставкам в сферу реализации за тот же период при полном удовлетворении платежеспособного спроса и сохранении оборотных запасов по всей номенклатуре изделий.
Общепризнанной является точка зрения, что при ценообразовании необходимо учитывать соотношение между спросом и предложением. Экономисты, которые отрицали бы это положение, не известны, в том числе и среди самых ярых противников концепции цен равновесия. Но при этом многие упускают из вида, что там, где соотношение между спросом и предложением диктует необходимость отклонения цен от затрат, совокупные затраты на производство всего продукта данного вида не равны общественно необходимым. Поэтому речь может идти об отклонениях цен не от общественно необходимых затрат, или «стоимости», а от средневзвешенных затрат на единицу продукции.
В какую сторону от затрат нужно двигать цены при учете соотношения между спросом и предложением? Совершенно очевидно: вверх, если спрос выше предложения, вниз — если ниже. До каких пор нужно и можно их двигать? Также совершенно очевидно: в первом случае не выше, во втором — не ниже уровня, при котором спрос становится равным предложению, т.е. — до уровня цен равновесия.
Таким образом, если требование учитывать в розничных ценах соотношение между спросом и предложением, относится ко всей массе продуктов, а не к отдельным из них, то приближение к ценам равновесия и есть основной принцип установления розничных цен.
Цена равновесия — это общественная оценка потребительной стоимости каждого продукта, его веса в удовлетворении потребностей населения при данных объеме и структуре поставок и общественных ресурсах платежа.
При любой другой цене потребитель может быть обманут. Выбирая для себя структуру потребления, он может остаться без тех продуктов, которые реализуются по ценам ниже цен равновесия. С другой стороны, реализуемые по цене выше цены равновесия, могут остаться нереализованными.
В любом обществе, члены которого имеют право на потребление ограниченного объема продукта при неограниченной свободе выбора его структуры, цена равновесия объективно, хотя обычно незримо, существует как существует вес, температура и другие свойства вещей, независимо от того, измеряем мы их или нет. Изделие весом в один килограмм не становится легче от того, что на него навесят ярлык с указанием веса 0,5 кг. Но если произвольное обозначение веса может повлечь за собой весьма отрицательные последствия в управлении процессами преобразования или перемещения вещей, то присвоение продуктам цен без учета действительных, объективно существующих их цен равновесия неизбежно влечет за собой отрицательные явления в экономических процессах, исключает возможность оптимального управления ими. И если первое положение очевидно для всех, то второе многие советские экономисты не признавали, хотя управление экономическими процессами намного сложнее, чем технологическими.
Покупатель, приобретая нужные ему продукты, ориентируется на их полезные свойства, цены и свои ресурсы платежа. Затраты труда на них его не интересуют. Поэтому цены, предлагаемые покупателем за те продукты, на производство которых обществом выделены недостаточные ресурсы общественного труда, будут выше затрат на единицу продукта и, наоборот, избыточно затраченные ресурсы не будут признаны обществом и не будут оплачены. То, что общество готово отдать за всю массу того или иного продукта, представляет собой произведение цены равновесия и объема реализации продукта данного вида. Это произведение в известной мере выражает количество общественного труда, которое потребитель готов оплатить и которое общество в интересах потребителя должно затратить на производство всей массы данного продукта. Если такого равенства по всей номенклатуре нет, то к нему нужно идти, перераспределяя между продуктами общий ресурс затрат, сокращая затраты на производство продуктов там, где цены производства выше цен равновесия, увеличивая там, где ниже. Оптимальная структура потребительского продукта та, при которой по каждому продукту из всего их множества цена производства и розничная цена, установленная на уровне цены равновесия, равны между собой (обоснование см. в разделе 4.2).
Следовательно затраты на единицу (цена производства), равные розничной цене, удовлетворяющей спрос и предложение по каждому продукту (цене равновесия), представляют собой общественно необходимые затраты, приходящиеся на единицу реализуемого через розничную торговлю продукта при фактическом объеме его производства и платежеспособном спросе, а также то, что принято называть «стоимость».
Цены равновесия — база розничных цен

В условиях простого товарного производства рыночные цены стихийно (точнее — автоматически) приближаются к ценам равновесия, подчиняя производство требованиям потребителей. Одним из существенных проявлений возрастающего с развитием товарного производства противоречия между общественным характером производства и частной формой присвоения, является возможность отклонения рыночных цен от цен равновесия, реализуемая монополиями в своих интересах во вред потребителям.
В условиях капиталистической монополии возможна ситуация, при которой владельцу средств производства выгоднее выбросить продукт, чем снизить на него цену и привести тем самым в соответствие спрос возможному предложению. Это наглядно иллюстрируется на следующем простом примере.
Предположим, что общество состоит лишь из двух частных собственников, из которых первый монополизировал производство всех пищевых продуктов, а второй — одежды. Первый производит 1000 единиц (тонн) продуктов питания, второй — 100 единиц (комплектов) одежды. У первого единица стоит 1 руб., у второго — 10 руб. Платежеспособный спрос всего населения составляет 2000 руб.
Если спрос и предложение находятся в равновесии, то оба владельца реализуют все свои товары и выручат по 1000 руб. каждый. Население реализует все свои денежные ресурсы.
Далее предположим, что у первого владельца в связи с благоприятными погодными условиями, и без каких-либо дополнительных затрат произведено 1250 единиц, а платежеспособность населения осталась на прежнем уровне. Следовательно, логика требует снижения цен на пищевые продукты до 1 ґ 1000/1250 = 0,8 руб. Тогда весь продукт может быть реализован, а у населения повысится уровень реальной заработной платы.
Однако население может среагировать по-своему: ограничить потребление пищевых продуктов прежним объемом — 1000 единиц, а освободившиеся денежные ресурсы (1000 ґ 01 – 1000 ґ 0,8 = 200 руб.) отнести второму владельцу, стимулируя увеличенное производство одежды.
Первый владелец при этом потеряет 200 руб. Следовательно, ему выгоднее уничтожить излишний с его точки зрения продукт, чем снизить цены. Такова логика развития частной собственности, не зависящая от субъективных характеристик владельцев средств производства.
Совершенно очевидно, что в рассмотренном примере достаточно убрать перегородку, разъединяющую двух частных собственников, чтобы ликвидировать частную собственность на средства производства. Тогда для единого производителя совершенно безразлично, по какому каналу выданные населению деньги вернутся в государственную кассу: через продукты питания или через одежду. Но вместе с тем в рассматриваемой ситуации для реализации всей массы пищевых продуктов цены на них нужно будет понизить, а на одежду повысить, чтобы удовлетворить платежеспособный спрос. Те цены, при которых реализуется весь продукт и полностью удовлетворяется платежеспособный спрос, и есть цены равновесия.
Таким образом, общественная собственность на средства производства, ликвидируя межотраслевую конкуренцию, исключает одну из объективных причин отклонения цен реализации от цен равновесия, но и порождает возможность установления розничных цен, не считаясь с ценами равновесия.
При централизованном управлении цены равновесия могут дать лишь ориентацию плановым органам в вопросах ценообразования и совершенствования структуры той части потребительского продукта, которая доводится до населения через розничную торговлю. Государство имеет возможность устанавливать любые розничные цены, стимулируя снижением цен рост, а повышением — сокращение потребления тех или иных продуктов. При этом нужно помнить, что один и тот же по структуре и объему продукт, сбалансированный с доходами и платежеспособным спросом, обязательно реализуется весь только по ценам равновесия. При других ценах такой гарантии нет. Часть платежных ресурсов потребителей не найдет нужных продуктов, а часть продуктов не найдет покупателей. Если продукт реализуется полностью, то в смысле удовлетворения потребностей покупателей он выполняет все, на что способен. Большего с него не взять, даже если раздавать бесплатно. Поэтому цены равновесия гарантируют максимум удовлетворения потребностей общества уже произведенным продуктом. Более того, за счет реализации продукта, не находящего спроса при других ценах, потребление населением материальных благ может только увеличиться.
Цена равновесия — категория объективно существующая. Поэтому, если требуется регулирование структуры потребления, то нужно начинать не с изменения розничных цен, а с целесообразного изменения структуры производства. Цена равновесия, как и розничная цена, не управляет производством, а следует за ним, изменяясь в направлении, противоположном изменению объема, воздействуя на спрос, приводя его в соответствие с предложением. Следствием этого процесса является не отклонение розничных цен от цен равновесия, а отклонение тех и других от затрат на производство единицы продукции, т.е. от цены производства.
Желая более полно удовлетворять потребности населения, например, в детской одежде, нужно, прежде всего, увеличить ее производство. Цена равновесия на нее после этого снизится сама и потянет за собой розничную цену. Одно только снижение розничных цен, даже до нуля, не дает населению детской одежды больше, чем ее произведено и реализовано по цене равновесия, но порождает все отмеченные выше отрицательные последствия недостачи товаров в сети государственной розничной торговли. Наоборот, желая снизить потребление водки в два раза, нужно снизить ее производство в два раза. Цена равновесия после этого установится сама и к ней должна быть приближена розничная цена.
Имеет ли место при этом отклонение фактических затрат на производство всей массы продуктов данного вида (водки или детской одежды) от общественно необходимых? Видимо нет, поскольку под общественно необходимыми затратами следует понимать затраты, наилучшим образом удовлетворяющие общество как целое, а не как простое множество потребителей, составляющих общество. А это не одно и то же.
Например, с точки зрения совокупности потребителей, если среди них есть наркоманы, затраты на производство наркотиков необходимы. С точки зрения общества как целого величина этих затрат должна быть равна нулю, но зато общественно необходимыми становятся затраты, связанные с ликвидацией наркомании. В подобных ситуациях возможны и компромиссы. Например, несмотря на общественный вред курения, общество считает затраты на производство табака, сигарет и т.д. общественно необходимыми (нет решительности преодолеть это нездоровое массовое явление), но вместе с тем затрачивает определенные ресурсы и на пропаганду вреда от курения.
Поэтому, если понимать под общественно необходимыми затратами те затраты, которые признаются как необходимые обществом, то влияние государства на структуру потребления связано не с отклонением розничных цен (и цен равновесия) от общественно необходимых затрат, а с отклонением общественно необходимых затрат от оценки их величины всей массой потребителей. В подавляющем числе случаев оснований для расхождения этих оценок нет и поэтому в принципе можно считать, что они совпадают.


Цены равновесия в управлении производством

Всякое управление осуществляется посредством некоторой системы, в которой обязательно функционируют прямые и обратные связи при внешнем задающем воздействии. И при простом товарном производстве, и при капитализме, и при социализме место цены равновесия в управлении производством одно и то же — информация обратной связи.
Управляющее воздействие в производстве также одно и то же — труд, затраты ресурсов. Различие заключается в том, что при досоциалистическом товарном производстве имеется много разобщенных приемников информации обратной связи и каждый из них по-своему руководствуется ею. Внешнее задающее воздействие при капитализме — максимум прибыли — определяет общность поведения всех разобщенных товаропроизводителей и через преодоление посредством рыночных отношений противоречий между ними обеспечивает развитие общественного производства в целом. При социалистическом «товарном» производстве все приемники информации обратной связи составляют единую систему — государство, которое может вообще не реагировать на эту информацию. Но внешнее задающее воздействие на систему — максимизация удовлетворения потребностей общества — требует реагирования на обратную связь и регулирования распределения ресурсов по различным отраслям и продуктам в соответствии с пожеланиями потребителей, выраженными ценами равновесия.
Противники ориентации на цены равновесия до последних дней Советской власти видели в ней подмену планового ведения хозяйства стихией рынка. Вместе с тем при принятии решений о преимущественном развитии производства тех или иных предметов потребления плановые органы руководствовались интуитивными оценками соотношений между спросом и предложением. Стихия рынка в этом не усматривалась. Аналогично можно считать термометр диктатором, если им, а не собственными ощущениями, руководствуется хозяин квартиры, включая отопление.
Цена равновесия существует независимо от ее признания плановыми органами. Дискуссия сводится не к вопросу о преимуществе планового хозяйства или стихии, а к вопросу, какое из явлений на рынке — отклонение поставок от спроса при данных ценах или отклонение цен от затрат на производство при соответствии спроса и предложения позволяет лучше принимать плановые решения по распределению между отраслями и изделиями тех производственных ресурсов, которыми располагает общество.
В обоих случаях исходным моментом для решения этой задачи является сложившееся соотношение между спросом и предложением при данных ценах реализации. Как меру неудовлетворенного спроса, т.е. меру требуемого увеличения объема производства по каждому продукту, так и цену равновесия назвать не просто. В обоих случаях на выручку приходит основанная на профессиональном опыте интуиция практических работников.
Всякая интуитивно принятая оценка нуждается в немедленной проверке и корректировке ее по результатам проверки. Ошибка в определении увеличения объема производства может быть обнаружена только после выделения и освоения необходимых капитальных вложений. Ошибка в цене обнаруживается и может быть исправлена немедленно.
4 Н.И. Ведута
Последнее обстоятельство кроме того, что оно само по себе ценно, позволяет выявлять закономерные количественные связи между ценами равновесия, доходами, объемами реализации и т.д., после чего на помощь интуиции приходит математическая статистика. Становится возможным прогнозирование цен равновесия, основанное не только на интуиции, но и на достаточно точных исходных данных и строгих математических методах. Учитывая длительность периода создания и освоения новых производственных мощностей, прогнозирование динамики цен равновесия имеет огромное значение.
Предположительно целесообразные изменения объемов производства по каждому продукту устанавливаются изолированно, вне связи со всей совокупностью продуктов и имеющимися ресурсами капитальных и текущих затрат. В ценах равновесия отражены сразу все эти сложные взаимосвязи.
Данные о полных капитальных вложениях, обеспечивающих приросты объемов производства, можно иметь только из межотраслевого баланса, а объем капитальных вложений ограничен. Поэтому построение оптимального баланса — итеративный процесс, в течение которого придется многократно прибегать к экспертам для новой оценки необходимых изменений объемов производства, увязанных с ресурсами затрат. Цены равновесия устанавливаются один раз, и далее эксперты в итеративном процессе не участвуют.
Все это свидетельствует, что при решении вопросов планомерного распределения ограниченных ресурсов текущих и единовременных затрат по отраслям и изделиям, ориентация на цены равновесия несоизмеримо эффективнее ориентации на соотношение между спросом и предложением, минуя цены равновесия. Цены равновесия при централизованном управлении экономикой не имеют ничего общего со стихией рынка. Они оказываются надежным и незаменимым ориентиром при планомерном управлении общественным производством.
При централизованном управлении вся информация о ценах равновесия в порядке обратной связи может использоваться в едином центральном органе. При независимых друг от друга товаропроизводителях — каждым из них самостоятельно. В первом случае такой информацией можно и не располагать, что и продемонстрировано печальной практикой хозяйствования в СССР, приведшей к серьезному застою и развалу потребительского рынка. Во втором случае главным образом рынок диктует поведение независимых друг от друга товаропроизводителей, почему и экономика именуется рыночной.
Роль информации обратной связи в управлении экономикой играет цена равновесия. Вся прочая информация, необходимая для управления, основывается не на общественных оценках, а на научных данных о различного рода технических и экономических нормативах, законах преобразования фактического состояния экономики в требуемое, математике и вычислительной технике. Поэтому все функции централизованного управления общественным производством в перспективе могут выполняться в автоматизированной системе управления народным хозяйством (АСУНХ), действующей в реальном режиме времени. В условиях рыночной экономики в связи с разобщенностью производителей таких перспектив нет.


Связь цен равновесия с ценами производства

На основании изложенного можно высказать сожаление, что в ценах равновесия может быть оценена только та часть конечного продукта, которая реализуется через розничную торговлю, т.е. несколько больше половины всего конечного продукта. На вторую половину — общественные фонды потребления и средства производства — цены равновесия не распространяются.
При решении вопросов создания общественных фондов непроизводственного потребления целесообразное распределение ресурсов по различным направлениям определяется в результате борьбы мнений довольно большого круга работников отделов и управлений различных министерств, ведомств, институтов, предприятий и других организаций. Полезным подспорьем при этом служат различные нормативы: количество жилой площади, мест в школах, садах, яслях, больницах и поликлиниках на душу населения и т.д.
Научный подход здесь заключается в математическом описании различных практикуемых в жизни эвристических методов принятия решений, общим для которых является получение и обработка суждений экспертов (экспертных оценок), высказанных на основе профессионального опыта и интуиции. Чем шире состав экспертов, чем они компетентнее и чем выше их ответственность, тем точнее отражают потребности общества принятые ими решения. В этом отношении цены равновесия предст


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-01, 06:58 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
Связь цен равновесия с ценами производства

На основании изложенного можно высказать сожаление, что в ценах равновесия может быть оценена только та часть конечного продукта, которая реализуется через розничную торговлю, т.е. несколько больше половины всего конечного продукта. На вторую половину — общественные фонды потребления и средства производства — цены равновесия не распространяются.
При решении вопросов создания общественных фондов непроизводственного потребления целесообразное распределение ресурсов по различным направлениям определяется в результате борьбы мнений довольно большого круга работников отделов и управлений различных министерств, ведомств, институтов, предприятий и других организаций. Полезным подспорьем при этом служат различные нормативы: количество жилой площади, мест в школах, садах, яслях, больницах и поликлиниках на душу населения и т.д.
Научный подход здесь заключается в математическом описании различных практикуемых в жизни эвристических методов принятия решений, общим для которых является получение и обработка суждений экспертов (экспертных оценок), высказанных на основе профессионального опыта и интуиции. Чем шире состав экспертов, чем они компетентнее и чем выше их ответственность, тем точнее отражают потребности общества принятые ими решения. В этом отношении цены равновесия представляют собой наиболее точные оценки продуктов. Они формируются с участием всех взрослых (за редким исключением) членов общества, ежедневно и многократно участвующих в сопоставлении между собой различных продуктов розничной торговли и всякий раз пожинающих лично плоды своего собственного выбора.
После формирования структуры конечного продукта непроизводственного назначения производственная задача состоит в максимизации объема производства продукта в заданной структуре при ограниченных ресурсах. Решается она на основе технико-экономических расчетов без какого-либо участия рыночных отношений, формируя объем и структуру производства средств производства.
Если структура конечного продукта непроизводственного назначения и соотношение между I и II подразделениями общественного производства оптимальны, то затраты на производство средств производства являются общественно необходимыми и определяются они путем расчетов. Расчеты эти тем достовернее, чем точнее цены на средства производства отражают действительные общественные затраты на единицу продукции.
Таким образом, цены равновесия, формирующиеся в системе розничной торговли, оказывают значительное влияние на принятие решений во всей системе оптимального управления общественным производством.
Вместе с тем принятые здесь решения в свою очередь оказывают огромное влияние на цены равновесия. Чем выше доля накопления и общественных фондов в потреблении национального дохода, тем выше общий уровень цен равновесия. Общественные фонды потребления оказывают прямое воздействие также на соотношение потребностей, удовлетворяемых через розничную торговлю, а значит и на структуру цен равновесия. Кроме того, общий уровень цен равновесия зависит от производительности общественного труда и масштаба денежной меры затрат труда — номинальной заработной платы.
О практических возможностях приближения
розничных цен к ценам равновесия

Приближение розничных цен к ценам равновесия, даже при условии полного признания необходимости этого, — задача не простая. Наиболее весомой причиной, затрудняющей ее решение, является подвижность спроса (сезонность, мода и др.) и некоторая зависимость предложения от случайных, пока неуправляемых явлений природы (погода). Зависимость предложения продуктов от воздействия случайных факторов может быть в значительной мере преодолима за счет образования государственных запасов (например по сельскохозяйственной продукции). Спрос же людей всегда чреват всякими неожиданностями, и поэтому (а также из-за упомянутой неуправляемости предложения) цены равновесия, независимо от нашей воли и желания, подвижны, а розничные цены, например в СССР, устанавливались на высоком государственном уровне и действовали устойчиво длительное время вне связи с движением цен равновесия.
Розничная торговля в СССР была промежуточным звеном между ценообразующими органами и покупателями. Цены от нее не зависели. Поэтому и называлась она торговлей по недоразумению (что это за торговля, если цена неприкосновенна). Это — не торговля, а доведение продукта общественного производства до потребителя на заранее установленных условиях. Между тем розничная торговля может располагать всей информацией, необходимой для установления розничных цен на уровне цен равновесия, и оперативно их изменять в зависимости от изменений соотношения между платежеспособным спросом и предложением. Поэтому государственной системе розничной торговли и должны принадлежать функции построения таких розничных цен, при которых в конечном счете в сети розничной торговли были бы в наличии все виды продуктов, поставляемых промышленностью, а количество реализованных (значит и потребленных) продуктов с учетом необходимых изменений запасов равнялось бы объему производства за тот же период. Выручка при этом увеличивалась бы за счет перераспределения продуктов в торговой сети и подвижности цен, согласованной с закономерностями (сезонностью) изменений спроса, выдачи заказов поставщикам преимущественно на те продукты, от реализации которых разность между ценой реализации и ценой поставки оказывалась бы наибольшей. Здесь же должна накапливаться информация о фактическом движении цен равновесия для изучения его закономерностей и прогнозирования.
От права «на свой страх и риск» приводить розничные цены в соответствие со спросом «зависит успех в коммерции». Промедление в этом вопросе «потере подобно». Так писал в статье «Недостача» корреспондент «Известий» Е. Каневский, где привел интересную информацию о курьезном, по его мнению, случае. «Дело было в Белоруссии, в одном из отдаленных сел. Пришел в кооперативный магазинчик новый заведующий, он же продавец — весь штат в одном лице. До этого дело шло из рук вон плохо: план товарооборота из месяца в месяц не выполнялся, росли сверхнормативные остатки, издержки съедали всю прибыль. Прошел месяц — другой. В сельпо не могли нарадоваться: дела у новичка (правда, ему было лет эдак под шестьдесят, но в торговле он — новичок, до этого работал в колхозе счетоводом) пошли в гору. Но настал срок, приехали к «новичку» ревизоры. И ахнули. Полная неразбериха с ценами.. В чем дело? А тот спокойно объясняет, «действовал так: вещь не идет, залеживается, я цену на нее снижаю, другую из рук рвут — ту продаю дороже. При этом строго следил, чтобы общая сумма подотчетных товаров сходилась с документами. Государству выгодно, людям удобно. В накладе остался спекулянт да тот, кто привык с задних дверей вещи приобретать.»
Приведенная иллюстрация хорошо свидетельствует, что равновесие между платежеспособным спросом и предложением может устанавливаться за счет цен реализации не только на свободном рынке продавцами продуктов собственного производства или спекулянтами, но и в сфере государственной торговли государственными служащими, реализующими государственные продукты.
Правда, в случаях, подобных описанному, продавец может прикарманивать выручку, превышающую ту, которая была бы получена при реализации всех продуктов по государственным розничным ценам. Но ущерб этим наносился бы не государству, а покупателям, что стимулировало бы с их стороны тщательный контроль за деятельностью продавца. Кроме того, достижения в области автоматизации процессов учета и планирования позволяют оснащать магазины розничной торговли соответствующей техникой, совершенно безразличной к доходам и расходам. Автоматизированная система позволяет, во-первых, в любой момент фиксировать в действующих ценах (как бы часто они не менялись) количество реализованной продукции, ее поступление, остатки на складах, прилавках и т.д.; а также момент и меру изменения цен посредством машинной обработки поступающей в огромном количестве исходной информации. Заранее предвидеть выводы из анализа, проводимого автоматизированной системой по безразличным к результатам алгоритмам, нельзя. Поэтому возможность выигрыша кого-либо от преднамеренного искажения учета реализации или осведомленности о предстоящем изменении цен исключается.
При централизованном государственном ценообразовании, во-первых, невозможно обеспечить требуемую оперативность установления розничных цен; во-вторых, вся необходимая информация может черпаться только из системы розничной торговли, а сверху возможно лишь поступление директив типа «держи и не пущай»; в-третьих, на пути внедрения действенного хозрасчета, построенного на использовании огромных возможностей такого показателя как цена равновесия (например, оценка торговлей работы промышленных предприятий по отклонениям цен производства в обе стороны), возникают непреодолимые препятствия.
За центром достаточно оставить методологию построения цен, обеспечивающую проведение государственной политики в области максимизации личного потребления и регулирования его структуры; контроль.
Неопределенность прогнозных значений цен равновесия, зависящих от соотношения между спросом и предложением не только по данному продукту, а и по каждому продукту всего их множества, динамичность потребностей населения, постоянное изменение уровня затрат на производство продуктов под влиянием НТП (научно-техническо-го прогресса) и совершенствования организации производства практически исключают возможность движения по оптимальной траектории. Задача заключается в том, чтобы к ней постоянно приближаться, используя в качестве информации обратной связи фактические цены равновесия при фактических объемах предложения и фактическом объеме платежеспособного спроса.


Розничные цены в СССР

Концепция построения розничных цен на уровне цен равновесия в той или иной форме муссировалась в СССР еще в начале 70-х вместе с вторжением в экономические исследования математических методов. Получила она отражение и в моей книге «Экономическая кибернетика» (Минск. «Наука и техника». 1971.). Не осталась она незамеченной и «сильными мира» тех лет. Они энергичнейшим образом набросились на данную концепцию, обвиняя ее сторонников в «вульгаризации теории стоимости», «недиалектическом подходе», поддержке политики, которую в Чехословакии «проводил небезызвестный О. Шик». Среди критикуемых оказался и я, как автор данной работы, после чего мной были предприняты попытки разъяснить в журналах «Вопросы экономики», «Известия АН СССР», «ЭКО» сущность концепции цен равновесия и обосновать необходимость и возможность ее практического использования в условиях централизованного управления экономикой. Однако моя статья рецензировалась по заказу редколлегий противниками этой концепции и, естественно, не увидела свет. Не возымели действия ни положительная оценка статьи, принятая по моему докладу на заседании бюро Научного совета АН СССР по комплексной проблеме «Оптимальное планирование и управление народным хозяйством», состоявшемся 20 июня 1974 г. под руководством лидера в то время экономико-мате-матического направления С.С. Шаталина, ни последующие обращения с просьбами личного вмешательства к членам АН СССР Т.С. Хачатурову, Н.П. Федоренко, А.Г. Аганбегяну, О.Т. Богомолову. Только двадцать лет спустя заговорили слабо подкованные теоретически политики, а за ними и ученые о либерализации цен, свободном ценообразовании, свободных ценах, т.е. о ценах равновесия, начали превозносить их. Например: «Экономисты (я не включаю в это понятие суррогат экономистов) признают подлинной только цену равновесия спроса и предложения». Где же был О. Лацис двадцать лет тому назад? И только апрельское 1991 г. крутое повышение розничных цен он стал оправдывать необходимостью приближения их к ценам равновесия, обвиняя в отрыве Сталина (ограбление крестьян), Хрущева (производство ракет «на конвейере, как сосисок», запрещение личного подсобного хозяйства), Брежнева (гонка «за равенством арсеналов человекоубийства», строительство каналов, бетонных дворцов для коров, производство тракторов, подобных танкам). Зато восторгался он перестроечным правительством (как и прежними, когда те были у власти), которое «впервые со времен нэпа решило вернуться к единственно верной политике цен — рыночной». Но ни одно из доперестроечных правительств так не обесценивало рубль, как перестроечное. Прежние правительства «обогащали» население денежными знаками, не имеющими товарного обеспечения, с целью создания у населения видимости более быстрых темпов роста благосостояния, чем они были на самом деле; перестроечное, двигая цены к рыночным, увеличивало денежные доходы населения, чтобы создать видимость более низких темпов падения населения в нищету, чем они были на самом деле. Подгонка доходов к ценам в условиях снижения объемов производства никак не могла «вывести» розничные цены на уровень цен равновесия. В этом, а не в «грехах» Сталина, Хрущева и Брежнева, причины постперестроечного глубочайшего развала потребительского рынка, восстановленного затем путем беспрецедентного форсирования инфляции и обнищания большинства населения.
Своевременная ориентация при централизованном управлении на цены равновесия дала бы возможность по их движению немедленно видеть движение реальных доходов населения не позволила бы ЦСУ СССР в течение десятков лет подавать информацию о росте сбережений, как росте благосостояния.
Важнейшим принципом построения цен, провозглашен-ным в свое время главным действующим лицом в ценообразовании СССР А. Коминым, является принцип «наибольшего приближения цен к уровню общественно необходимых затрат труда...». По выражению Ю.В. Яковца, другого ведущего советского специалиста по плановому ценообразованию, в основе уровня цен «может лежать лишь одно общее свойство товарного мира — общественно необходимые затраты труда».
Другие точки зрения по этому вопросу неизвестны, в том числе и среди сторонников концепции цен равновесия. Спор шел не об этом. Вся беда в том, что А. Комин и Ю.В. Яковец, как и многие другие советские экономисты, отождествляли общественно необходимые затраты со средневзвешенными затратами на производство единицы продукции, тогда как под общественно необходимыми затратами по Марксу прежде всего нужно понимать затраты, необходимые для производства всей массы продукта данного вида при таком распределении общих ресурсов между отраслями общественного производства, при котором наиболее полно удовлетворяются все растущие потребности общества. В этом смысле общественно необходимые затраты представляют собой не «свойство всего товарного мира», как пишет Ю.В. Яковец, а категорию любого общественного способа производства, в том числе и коммунистического.
Власть предержащие советские экономисты до последних дней существования социализма в СССР убеждали, что «товарное производство, его законы (в том числе закон стоимости) и категории органически присущи социалистической экономике». Однако, как только дело доходило до рабочей силы или цены равновесия, так сразу же давался задний ход и вне всякой связи со всей теорией социалистического «товарного» производства (товарного производства особого рода) давались клятвенные заверения, что при социализме рабочая сила не товар, хотя бы дважды особого рода, а розничная цена — не рыночная цена. Делалось это потому, что признание рабочей силы товаром окончательно выхолащивало бы классовую сущность экономического учения К. Маркса: свободный рабочий — хозяин средств производства не может продавать себе свою рабочую силу. Признание розничной цены ценой равновесия выхолащивало бы, по их мнению, понимание главной идеи социализма в экономическом аспекте: планомерное управление хозяйством якобы подменяется стихийной игрой цен.
Определяя социалистическое производство как товарное, при подходе к категории «рабочая сила» действительно нужно сказать «стоп!» и вернуться к исходным, сформулированным К. Марксом и Ф. Энгельсом определениям товарного производства. Что же касается розничных цен, то их смело можно рассматривать как рыночные цены «особого рода». Независимо от способа производства общее для рыночных цен — колебание их вокруг цен равновесия. Различие — в том, что в условиях товарного производства рыночные цены стихийно (пожалуй, точнее — автоматически) приближаются к ценам равновесия, подчиняя производство требованиям потребителей, а при социализме цены равновесия могут служить лишь ориентирами при принятии плановых решений, да и то не обязательно, как показал опыт СССР.
Не признавая цены равновесия, Госкомцен СССР, тем не менее, неоднократно проводил весьма существенные повышения розничных цен, в основном на предметы не первой необходимости (предметы роскоши, спиртные напитки, некоторые рыбные изделия, легковые автомобили и др.). Проводились также снижения розничных цен на залежавшиеся товары. Таким образом, под давлением объективно действующих экономических процессов противники цен равновесия так или иначе вынуждены были приближать розничные цены к ценам равновесия. В теоретическом же плане они запугивали потребителей тем, что якобы приближение розничных цен к ценам равновесия обязательно связано только с их повышением, а значит и с ущербом благосостоянию народа. Изменения розничных цен объяснялись, в основном, благими намерениями перераспределить продукт в пользу низкооплачиваемых за счет высокооплачиваемых.
Между тем, если речь идет о различиях в оплате труда, то соблюдение принципа равной оплаты за равный труд исключает необходимость какого-либо перераспределения продуктов в пользу низкооплачиваемых. Оценив час труда ученого в n раз выше часа труда обычного служащего, нелепо продавать ученому продукты в n раз дороже, чем служащему. Где же тогда принцип оплаты по труду? Если соотношение в оплате различных категорий установлено неправильно, то нужно его исправить в оплате, а не в сфере реализации продукта. Если правильно, то реализация продуктов по ценам с различными отклонениями от затрат влечет за собой только нарушение основополагающего принципа социализма — распределение по труду.
Различие в доходах на одного члена семьи, зависящее от семейности или по другим причинам, если нужно нивелировать, то опять-таки это можно сделать гораздо лучше, точнее попадая в цель, путем введения различных пособий населению, а не через отклонения розничных цен от затрат на продукты, которые с равной вероятностью попадают и к многосемейным и к холостякам.
Советское правительство имело неограниченные возможности регулировать розничными ценами структуру потребления. Однако отсутствие при этом ориентации на цены равновесия углубляло отрицательные явления на потребительском рынке. Денежные знаки, не нашедшие в государственной розничной торговле «товара» в связи с его недостатком при реализации по цене ниже цены равновесия, не откладываются ровным слоем по всей массе покупателей. Они обязательно текут в руки тех, кто ближе стоит к реализации продукта или имеет возможность поставлять продукты населению, произведенные вне социалисти-ческих форм хозяйствования.
Повышение цены на предметы роскоши за счет предметов первой необходимости выгодно лишь тем, к кому стекаются денежные знаки. Предметы первой необходимости при заниженных на них ценах попадают к потребителю либо ценой дополнительных затрат времени на их поиск и выстаивание очередей, либо через тех, кто находится «поближе» к продукту, у кого накапливаются денежные знаки, не нашедшие в других руках «дешевых» государственных товаров, кто за счет этого получает возможность покупать «дорогие» предметы далеко не первой необходимости.
Увеличение или ограничение потребления какого-нибудь продукта означает увеличение или сокращение объема его производства. Изменение предложения продукта при прочих равных условиях влечет за собой изменение цен равновесия. И только за этими изменениями должны следовать изменения розничных цен.
Таким образом, цена равновесия — объективная категория, но ей не принадлежит никакой регулирующей роли в распределении или перераспределении материальных благ. Все определяется, в том числе и сама цена равновесия, только объемом и структурой производства. Противники же этой концепции, считая объективной основой цен общественно необходимые затраты (т.е. по существу — цены равновесия), не называя никаких их показателей (разве, что те же цены и издержки производства), приписывают этой, в их понимании химерной категории, еще и регулирующую роль в перераспределении материальных благ и воздействии на структуру потребления.
В СССР цены равновесия до последних дней его существования так и не получили признания как база розничной цены, хотя общественное производство и рассматривалось как товарное. Практиковался систематически опережающий рост денежных доходов населения относительно предложения потребительских «товаров». В этом виделся рост благосостояния народа. Но даже при этом населением выкупалось не все, что производилось. «Деньги» придерживались в надежде, что нужные продукты будут завтра, или относились на рынок, где покупались по рыночным ценам равновесия товары (без кавычек) государственного (у спекулянтов), подсобного, домашнего, кустарного и т.д. производства. В результате по данным ЦСУ СССР сумма вкладов населения в учреждения Сбербанка СССР на конец 1988 года по отношению к 1970 году возросла более чем в 6,3 раза при росте розничного товарооборота государственной, кооперативной (включая общественное питание) и колхозной торговли менее чем в 2,4 раза, и составила почти 80 % к последнему. Темпы роста розничного товарооборота, образование суммы вкладов, позволяющей населению в течение трех кварталов года жить только за счет сбережений без каких-либо доходов, нельзя объяснить только ростом потребностей населения в сбережениях. К тому же при столь высоких темпах роста сбережений возросли и запасы нереализованной продукции за тот же период более чем в 1,8 раза, свидетельствуя о росте общественно-бесполезных затрат.
Подавление в СССР идеи использования цен равновесия в практике хозяйствования повлекло за собой: а) затоваривание одной и дефицит другой части производимого продукта; б) нарушение социалистического принципа оплаты по труду; в) стимулирование и поощрение деятельности, не имеющей ничего общего с социалистическими формами хозяйствования; г) развитие теневой экономики. В конечном счете — полное разбалансирование потребительского рынка видимостью отсутствия достаточного количества необходимых предметов потребления, перекочевавших с прилавков магазинов в домашние шкафы и холодильники, и дискредитация системы централизованного управления экономикой при общественной собственности на средства производства.


Резюме к разделу 2

1. Производственные отношения социалистического способа производства не имеют ничего общего с товарно-денежными отношениями, кроме исторически сложившейся формы измерения затрат живого труда.
2. Труд — единственный фактор производства материальных благ. Продукта без овеществленного в нем труда не существует. Как грамм является единицей измерения массы — характеристики всех вещей, так денежная единица — рубль является единицей измерения количества овеществленного труда в каждом продукте и в любом их множестве.
3. Заработная плата, ориентированная в границах государства на принцип «каждому — по труду», объективно превращает заработную плату каждого в меру затрат живого труда, выраженную в денежной форме.
4. Налоги — мера затрат живого и овеществленного труда на удовлетворение общественных потребностей, оплачиваемых государством.
5. Фиксация на каждом производственном участке своих, выраженных в денежной форме затрат живого труда, труда, овеществленного в потребляемых продуктах, и общественного труда, приходящегося на долю участка в форме налогов, с суммированием их по всей производственной цепочке образуют на выходе цену производства — денежное выражение овеществленного в продукте общественного труда.
6. Цена реализации всей совокупности жизненных благ, подлежащих оплате населением за период t (год), и сумма денежных знаков, выплаченных рабочим, служащим, пенсионерам, стипендиатам и т.д., т.е. всему населению, в принципе должны быть между собой равны. При этих условиях каждая денежная единица представляет собой определенное количество потребительской продукции. Получая определенное количество рублей от государства, каждый рабочий, служащий, пенсионер и т.д. получает право приобрести в свое личное распоряжение определенное количество потребительской продукции, представленной этими рублями. Таким образом, в форме денежных знаков констатируется мера участия каждого рабочего или служащего в общем труде и предоставляется право каждому на получение определенной части общественного продукта, предназначенного для личного потребления. Т.е. в условиях централизованного управления экономикой денежные знаки становятся трудовыми квитанциями, получающими функции денег только на внутренних и внешних рынках.
7. Цена равновесия при свободе выбора покупателем продуктов из всего их множества и ограниченных ресурсах платежа — объективная категория. Субъективно установленная на уровне цены равновесия розничная цена, умноженная на физический объем предложения данного продукта, свидетельствует о количестве общественного труда, которое общество готово отдать за производство данного продукта.
8. Оптимальной структурой множества продуктов является та, при которой количество овеществленного труда в каждом продукте, выраженное ценой производства, равно общественной оценке его потребительной стоимости, выраженной розничной ценой, установленной на уровне объективно существующей цены равновесия. В этом случае цена равновесия представляет собой количественную определенность общественно-необходимого труда, овеществленного в продукте.
9. Подвижность цен производства и цен равновесия при инертности розничных цен исключает возможность развития экономики по оптимальной траектории. Задача в том, чтобы к ней постоянно приближаться, используя цену равновесия в качестве информации обратной связи.


* *
*

Практика всегда отклоняется от теоретических форм ее обобщения. Шар, как геометрическая фигура, у которой все точки поверхности одинаково удалены от центра, в реальной жизни не существует. Даже шарики прецезионных подшипников качения имеют отклонения от теоретической формы шара. Но это не мешает нам многие фигуры считать шарами. Более того, в этом выражается не снисхождение к реальной действительности, а необходимость. Только после признания нашей планеты шаром можно более подробно ее изучить и описать: зафиксировать, что по экватору ее диаметр больше, чем по оси вращения, назвать высоту гор и глубину морей, измерить «дыхание» под воздействием луны и т.д.
Теория должна не вводить в ранг законов неразбериху, наблюдаемую в практике, а находить в этой неразберихе закономерные явления, чтобы путем их обобщения с необходимой и достаточной степенью абстракции от реальной действительности ставить перед практическими работниками четкую цель, однозначно определяющую качество принимаемых ими решений. Без этого практика блуждает в потемках и лишена перспектив когда-нибудь выбраться из них.
Так и в экономической теории. Образно говоря, реальная экономика в СССР представляла собой шар, но шар далеко не круглый, щербатый, прыгающий и стучащий при движении. Задача заключалась в том, чтобы сделать этот реальный объект более близким к его теоретической основе. Для этого требовалось с известной степенью абстракции вскрыть объективное содержание старых экономических категорий, сформировавшееся в новых социально-экономических условиях. Этого сделано не было. Встраивание в хозяйственный механизм нового способа производства экономических категорий со старым их содержанием привело к утрате всех преимуществ централизованного управления и в конечном счете к полному развалу первого в истории человечества образца социалистической системы.





3. КРИТЕРИЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ
УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫМ
ПРОИЗВОДСТВОМ


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-01, 07:00 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
3. КРИТЕРИЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ
УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫМ
ПРОИЗВОДСТВОМ

Высшая цель централизованного управления экономикой — неуклонный подъем материального и культурного уровня жизни народа. Однако какой-либо показатель, однозначно характеризующий количественную меру подъема материального и культурного уровня жизни народа, отсутствует. Поэтому, говоря об оптимизации управления общественным производством, нужно сформулировать критерий эффективности управления так, чтобы ориентация на него позволяла во всех звеньях управления находить решения, максимизирующие ускорение движения в указанном направлении.


3.1. Общественное производство в системе
функционирования общества

Материальный и культурный уровень жизни народа определяется характером общественно-производственной деятельности людей и мерой потребления ими материальных и духовных благ в свободное от общественно-произ-водственной деятельности время.
Общественно-производственная деятельность является условием существования общества независимо от того, в какой мере она сама по себе представляет благо. Ее содержание в одних случаях увлекает человека в такой мере, что он отдает ей всю свою интеллектуальную и физическую энергию в собственное удовольствие, оставляя минимальное время для поддержания своих физических сил и удовлетворения различных непроизводственных потребностей. В других случаях человек занимается общественно-производственной деятельностью только потому, что с ней связана мера удовлетворения его непроизводственных потребностей.
Независимо от того, что влечет человека к труду — пытливый ум и здоровые мышцы или пустой желудок, время его жизни делится на две части: время общественно-производственной деятельности и время, свободное от нее. Первая образует ресурс общественного рабочего времени, расходуемый на выполнение производственных и непроизводственных общественно-необходимых функций. Вторая используется каждым членом общества для удовлетворения его непроизводственных материальных и культурных потребностей.
Ресурс общественного рабочего времени зависит как от численности работоспособного населения, так и от установленных обществом в лице государства законов, регламентирующих продолжительность рабочего дня, число нерабочих дней в году, длительность отпусков, число лет обязательного обучения, пенсионный возраст, воинскую повинность и т.д. Поэтому первая задача максимизации материального и культурного уровня жизни народа заключается в нахождении такого деления календарного времени на рабочее и свободное, при котором потребности членов общества в общественно-производственной деятельности — в ее результатах и в свободном от нее времени, взятые вместе, удовлетворялись бы наилучшим образом. Ограничением здесь является количество работоспособного населения и ресурс календарного времени в физических единицах измерения, управляющими воздействиями — изменения законоположений, регламентирующих участие членов общества в общественно-производственной деятельности. Под влиянием различных условий внешнего и внутреннего порядка эти законоположения могут существенно изменяться, увеличивая или уменьшая ресурсы общественного рабочего времени при одних и тех же людских ресурсах.
Сформировавшийся под влиянием конкретных государственных законоположений ресурс общественного рабочего времени должен быть использован полностью. Он становится объективным условием и ограничением при выборе последующих решений задач оптимального управления общественным производством.
По мнению ведущего советского экономиста академика С.С. Шаталина, одна из «исходных фундаментальных характеристик, конституирующих социалистическую экономику», заключается в том, что «все производственные ресурсы общества — материальные, трудовые и природные, воспроизводимые и не воспроизводимые — ограничены».
Ограниченность производственных ресурсов якобы «является условием возникновения производственно-эко-номических отношений вообще, а следовательно, только она порождает потребность в экономической теории... Ограниченность, или дефицитность ресурсов — это постоянное превышение общественных потребностей над возможностями общественного производства постоянный стимул его непрерывного развития. Только ограниченность ресурсов делает необходимым их оптимальное, наиболее эффективное использование...».
Действительно, ресурсы продуктов непроизводственного назначения всегда ограничены. Превышение какого-либо продукта над потребностью в нем свидетельствует лишь об исключительно плохой организации общественного производства. Но это — ресурсы непроизводственные. С их потреблением связано воспроизводство рабочей силы человека. Их распределение в обществе должно максимизировать заинтересованность членов общества в повышении интенсивности собственных затрат труда.
Из производственных же ресурсов в планомерно управ-ляемом сбалансированном (пусть даже не оптимальном) развивающемся общественном производстве единственным ограничением может быть только общественное рабочее время, а управление общественным производством прежде всего и в решающей мере представляет собой распределение в пространстве и времени общественных ресурсов живого труда. При этом ресурс рабочего времени, предоставленный обществом системе общественного производства, является не только ограничением, но и заданием. Он должен быть использован весь.
Ограниченность любых ресурсов, кроме трудовых, при централизованном управлении экономикой является следствием плохой сбалансированности производственных связей, а не исходной, фундаментальной и конституирующей характеристикой социалистической экономики.
Исходя из этого, второй задачей максимизации материального и культурного уровня жизни народа является распределение ограниченного ресурса общественного рабочего времени между производственной и непроизводственной сферами общественно-производственной деятельности и внутри них.
В первой производится продукт производственного и непроизводственного назначения. Вторая опосредствует потребление человеком конечного продукта непроизводственного назначения (обслуживание распределения), а также удовлетворение потребностей, не связанных непосредственно с существенным потреблением продукта общественного производства (обучение, лечение, развлечения). В этой сфере затраты общественного рабочего времени одной части членов общества часто связаны с затратами времени свободного от общественно-производственной деятельности другой части, которая оказывается как бы предметом труда у первой. Обе сферы, взятые вместе, образуя народное хозяйство, делятся на отрасли материального производства (промышленность, сельское хозяйство, транспорт, связь) и непроизводственные отрасли (про-свещение, здравоохранение, культура и др.).
Распределение ресурса общественного рабочего времени между отраслями материального производства и непроизводственными отраслями неразрывно связано с распределением их внутри отраслей народного хозяйства. При этом непроизводственные отрасли, опосредствуя непроизводственное потребление и реагируя на запросы людей, задают направления оптимизации структуры конечного продукта непроизводственного назначения, а отрасли материального производства максимизируют его объем и темп роста в заданной структуре.
Распределение ресурсов общественного рабочего времени между непроизводственными отраслями является результатом планово-экономической деятельности отделов и управлений различных министерств и ведомств. Ему предшествует обычно борьба мнений довольно большого круга лиц, исполняющих различные функции в государственном механизме управления народным хозяйством. Научный подход здесь заключается в математическом описании различных эвристических (практикуемых в жизни) методов принятия решений, общим для которых является получение и обработка суждений экспертов (экспертных оценок), высказанных на основе профессионального опыта и интуиции.
Распределение ресурсов в отраслях материального производства также осуществляется плановыми и другими государственными органами, но на основе не борьбы мнений, а более или менее точных экономическо-математи-ческих расчетов, обеспечивающих нахождение наилучших решений среди множества возможных. Здесь борьба представителей различных точек зрения начинается тогда, когда нет достаточной и достоверной информации или знания правил ее целенаправленного преобразования.
Исходя из отмеченных различий между сферами материального производства и непроизводственными отраслями, как в части роли их в повышении материального и культурного уровня жизни народа, так и в части методов принятия решений в них, в дальнейшем сфера материального производства составляет содержание понятия «Общест-венное производство», а непроизводственные отрасли рассматриваются как отрасли, выражающие непроизводственные потребности общества, предъявляющие вместе со всеми его членами требования к общественному производству по удовлетворению их непроизводственных нужд.


3.2. Формирование продукта общественного
производства

В теории оптимального функционирования социалистической экономики в качестве адекватной формы ближайшей цели коммунистического способа производства по воссозданию его социально-экономических отношений, рассматривается «максимизация общественной полезности продуктов (и условий) производства — всенародного достояния». Потребительная стоимость интересует общество не сама по себе, а в меру ее соответствия «специфическим общественным потребностям, с точки зрения ее особой в данных условиях общественной полезности».
Потребительная стоимость всегда непосредственно связана с наличием общественной потребности. Последняя же не всегда зависит от полезности вещи. Например, потребностью курить определяется потребительная стоимость сигарет. Полезности от курения в физиологическом смысле — никакой. В смысле же изъятия денежных средств у населения полезность табачных изделий достаточна высока. Как видим, в зависимости от критерия оценки общественной полезности получаются противоречивые результаты. Стало быть раньше, чем возводить полезность в ранг какого-либо критерия, нужно выработать критерий для оценки самой полезности. Таким критерием в условиях рыночной экономики является прибыль, при централизованном управлении, по-видимому, — полезность в сугубо социологическом смысле этого слова: укрепление здоровья, интеллектуальное развитие, повышение нравственных качеств членов общества и т.д. Максимизация полезности общественных потребностей — важнейшее направление всей деятельности централизованно управляемого общества: общественно-производственной, административной, культурно-просветительной, политико-воспитательной и т.д. В том числе на долю общественно-производственной деятельности приходится не только формирование, но и удовлетворение общественных потребностей. Поэтому в качестве критерия эффективности всей деятельности социалистического общества в лице его государства может служить максимизация полезности продуктов (и услуг) непроизводственного назначения. В сфере же производства продуктов таким критерием может быть только максимизация ускорения производства потребительной стоимости.
Иногда в литературе встречаются утверждения, что под потребностями общества и всех его членов, на максимальное удовлетворение которых нацелено общественное производство, нужно понимать и потребности самого производства. Например А.М. Румянцев пишет: «... потребности всестороннего свободного развития личности определяют как потребление, так и производственные потребности каждого члена общества». Обосновывается это тем, что удовлетворение потребностей в предметах личного потребления «возможно лишь при удовлетворении потребностей в средствах производства».
Действительно, при нынешнем уровне развития производства для того, чтобы есть хлеб, нужно добывать руду и плавить металл. Но между продуктом производственного и непроизводственного потребления ставить знак равенства, в смысле их роли в удовлетворении потребностей, нельзя. В производственном потреблении человек расходует свои физические и духовные силы, в непроизводственном — воспроизводит их.
Находясь на позициях А.М. Румянцева, можно утверждать, что услужение раба своему господину является его потребностью, поскольку без этого он вместо пищи получит кнут; прохождение длинных очередей в магазинах — также потребность человека, если без этого нельзя приобрести нужный продукт.
Общественное производство — такое же объективное, абсолютно не зависящее ни от человечества, ни от отдельного человека явление, как и само существование человеческого общества. Производственная деятельность является главным фактором, формирующим человека, его материальные и духовные потребности, уровень их удовлетворения и дальнейшее развитие. Важнейшей же силой технического развития производства является постоянное стремление людей к увеличению непроизводственного потребления при сокращении производственного. Даже при превращении труда в потребность здорового организма только не совсем здоровый организм может ощутить потребность потреблять как можно больше ресурсов на единицу производимого продукта.
Вместе с тем материальный и культурный уровень жизни народа определяется не только непроизводственным потреблением, но и содержанием самого процесса труда. Этот уровень возрастает вместе с облегчением труда, повышением его безопасности, ростом квалификации, улучшением эргономических и эстетических характеристик сферы приложения труда и т.д. С развитием производства требования в этом отношении к условиям производства постоянно ужесточаются, устанавливаются и контролируются государственными органами и становятся в системе общественного производства экзогенно заданными ограничениями. Поэтому цель и задача производства конечного продукта производственного назначения и его производственного потребления сводится к тому, чтобы в условиях указанных ограничений обеспечить максимальные темпы прироста конечного продукта непроизводственного назначения в заданной структуре.
Таким образом, третьей задачей максимизации материального и культурного уровня жизни народа, решаемой на самом высоком — государственном уровне управления, является формирование непроизводственных потребностей общества и его членов и их максимальное удовлетворение при полном и эффективном использовании ограниченного ресурса общественного рабочего времени.
Каких-либо физических единиц непосредственного измерения материального и культурного уровня жизни народа, уровня удовлетворения его потребностей, нет и не может быть.
Потребности людей придают вещам потребительные стоимости. Эти свойства вещей, как и потребности людей, каких-либо физических единиц измерения также не имеют. Вместе с тем связь между изменениями потребительной стоимости, не имеющей единицы измерения, с количеством продуктов, измеряемого либо в штуках, либо в килограммах и т.д., очевидна: чем больше количество, тем выше потребительная стоимость всей его массы (до предела насыщения) и ниже потребительная стоимость единицы продукта.
Существенно усложняется проблема, когда речь идет о наборе нескольких продуктов. Потребительная стоимость набора продуктов определяется не только объемом, но и его структурой. Под объемом понимается сумма всех каким-то образом оцененных компонент вектора набора. Под структурой — соотношение между всеми компонентами вектора.
Тесная прямая связь уровня удовлетворения потребностей людей с объемом и структурой набора потребляемых продуктов позволяет оценивать потребности в количествах продуктов, необходимых для их удовлетворения. Оптимальная структура потребностей, выраженных в физических единицах измерения продуктов или других благ, удовлетворяющих их, включая деление календарного времени на рабочее и нерабочее, может быть определена только экспертно, а соотношение между всеми благами должно быть таково, чтобы при данном их объеме и ограничении ресурса общественного рабочего времени, совокупность всех потребностей общества удовлетворялась наилучшим образом.
Чем больше экспертов участвует в оценке, чем опытнее каждый из них, чем выше заинтересованность каждого в правильном с общественной точки зрения решении задачи, тем ближе экспертные оценки к общественным.
Всяким изменениям структуры и объема производства конечного продукта непроизводственного назначения предшествуют изменения продукта производственного назначения.
Структура продукта производственного назначения определяется не только требованиями конечного продукта непроизводственного назначения, но и выбором технологических способов производства продуктов, и производственными (технологическими) связями между звеньями общественного производства. Здесь нет прямой зависимости объема производства продукта производственного назначения с массой его потребительной стоимости. Здесь потребительная стоимость продукта тем выше, чем выше результат его производственного потребления, чем четче взаимосвязаны между собой составные части и ниже затраты ресурсов. Выбор технологических процессов и производственных связей осуществляется на основе не интуитивных общественных оценок, а точных математических расчетов, учитывающих технико-экономические характеристики продуктов и технологических способов их производства.
Каждой структуре конечного продукта непроизводственного назначения соответствует свое оптимальное распределение в производстве ресурсов общественного рабочего времени.
В результате выбора наилучших технологических способов производства конечного продукта в структуре, заданной потребителем, возрастает объем его производства и сокращаются затраты на единицу. Это позволяет потребителю вновь оптимизировать структуру продукта, а производителю скорректировать выбор технологических способов производства продукта в новой его структуре.
В этом итерационном процессе целью общественного производства является получение максимально возможного объема продукта непроизводственного назначения в оптимальной заданной потребителем структуре при данных ресурсах затрат. Ему соответствуют оптимальные затраты на производство продуктов. Исходной в расчетах является структура, независимо от того, как она определяется при данных затратах: эвристическими, строгими математическими или комбинированными методами. Из этого следует, что во всей системе управления общественным производством потребителю принадлежит роль управляющего, а производителю -управляемого звена.





















3.3. Развитие производства — требование
роста непроизводственного потребления

Общество никогда не удовлетворяется достигнутым уровнем непроизводственного потребления и всегда стремится к его дальнейшему повышению, т.е. одной из важнейших потребностей общества сегодня является повышение уровня удовлетворения непроизводственных потребностей завтра. Это заставляет часть ресурсов общественного рабочего времени постоянно затрачивать на развитие производства. С развитием производства потребности общества возрастают, видоизменяются, появляются более новые, в связи с чем потребность дальнейшего повышения уровня непроизводственного потребления никогда не угасает. В результате нельзя назвать ни конечного состояния общества, ни конечного отрезка времени его развития.
На производство продуктов непроизводственного назначения и на развитие производства затрачиваются одни и те же ограниченные ресурсы общественного рабочего времени. Появляется проблема их распределения между первым (производство средств производства, а точнее — элементов основных и оборотных производственных фондов) и вторым (производство продуктов непроизводственного назначения, включая основные непроизводственные фонды) подразделениями общественного производства. Второе подразделение определяет материальный и культурный уровень жизни народа сегодня, первое — темпы его роста.
В теории оптимального функционирования социалистической экономики довольно широкое признание получила точка зрения, что критерием эффективности общественного производства является максимум суммарного потребления на бесконечный период при допущении, что «чем отдаленнее предполагаемое поступление некоторого фонда потребления, тем ниже должна быть его оценка в настоящий момент».
Для человека, живущего сегодня, значение потребительной стоимости того продукта, который будет производиться через тысячу или миллион лет, действительно можно считать равным нулю, тем более, придерживаясь идеологии, «после нас хоть потоп». Но, во-первых, это не значит, что в действительности потребительная стоимость продукта, производимого в далеком будущем, будет равна нулю. Во-вторых, человек в своей деятельности ориентируется на обозримый отрезок времени, а не бесконечно большой. В пределах же обозримого отрезка времени он всегда стремится к постоянному возрастанию непроизводственного потребления. Удовлетворение одних потребностей людей порождает другие. Субъективные стремления людей жить завтра лучше, чем сегодня, образуют в обществе объективную необходимость отказа от некоторой доли непроизводственного потребления для постоянного производства средств производства, обеспечивающего возрастание потребительной стоимости продукта непроизводственного назначения во времени. Как же можно утверждать, что один и тот же продукт представляет сегодня для человека более высокую ценность, чем завтра, если человек во имя завтра отказывается от части продукта сегодня?
Исследованиями функции потребления на бесконечный период предполагается получить ответ на вопрос, при каком распределении ресурсов рабочего времени между первым и вторым подразделениями общественного производства целевая функция достигнет максимального значения. С.С. Шаталин, например, пишет: «Критерий оптимального соотношения долей потребления и накопления в национальном доходе — максимально высокие темпы роста народного благосостояния» в бесконечном процессе экономического развития.
Далее, рассматривая социалистическую экономику как планомерно-оптимизируемую систему и ряд факторов, определяющих соотношение темпов роста первого и второго подразделений, С.С. Шаталин приходит к выводу, что влияние этих факторов «не приводит к закономерному преимущественному росту производства средств производства в процессе расширенного социалистического воспроизводства...». Между тем, как известно, К. Маркс и В.И. Ленин рассматривали преимущественное развитие первого подразделения (опережение темпов роста затрат общественного труда в первом подразделении по сравнению со вторым) как объективный экономический закон общественного развития.
Процесс расширенного социалистического воспроизводства является прежде всего интенсивным. Интенсивное расширенное воспроизводство осуществляется на базе научно-технического прогресса, замены действующих технологических способов производства новыми более эффективными. Это влечет за собой, во-первых, выбытие по причинам морального износа еще физически не износившихся элементов производственных фондов и, во-вторых, необходимость создания новых производственных мощностей для восстановления в общественном производстве пропорций, нарушаемых внедрением новых технологических способов производства, и превращения получаемой от внедрения экономии в прирост производства материальных благ. Без этого экономия коснется лишь отдельных работников, лишая их рабочих мест, превращая в безработных. Такие последствия технического прогресса типичны для рыночной экономики. При централизованном управлении экономикой технический прогресс и пропорциональное развитие общественного производства неразрывны, а это значит, что каждая единица экономии, полученная в результате технического прогресса, вызывает необходимость дополнительных затрат на создание элементов производственных фондов, обеспечивающих пропорциональное развитие всех отраслей. Эти затраты тем выше, чем эффективнее технический прогресс и выше фондовооруженность. В ряде случаев они могут совпадать, например, при реконструкции. Поэтому реконструкция является одним из наиболее эффективных направлений капитальных вложений.
Имитационное моделирование такого процесса воспроизводства общественного продукта свидетельствует, что даже при стремлении к максимально возможному увеличению конечного продукта только непроизводственного назначения общество вынуждено направлять в первом подразделение растущую долю ограниченного ресурса общественного рабочего времени.
При централизованном управлении экономикой появляется возможность целеустремленного регулирования темпов развития первого и второго подразделений, в том числе, возможно, и за счет второго. Такое развитие имело место в СССР при построении материально-технической базы социализма. Преимущественное развитие второго подразделения за счет ресурсов общественного рабочего времени первого подразделения при общем стремлении к непрерывному ускоренному росту уровня благосостояния общества исключается.
Второй причиной, породившей сомнения в объективном характере закона преимущественного развития производства средств производства, является практикуемая иногда оценка соотношения между темпами развития первого и второго подразделений не по затратам в них ресурсов общественного рабочего времени, а по темпам роста объема производства продуктов, относимых к тому или иному подразделению. Но показатели динамики объемов производства отражают не столько динамику затрат труда, сколько его производительность, а производительность зависит от многих факторов, в том числе и от природных условий, особенно в сельском хозяйстве. В урожайные годы объем продукции второго подразделения возрастает, в неурожайные — снижается. Если ориентироваться на объемы производства в подразделениях, то придется констатировать преимущественное развитие второго подразделения в урожайные годы и наоборот в засушливые. Очевидно, что соотношение в развитии подразделений от погоды не зависит. Судить о его динамике можно лишь по динамике затрат общественного рабочего времени в подразделениях, но не по объемам производимой ими продукции.
5 Н.И. Ведута
Установленное Государственным планом экономического и социального развития СССР на XII пятилетку — последнюю пятилетку существования СССР, (1986–1990), увеличение выпуска промышленной продукции на 21–24%, в том числе средств производства (группа «А» на 20–23% и предметов потребления (группа «Б») на 22–25%, вовсе не означало преимущественного развития второго подразделения. Более того, только на основе преимущест-венного развития первого подразделения (о чем в некоторой мере свидетельствует более высокий планируемый прирост капитальных вложений относительно прироста национального дохода) и повышения эффективности производимых в нем средств производства возможно ускорение темпов прироста объема производства продукции во втором подразделении.
Конечный продукт первого подразделения — производственные фонды общества, представляет собой продукт многих поколений. С ростом производственных фондов увеличиваются потребности их простого и возможности расширенного воспроизводства, что определяет возрастающее отвлечение ресурсов общественного рабочего времени в первое подразделение общественного производства. В первобытном обществе эта часть ресурсов была близка к нулю. Сейчас она в развитых странах составляет примерно 20% к общему объему. Период времени между названными состояниями общества исчисляется миллионами лет. Это значит, что достигнутый уровень производства средств производства является результатом длительного периода исторического развития общества и изменялся он до сих пор крайне медленно. В пределах обозримых коротких отрезков времени его изменениями можно пренебречь, но помнить, что движение вспять — это движение к первобытному состоянию. Такое движение неизбежно только при входе общества в катаклизмы типа войны или перехода от централизованного управления народным хозяйством к рыночной экономике, когда свертывается не только расширенное, но и простое воспроизводство как средств производства, так и человека.
В преимущественном росте производства средств производства выражается то обстоятельство, что общественная потребность постоянного роста уровня удовлетворения непроизводственных нужд общества предпочтительнее кратковременного роста, достигаемого за счет ресурсов первого подразделения. Следовательно, не столько высокий уровень, сколько высокий темп роста уровня удовлетворения непроизводственных потребностей общества, является целью управления развитием экономики.
Итак, учитывая: а) потребность людей трудиться и отдыхать; б) потребность удовлетворять непроизводственные нужды общества сегодня; в) потребность повышать уровень непроизводственного потребления завтра; г) пря-мую связь прироста уровня удовлетворения непроизводственных потребностей с приростом производства потребительной стоимости продукта непроизводственного назначения; д) бесконечность общественного развития, критерием эффективности функционирования обществен-ного производства, а значит и всей системы централизованного управления экономикой, служит максимум ускорения производства потребительной стоимости конечного продукта непроизводственного назначения на основе развития производства средств производства, повышающих эффективность использования ограниченных ресурсов общественного рабочего времени и престижность труда.
Данной формулировкой отражено то обстоятельство, что ресурсы общественного рабочего времени заданы извне, а их распределение между первым и вторым подразделениями сложилось в течение длительно предшествовавшего периода развития общественного производства и на сегодня представляет собой объективную реальность. Натуральная форма производственных фондов первого и второго подразделений и квалификация кадров в них между собой существенно различаются. Следовательно, при управлении общественным производством вообще можно вести речь не о выборе вариантов соотношения между первым и вторым подразделениями (в момент принятия решения оно дано), а лишь о выборе темпа преимущественного развития первого подразделения относительно второго. Такой выбор может иметь существенное значение при необходимости наращивания будущих темпов повышения уровня благосостояния за счет сегодняшних. При максимизации сегодняшних темпов роста уровня благосостояния темп преимущественного роста I подразделения образуется сам по себе как однозначный результат выбора и внедрения оптимальных технологических способов производства продуктов в обоих подразделениях.
Прирост производства потребительной стоимости конечного продукта непроизводственного назначения свидетельствует об эффективности всего общественного производства, а не только второго подразделения. Ведь этот прирост в первую очередь и главным образом определяется тем-пами совершенствования орудий труда, т.е. эффективностью затрат общественного рабочего времени в сфере производства конечного продукта производственного назначения.
Прирост потребительной стоимости конечного продукта является показателем эффективности как общественного производства в целом, так и каждого его звена. Для каждого звена конечным продуктом является продукт, потребляемый вне данного звена, приростом его потребительной стоимости — увеличение поставок продукта потребителям в заданной ими структуре; ограничением — материальные и трудовые ресурсы, предоставляемые данному звену обществом.
Существенным следствием ориентации на максимум ускорения производства потребительной стоимости является и то, что оптимальное решение находится как наилучшее не с точки зрения перехода системы общественного производства и жизни общества в целом в некоторое прогнозируемое состояние, а с точки зрения наилучшего использования имеющихся ресурсов сейчас, определяющих в настоящий момент возможности максимального ускорения движения вперед. Прогноз же состояний является результатом расчета траектории пути при данном ускорении движения.


3.4. Согласование интересов

На Западе в послевоенное время развернулись исследования экономических процессов математическими методами. Широким фронтом вошли эти методы в 60-х гг. в СССР. Сконцентрированы они были в основном на разработке, так называемой, теории оптимального функционирования социалистической экономики (ТОФСЭ).
Ее разработчики, в связи с очевидным возрастанием трудностей управления растущим народным хозяйством решили дополнить «ресурсно-технологический уровень» рассмотрения экономики, которым ограничивается все изложенное до сих пор в данном разделе, «институциональ-ным» уровнем. Главное содержание экономического процесса на институциональном уровне, как они считали, «составляет взаимодействие интересов отдельных работников, профессиональных и социальных групп, трудовых коллективов — всех, кто непосредственно действует и принимает решения на всех стадиях воспроизводства продукта».
Согласованность экономических интересов всех хозяйственных звеньев рассматривается как основа реализации плана, при котором достигается наилучшее использование производственных ресурсов. Исходя из этого, делается попытка представления социалистической экономики как оптимально функционирующего народного хозяйства двумя способами: оптимизационными и равновесными моделями.
Западная экономико-математическая школа создала теорию экономического равновесия, суть которой в том, что любой член общества, будь то рабочий или капиталист, инженер или художник, полицейский или вор, стремясь к повышению своего жизненного уровня при достаточно чувствительном механизме общественной оценки результатов его деятельности, сам находит свою оптимальную точку во всей системе общественных отношений, т.е. такую точку, сдвиг с которой в любую сторону снижает уровень благосостояния общества в целом. Собственное же благосостояние при сдвиге с этой точки может быть повышено только за счет других. Но поскольку такой сдвиг не отвечает интересам общества в целом, общество в лице государства препятствует ему и оправдывает этим свою практическую деятельность по увековечиванию сложившихся экономических отношений. Колоссальные же «расстояния» между отдельными точками (капиталиста и рабочего) при этом оправдываются личными качественными характеристиками людей.
Закономерности формирования такого оптимума, как известно, исчерпывающе вскрыты и четко описаны Марксом и Энгельсом в работах, посвященных анализу процессов возникновения, развития и гибели товарного производства. Теория экономического равновесия по существу лишь подтвердила справедливость марксистского учения о товарном производстве, но на этот раз с использованием нового мощного математического аппарата.
Эту теорию взяли на вооружение и советские экономисты, хотя реальные условия формирования такого оптимума отсутствуют не только при социализме, но и современном капитализме, а «экономическое равновесие», получаемое путем максимизации каждым своей прибыли или дохода, не означает выхода экономики на траекторию развития, оптимальную по критерию «максимум прироста потребительной стоимости жизненных благ».
Разработчиками ТОФСЭ под экономическими методами управления понималось согласование «экономических интересов всех хозяйственных звеньев».
Эти методы якобы «создают благоприятные возможности для косвенного управления деятельностью хозяйственной ячейки, когда ей предоставляются такие условия функционирования, что она, самостоятельно выбирая свои решения, приходит к плану, отвечающему требованиям управляющего органа. Указанное преимущество экономического управления является общепризнанным... при помощи методов административного управления можно обеспечить в какой-то степени нормальную работу предприятий. Но в условиях необходимости интенсификации производства административные методы в определенной степени теряют свою эффективность». Вместе с тем, несмотря на столь огромные «преимущества» экономических методов, «административные методы» тогда еще не отбрасывались совсем. Считалось, что «экономические и административные методы управления должны использоваться одновременно, дополняя друг друга. Первые — для регулирования основной массы текущих хозяйственных решений (что требует существенного совершенствования существующей системы ценностных параметров), а вторые — в области перспективных и «крупных» экономических решений». Этими авторами, как видно, четко был взят курс на превращение государственного плана из закона в прогноз, на подвижку в направлении к рыночной экономике.
В конечном итоге многие приверженцы теории экономического равновесия, понимая, что все математические выкладки исходят из экономической предпосылки «гиб-кости механизма функционирования», отсутствующей и якобы невозможной при «механизме централизованного управления», увлекшись ее блеском и забыв все, что ранее писали о преимуществах социализма, окончательно переходят в лагерь апологетов капитализма: одни оказались в числе диссидентов, другие — в числе «реформаторов».
В условиях рыночной экономики акты купли-продажи свидетельствуют о фактах согласования экономических интересов покупателей и продавцов. При социализме общей основой согласования интересов является единый для всех критерий эффективности общественного производства при соблюдении принципа распределения материальных и духовных благ по труду. Перед каждым звеном иерархической системы общественного производства сверху донизу стоит одна, но своя цель — завтра сделать больше и лучше, чем сегодня, при полном использовании предоставленных обществом ресурсов затрат.
Осуществление принципа распределения по труду — четвертая задача максимизации материального и культурного уровня жизни народа. Проблемы, связанные с ее решением, заслуживают особого внимания. Они рассматриваются в разделе 5.4.
В ТОФСЭ правильно отмечается, что принципы оптимума «нельзя понимать лишь как технико-экономический принцип наилучшего распределения ресурсов и выбора «технологических» способов производства материальных благ». Понятие оптимизации «предполагает совершенствование всей системы производительных сил и производственных отношений и системы управления народным хозяйством, реализацию основных ценностей социалистического образа жизни». Вместе с тем критерием эффективности любого мероприятия по всякому совершенствованию производительных сил или производственных отношений может служить при социализме только вклад мероприятия в повышение материального и культурного уровня жизни народа, т.е. в оптимизацию решений рассмотренных выше задач: формирование ресурса общественного рабочего времени, его распределение по всем направлениям общественно-производственной деятельности, формирование конечного продукта непроизводственного назначения, соблюдение принципа распределения по труду.






4. ОПТИМИЗАЦИЯ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ
ЭКОНОМИКИ

Сущность управления функционированием и развитием экономики и культуры является эффективное распределение ограниченных ресурсов общественного рабочего времени по отраслям народного хозяйства.
Общественные ресурсы рабочего времени ограничиваются численностью работоспособного населения и решениями общества (юридическими законами) по регламенту его использования в общественном производстве (продол-жительность рабочего дня, отпусков, всеобщего образования, воинской повинности и т.д.)
Общий ресурс рабочего времени производственного назначения должен быть использован полностью на обеспечение максимального прироста объема производства конечного продукта непроизводственного назначения в оптимальной структуре, максимально удовлетворяющей потребителей при данном объеме.
Формирование ресурса общественного рабочего времени, как и оптимизация его распределения в обществе, а также оптимизация структуры конечного продукта непроизводственного назначения могут осуществляться только экспертным путем. Физических единиц измерения уровня удовлетворения потребностей людей в зависимости от решения этих задач нет и не может быть. Поэтому любая оптимизационная модель, претендующая на оперирование с реальными данными, не сможет обойтись без экспертных оценок качества структуры потребительского продукта. С объемом производства проще: «Чем больше, тем лучше».
Чем больше экспертов участвует в оценке и опытнее каждый из них, чем выше заинтересованность каждого в правильном с общественной точки зрения решении задачи и тщательнее отработана методика проведения экспертизы, тем ближе экспертные оценки к общественным.
Наиболее обширной областью активного участия членов общества в оценке всех структурных составляющих конечного продукта непроизводственного назначения является рынок. Здесь, а это — до 80% объема, все покупатели являются экспертами, опытными и ответственными. Приобретая нужные продукты, каждый покупатель ориентируется на потребительские свойства продуктов, их цены и на свои финансовые возможности. Затраты общественных ресурсов на производство продуктов покупателя не интересуют. Поэтому цены, предлагаемые покупателями за те продукты, на производство которых обществом выделены недостаточные или избыточные ресурсы общественного труда, могут существенно отклоняться вверх (в первом случае) или вниз (во втором) от среднего общественного отношения цены реализации к затратам ресурсов на производство единицы продукции.
Отклонения цен реализации от затрат на производство продуктов однозначно указывают направления необходимых изменений структуры поставки продуктов и распределения на этой основе ресурсов общественного рабочего времени в производстве, приближая его к оптимальному.
Производство продуктов в растущем объеме требует затрат ресурсов не только на его производство, но и на его развитие. Те и другие затраты могут не совпадать ни по месту, ни по времени. Но все они находят свое место в цене производства продуктов.
Затраты, связанные с функционированием средств труда, преобразованием или перемещением предметов труда, именуются далее текущими. Результат текущих затрат — продукт — постоянно поступает из любой точки общественного производства в дальнейшее производственное или непроизводственное потребление. В последнем заканчивается его путь. В производственном потреблении продукт входит в состав либо производственных (основных и оборотных) фондов, либо текущих затрат последующих производственных процессов.
Производственные фонды представляют собой важнейшие вещественные условия, в которых осуществляется любой производственный процесс. С их изменениями связано повышение эффективности текущих затрат, а сами изменения — с постоянным производством и распределением новых, более совершенных по техническим характеристикам производственных фондов.
Затраты продуктов труда на улучшение или создание новых условий производства, в связи с последующим использованием одного и того же результата в многократно повторяющихся производственных процессах, получили название капитальных. Это, по существу, те текущие затраты, конечным продуктом которых становятся элементы производственных (представляющих собой, в основном, средства труда и непроизводственные запасы) и непроизводственных фондов.
Доля ресурсов капитальных затрат в общем объеме, как указано в разделе 3, во времени весьма устойчива. Задача их в том, чтобы в периоде t+1 получить относительно периода t максимальный прирост объема производства продукта непроизводственного назначения в требуемой потребителем структуре. Задача эта решается путем создания новых, более эффективных элементов производственных фондов, предназначенных как для наращивания производственных мощностей, так и для замены действующих более прогрессивными с целью повышения эффективности текущих затрат.
В соответствии с этим капитальные вложения как в целом, так и в каждом конкретном случае решают задачи создания новых производственных мощностей, обеспечивающих либо пропорциональное развитие общественного производства, либо экономию текущих затрат, либо то и другое одновременно (реконст-рукция).

















4.1. Оптимизация структуры конечного
продукта непроизводственного назначения


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-01, 07:01 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
4.1. Оптимизация структуры конечного
продукта непроизводственного назначения

Функция потребления

Зависимость удовлетворения потребностей от количества и структуры потребленного продукта записывается обычно в виде функции
u(x), (4.1)
где x = (xi); i = 1,...,n; xi > 0 — вектор, представляющий собой набор материальных благ из n видов различных продуктов; xi — количество i-го продукта в этом наборе.
Функция (4.1) получила в литературе название функции потребления.
Продукт потребления во всем его многообразии располагает достаточным набором единиц измерения для того, чтобы иметь полную количественную определенность как его объема, так и структуры. Степень удовлетворения потребностей человека или общества (u(x)) в каких-либо единицах не измеряется. Поэтому функция потребления может быть представлена лишь как отражение общей закономерности: чем больше продукта, тем выше до полного насыщения уровень удовлетворения потребности в нем, но ниже потребность в каждой новой дополнительной единице.
Не требующей доказательств общепринятой точкой зрения является то, что степень удовлетворения потребности в каком-нибудь продукте (одном из всей номенклатуры) в зависимости от объема его потребления выражается функцией, в любой точке которой бесконечно малое приращение аргумента вызывает бесконечно малое и однозначное приращение функции, т.е. эта функция дифференцируема и в любой ее точке может быть взята единственная производная. Эта предпосылка является исходной и существенной для обоснования принципов оптимизации структуры оплачиваемого населением продукта общественного производства.
Каждый из реализуемых через государственную розничную торговлю продуктов имеет розничную цену. Это накладывает ограничение на потребление и реализацию их множества:

< S,
где  Pi — цена реализации i-го продукта, i = 1,..., n;
S — платежеспособный спрос населения, именуемый ниже «ресурс платежа».
Это ограничение означает, что реализация продуктов через розничную торговлю может быть только меньше или равна, но не больше ресурса платежа.
Значение ресурса платежа определяется номинальным уровнем оплаты труда и других выплат населению (пенсии, стипендии и т.д.). Поэтому изменяться он может либо с ростом населения при том же уровне номинальных выплат, приходящихся на одного члена общества, либо с ростом номинальных выплат на человека при том же количестве населения, либо по обеим причинам одновременно. В любом случае изменения номинальных выплат привносятся в рассматриваемую модель извне. Они диктуются многими факторами, не учитываемыми здесь: изменения пропорций распределения ресурсов между первым и вторым подразделениями общественного производства, а также между общественным и индивидуальным фондами непроизводственного потребления, приведение номинальной заработной платы в соответствие с затратами труда, целесообразное перераспределение продукта между различными социальными слоями населения и т.д. Поэтому здесь ресурс платежа рассматривается как экзогенная величина, независящая от каких-либо параметров, учитываемых в модели.
Вместе с тем цены, предложение продуктов и ресурс платежа должны быть между собой увязаны так, чтобы соблюдалось равенство

= S (4.2)
Равенство (4.2) гарантировано лишь в том случае, если при цене Pi спрос населения на i-ый продукт равен его предложению, т.е. если розничные цены устанавливаются на уровне, близком к ценам равновесия — ценам, уравновешивающим платежеспособный спрос с предложением по каждому продукту и по всему их набору.
При таких ценах, во-первых, население реализует все свои ресурсы платежа, а во-вторых, весь предложенный населению продукт полностью переходит к населению и тем самым удовлетворяет его потребность в полной мере, на какую он только способен по его физическим свойствам. На большее он не способен, если его реализовать даже безвозмездно.
При каких-либо иных ценах гарантии полной реализации всего предложенного продукта нет. С одной стороны, могут оставаться не реализованными продукты, а с другой — не удовлетворенный спрос, и тогда потребитель уже не «покупает», а «достает» продукты, а торговля не «продает» их, а «выбрасывает» на прилавки ограниченными порциями. Далеко идущие отрицательные социальные последствия этого ярко иллюстрируются историей падения СССР.
Исходя из изложенного, равенство (4.2) является важнейшим условием оптимизации структуры продукта, реализуемого по розничным ценам.
Вместе с тем формально все приведенные ниже математические преобразования приемлемы и для случаев отсутствия такого равновесия. Но тогда ограничение S в (4.2) нужно рассматривать не как платежеспособный спрос населения, а как фактический объем реализации, как величину, которую население соблаговолило отдать за предложенные ему продукты при данных их объемах, ценах и ресурсах платежа. Такой подход позволяет считать условие (4.2) соблюдаемым во всех отрезках времени, при любых ценах и для любого уровня номинальных выплат населению.
Целевая функция

Функция (4.1) при ограничении (4.2) определяется с использованием правила Лагранжа и получает вид:
DF =
PiDXi +
DPiXi, (4.3)
где DF =

DXi — приращение объема производства i-го продукта;
DPi — приращение цены равновесия i-го продукта;
l — множитель Лагранжа — постоянная величина.
Максимум DF есть в то же время и максимум DU. Стало быть задача оптимизации структуры продукта по критерию максимума прироста уровня удовлетворения потребностей в рамках ограниченных ресурсов платежа получает исчерпывающую качественную и количественную определенность, хотя какие-либо способы измерения самого уровня или его прироста неизвестны.
Правая часть целевой функции (4.3) свидетельствует, что приращение ее значения определяется: а) приростом предложения продуктов DXi по ценам Pi и б) изменением цены равновесия DPi продукта Xi.
Если проинтегрировать DF, то получим:
F =
PiXi + C (4.4)
где С — постоянная.
Тогда на основании (4.2) и (4.4)
DF(t)=F(t+1) –F(t+1)
Pi (t+1)Xi (t+1) –
Pi (t)Xi (t) =
= S(t+1) – S(t).
Таким образом, при неизменном ресурсе платежа, т.е. при S(t+1) = S(t), для любых значений DX имеем DF(t) = 0, т.е. потребительная стоимость различных натуральных продуктов одна и та же, если в качестве ее количественной меры принимаются неизменные ресурсы платежа.
Выход состоит в измерении состояния в различные моменты времени в единых ценах, как и положено при анализе динамики любых показателей, с приведением цен к единому масштабу.
Тогда (4.4) преобразуется в
DF(t) =
·
Pi (t+1)(xi (t+1) – (xi (t)).
В выражении (4.5) параметры S(t), S(t+1), xi(t) — исходные данные, Pi (t+1) однозначно определяются значениями xi (t+1). При этом, если xi (t+1) > xi (t), то DPi = (t+1) – Pi(t) < < 0. Таким образом максимизация функции F определяется изменениями xi(t). Их рост ограничен производственными
ресурсами V
(см. 4.2). Строим функцию Лагранжа:
Z(x,l) = DF(t) + l (V

Zi xi (t+1)),
где Zi — затраты ресурсов на производство единицы i-го продукта.
Определив ее частные производные и приравняв их нулю, получим, что оптимальная точка, где DF = max, достигается при условии:

=
= const для i = 1, . . . , n.
где Zi — затраты ресурсов на производство единицы i-го продукта.
При построении цен производства Ц
на основе принципов, изложенных в разделе,
Zi = Ц
(4.5)
4.2. Капитальные затраты на развитие
производства

Двойственность задачи капитальных затрат

Общий ресурс капитальных затрат — Vk делится на затраты V
предназначенные для увеличения производственных мощностей, и V
, предназначенные для обновления производственных мощностей с целью экономии текущих затрат.
Vk = V
+ V
.
Чем больше создается дополнительных производственных мощностей, тем больше для их использования требуется ресурсов текущих затрат, и наоборот, чем больше экономия ресурсов текущих затрат, тем больше требуется новых производственных мощностей для превращения экономии в дополнительную потребительную стоимость.
Предназначение затрат V
— обеспечение производственными мощностями пропорционального развития всего народного хозяйства в соответствии с требованиями научно-технического прогресса и структуры конечного продукта внешнего назначения. Такие показатели, как затраты на еди-ницу прироста и затраты на единицу производства продукции, служат здесь лишь основой для выбора наиболее эффек-тивных вариантов пропорционального развития отраслей.
Предназначение затрат V
— экономия ресурсов текущих затрат независимо от того, при производстве какого продукта она достигается.
Очевидно, что при переходе с одного технологического способа производства на другой требования в части структуры и объемов поставок изменяются. Поставщики в свою очередь предъявляют новые требования ко всем своим поставщикам.
Если единовременные затраты V
обеспечивают удовлетворение требований пропорционального развития народного хозяйства, то затраты V
диктуют (наряду с внешним потребителем) эти требования, оказывая непосредственное влияние на соотношение тех и других затрат в их общем объеме.
Объем капитальных затрат, предназначенных для обеспечения пропорционального развития,
V
= (Kv· DXm) ,
где Kv = (K
), i = 1,...,n — вектор удельных капитальных затрат на единицу прироста i–х производственных мощностей;
DXm = (DX
), i = 1,...,n — вектор прироста производственных мощностей
DX
=

где DXi = Xi(t+1) – Xi(t) — изменение объема производства i-го продукта в периоде t+1 относительно равного периода t (года).
Объем капитальных затрат, предназначенных для замены действующих мощностей новыми более эффективными
V
= (KV, · DXH),
где DXH = (DX
), i = 1,...n — вектор объемов i-х продуктов, производимых в периоде t+1 новыми производственными мощностями вместо выбывших.
Критерием эффективности затрат V
является максимум приращения конечного продукта X(t+1) в оптимальной структуре. Этот максимум ограничивается не только объемом затрат V
, результатом которых являются приросты в периоде t+1 производственных мощностей, но и ресурсами текущих затрат, которые в периоде t (как и в любом другом) должны использоваться полностью. Поэтому критерием эффективности затрат V
является экономия текущих затрат (Э) на единицу капитальных.
В целом на объем V

Е =
max,
где   Е — коэффициент эффективности единовременных затрат;
Э = ((Св — Сн) ґ DXн), (4.6)
где Св = (С
), i = 1,...n — текущие затраты на единицу продукции i-ой отрасли в ценах периода t, производимой технологическими способами производства, заменяемыми в периоде t+1 новыми;
Сн = (С
), i = 1,...,n — текущие затраты на единицу продукции i-ой отрасли в ценах периода t, производимой в периоде t+1 новыми технологическими способами производства;
DXН = (DX
), i = 1,..., n — объемы производства продукции i-х отраслей в периоде t+1 c затратами С
на единицу.
При производстве в периоде t+1 i-го продукта новым способом производства в объеме DX
текущие затраты в i-ой отрасли относительно периода t уменьшаются на сумму (С
 — С
) ґ DX
и увеличиваются на величину С
ґ DX
, если DX
 > 0, либо уменьшаются на C
ґ DXi, если DXi < 0.
При производстве продукта X(t+1) c текущими затратами на единицу периода t потребовалось бы текущих затрат больше на величину Э = ((С
 — С
), DX
). Это эквивалентно тому, что ресурс текущих затрат в периоде t+1 возрастает относительно периода t не только на величину экстенсивного прироста — DVТ, но и на величину Э.
Таким образом, ресурс текущих затрат в периоде t+1 относительно t составит
VТ(t+1) = VТ(t) + DVТ + Э
В соответствии с этим корректируется объем производства конечного продукта, заданный потребителем:
X(t+1) = jґ
(t+1) (4.7)
где X(t+1) = (Xi(t+1)) — конечный продукт периода t+1.

(t+1) = (
(t+1)) — конечный продукт, требуемый на период t+1 потребителем в оптимальном по его оценкам объеме и структуре.
j — коэффициент, приводящий конечный продукт к структуре, требуемой потребителем – X(t+1), в соответствие с ресурсами текущих затрат периода t+1.
j =
. (4.8)
где Vi = (С(t)
(t+1)),
С(t)=(Сi(t)), i = 1,...,n — текущие затраты периода t.
Из (4.8) следует , что чем больше Э, тем больше значение j, а стало быть и объем X(t+1) (см.(4.7)). Но Э зависит от DXн (см.(4.6), а DX = X(t+1)–X(t) требует прироста мощностей DXm. При этом приросты DXн и DXm ограничены общими ресурсами капитальных затрат. Последние, как и общественные ресурсы текущих затрат, подлежат полному использованию. Поэтому весь ресурс V
целесообразно направить в одну точку: туда, где Еi = max Е. Однако замена одного технологического способа производства другим не может превышать объема производства продукции, производимой в периоде t+1 заменяемым способом производства. Поэтому, если ресурс V
не исчерпан при полном обновлении производства продукта в той отрасли, где Еi = max Е, то нужно переходить к следующей отрасли, выбранной по тому же критерию.
Для описания этого процесса и с целью упрощения математической формализации процесса оптимального распределения ограниченного ресурса единовременных затрат между отраслями, все отрасли (а в более общем случае все подлежащие замене технологические способы производства во всех отраслях) ранжируются в порядке убывающего значения Еi, т.е. присваиваются им индексы так, чтобы Е1 = = max Е; Еi–1 і Еi і Еi+1, i = 1,...,n. Тогда можно записать:


где



    X0K0 = 0.
Продукт с DX
 = Ai представляет собой «граничный» продукт, на котором исчерпывается весь ресурс V
. Этому продукту присваивается индекс i = r. Символ Xi вводится в связи с тем, что сокращение объема производства продуктов замещаемым способом производства не может превышать самого объема производства. Символ Ai представляет собой остаток ресурса V
после обновления производства в отраслях i = 1,...i–1.
Оптимизация распределения ресурса
капитальных затрат

Производство продукции требует текущих затрат, а развитие производства — единовременных. Те и другие вместе позволяют осуществить переход от продукта X(t) к продукту X(t+1) и соответственно от цен P(t) к ценам P(t+1).
Текущие затраты на производство продукции определяются уже функционирующими технологическими способами производства и характеризуют исходное состояние системы. Единовременные затраты V
, обеспечивающие снижение текущих, направляются не в те отрасли, объем производства которых должен быть увеличен, чтобы лучше удовлетворять потребителей, а в любые отрасли, где экономия на единицу затрат повыше. Их задача — увеличение ресурса текущих затрат с целью роста объема производства вообще, но не каждого отдельного продукта или их агрегата. Поэтому единовременные затраты, предназначенные для внедрения новой техники — V
, имеют не отраслевое, а общепроизводственное значение и могут включаться в затраты на производство продукции всех отраслей пропорционально к их текущим затратам, что практически может принимать форму нормы отчисления от прибыли или налога на зарплату в фонд развития экономики.
Единовременные затраты V
, предназначенные для увеличения производственных мощностей, должны включаться в текущие затраты на производство тех продуктов, для которых создаются производственные фонды. Преимущество в этой части у отраслей, продукция которых имеет более высокую рентабельность. Включение капитальных затрат в состав текущих снижает рентабельность изделий как за счет увеличения затрат, так и последующего в результате роста объема предложения снижения цены равновесия. Следовательно, ресурсы этих капитальных затрат должны распределяться между отраслями в порядке убывающей рентабельности их изделий, чтобы производство развивалось в направлении равной рентабельности всего множества продуктов, т.е. к состоянию

       для   i=1,...,n, (4.9)
где   Pi — цена равновесия i-го изделия.
Zi — см. (4.5)
Выход на состояние (4.9), как видим, возможен без привлечения требований потребителей к формированию по их оценкам оптимальной структуры и объема продукта X=(Xi) (см 4.6).
Деление Vk на V
и V
определяется балансовыми расчетами.
В статье авторов Ведуты Н.И., Журавлева В.А. «Опти-мизация структуры потребительского продукта путем распределения затрат пропорционально ценам равновесия» дано строгое экономико-математическое обоснование положения, что если распределять имеющиеся ресурсы единовременных (капитальных) затрат так, чтобы полные затраты (текущие и единовременные, приходящиеся на единицу выпускаемой продукции) по всей номенклатуре продуктов непроизводственного назначения, оплачиваемых населением, были пропорциональны ценам равновесия, то будет иметь место сходимость структуры продукта к оптимальной в смысле максимального удовлетворения потребителя при данных ограниченных ресурсах текущих и капитальных затрат.




5. СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ
ОБЩЕСТВЕННЫМ ПРОИЗВОДСТВОМ

Система — это упорядоченная совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, образующих нечто целое. Место и функции каждого элемента определяются требованиями, предъявляемыми к системе в целом.
Система управления общественным производством характеризуется определенной организацией и функциями управления. Организация подчинена требованиям выполнения функций и вместе с тем является результатом их выполнения.
С социалистическим обобществлением средств производства появляется возможность и необходимость организации системы централизованного управления производством, распределением, обменом и потреблением общественного продукта на уровне государства. Экономика становится единым, управляемым государством народнохозяйственным комплексом. Сложившаяся организация — это продукт деятельности людей, управление — сама деятельность.

5.1. Иерархия системы

Система управления производством общественного продукта и его распределением представляет собой сложное иерархическое построение и состоит из множества подсистем. Верхний уровень — государство, нижний — рабочее место, где управление производством переходит в управление технологическими процессами. Каждая подсистема может рассматриваться как система, а составляющие ее части как подсистемы и, наоборот, каждая система становится подсистемой, если она рассматривается как составная часть системы более высокого уровня — суперсистемы.
На основе учета и анализа цели управления, состояния объекта управления и законов его поведения вырабатывается в форме плановых заданий информация о наилучших с точки зрения цели управления воздействиях на объект и ограничений на ресурсы с указателем точек или интервалов времени и мест регулирования хода производства. Таким образом, информационные процессы — учет, анализ, планирование и регулирование — в единстве образуют процесс управления производством. Регулирование — это тот же информационный комплекс, что и управление, но на более низкой ступени иерархии системы управления.
н/х уровень
Схематично эти связи можно изобразить в следующем виде :




отраслевой уровень
уровень предприятия



и т.д. до рабочего места,

У — учет; А —анализ; П — планирование; Р — регулирование .
На рабочем месте работник, подчас подсознательно поглядывая на часы, по выполненной работе (учет) сравнивает результат с заданием (анализ) и определяет темп (план) своей работы на оставшийся отрезок смены. Все вместе это составляет процесс регулирования хода производства, преследующий цель выполнения задания (плана), установленного на смену.
Советские экономисты такую черту социалистически обобществленных средств производства, как управляемость, называли планомерностью функционирования и развития экономики. В последнем учебнике для вузов записано так: «Планомерность — это согласованность, скоординированность экономических процессов, подчиненная формированию определенных пропорций в общественном производстве в соответствии с целевой направленностью его развития».
Такая запись умаляет роль субъективного фактора в управлении экономикой. Объективной необходимостью является управление общественным производством, в том числе планирование как важнейшая подсистема системы управления. Планомерность — результат управления, ее может и не быть при низком уровне качества управления. С другой стороны, согласованность и скоординированность экономических процессов, подчиненная формированию определенных пропорций в общественном производстве, достигается не только в результате плановой деятельности. К. Маркс писал, что «отдельные частные работы, совершаемые независимо друг от друга, но всесторонне связанные между собой как звенья естественно выросшего общественного разделения труда, постоянно приводятся к своей общественно пропорциональной мере».
Планомерность, как и все функции управления, присуща в границах собственности на средства производства не только социализму, а любому способу производства. Рабочий всегда работает по плану своего хозяина и в этом смысле отношения между рабочими и их эксплуататорами, а также внутренняя форма функционирования отдельных предприятий и частных объединений, всегда характеризуется планомерностью. Кто оказывается вне общего плана и действует по своему усмотрению (при возможности во вред другим), так это независимые друг от друга собственники средств производства.
5.2. Функции системы

Все функции управления независимо от формы собственности можно разделить на два больших класса: координирование и стимулирование трудовой деятельности.
Первые, преследуя цель функционирования производства наилучшим образом по некоторому критерию, определяют задачи каждого производственного звена в системе вплоть до рабочего места. Вторые — обеспечивают выполнение каждым производственным звеном тех задач, которые на него возложены координацией, т.е. превращение целей, заданных сверху, в свои собственные цели.
Задачи сверху независимым друг от друга производителям диктуются рынком. При централизованном государственном управлении общественным производством рыночные отношения устанавливаются во внешних экономических связях, которыми при наличии достаточных природных и трудовых ресурсов можно и пренебречь. Тогда задачи сверху формируются обществом в лице государства только на основе всестороннего учета и анализа собственных потребностей и возможностей.
Оба класса функций между собой взаимосвязаны. Нельзя ставить задачи перед производственными звеньями без строгого учета их возможностей. Нельзя говорить о каких-либо стимулах к производству в отдельных звеньях, если их деятельность не четко увязана во всей системе общественного производства. При всех прочих равных условиях стимулы к труду тем выше, чем выше общественный результат труда, а последний в первую очередь зависит от качества координации трудовых усилий. Но тем не менее по своему содержанию названные классы функций различаются довольно четко.
Координация деятельности любых производственных звеньев во всей системе общественного производства — это учет, анализ, планирование и оперативное регулирование. В этих процессах формируются, движутся и преобразуются из одного вида в другой огромные потоки информации.
Проблема координирования трудовой деятельности с развитием человеческого общества стремительно усложняется. Углубление и членение наук, рост разнообразия трудовой деятельности и ее результатов, специализация производства порождают потребность в специальных методах и приемах соединения различной по характеру деятельности в единый поток, создающий требуемые человеку материальные блага. Это всей тяжестью ложится на плечи науки управления и порождает лиц, специализирующихся в управленческой деятельности (менеджеров).
Несколько гиперболизируя перспективы в этой области, философ Рольф Бартон Перри (профессор Гардвардского университета) в шутливой форме отмечает, что с развитием общества узкий специалист познает все больше о все меньшем и в пределе все ни о чем, дженералист (руко-водитель комплекса работ, необходимых для выполнения конкретной программы) познает все меньше о все большем и в пределе ничего обо всем.
Функции координации возникли с обобществлением процессов труда. С развитием общества и усложнением этих функций все большую роль играют экономические науки, изучающие проблемы планирования, учета и анализа на всех ступенях управления. На определенном уровне развития необходимость перехода от традиционных методов выполнения этих функций к автоматизированным определила вторжение в управление производством достижений кибернетики, формирование и развитие ее ветви — экономической кибернетики, рассмотрение проблем управ-ления не только в экономическом, но и информационном аспекте.
Современные достижения науки и техники таковы, что несмотря на все возрастающую сложность координации трудовой деятельности, все информационные процессы, функционирующие между человеком-потребителем и человеком-производителем, могут быть автоматизированы. Вопрос заключается лишь в подготовке к этому существующей системы управления общественным производством, четкой формализации для реализации на ЭВМ правил преобразования информационных потоков и определения области экономически целесообразной их автоматизации в конкретных условиях.
С развитием общественного характера производства вопросы стимулирования трудовой деятельности также все больше усложняются, поскольку человек начинает производить совсем не то, что потребляет. Все большее место в экономических науках занимают вопросы заработной платы, хозрасчета, финансов и т.д. На помощь экономическим наукам приходят правовые и юридические науки, психология. В условиях централизации управления производством до государственного уровня огромная роль принадлежит всей совокупности мер, направляемых на воспитание трудящихся масс, на формирование в них нравственного сознания и отношения к труду.
Стимулирование производственной деятельности также основывается на преобразовании иногда довольно больших потоков информации. Стимулирование — это воздействие на человека. Оно требует прежде всего четкого задания каждому исполнителю и точной оценки его выполнения. Но эти же вопросы являются главными и при координации трудовой деятельности. Поэтому ответы на них, полученные в процессе координирования, могут использоваться, как бы побочно, и для стимулирования. Само же поощрение повышения эффективности труда, определяемое в конечном счете эффективностью всего общественного производства, касается только человека. Реализацию поощрения — непроизводственное потребление — человек никакому автомату не передаст никогда.
Поэтому автоматизация управления производством касается главным образом функций координации, что все более четко отделяет их от функций стимулирования. В результате из множества функций управления производством выделяется подмножество, связанное с координацией трудовой деятельности в общественном производстве. Это прежде всего планирование.


5.3. Планирование

В условиях общественной собственности на средства производства централизованное управление функционированием и развитием экономики — объективная необходимость, а планирование, обзываемое рыночниками «команд-ным», «бюрократическим», «директивным» — неотъемлемая и главнейшая его функция. Планирование в СССР сыграло огромную положительную роль в преобразовании страны из аграрной, находившейся на крайне низком уровне социального развития, в передовую индустриальную сверхдержаву мира. В течение многих лет планирование совершенствовалось и в нем отрабатывалось сочетание директивности и демократичности. Рыночники, противопоставляя планированию «свободу», похоже не замечали, что давным-давно составление народнохозяйственных планов начиналось снизу, в трудовых коллективах. Затем проекты планов предприятий, согласованные с потребителями, проходили детальную увязку по всем ступеням иерархии управления, утверждались на правительственном уровне и только после этого становились директивными, обязательными к выполнению всеми. Различного рода «проекты века» и прочие грандиозные задачи выдвигались, обсуждались и вносились в планы квалифицированнейшими учеными, крупнейшими научными образованиями. Может ли быть что-либо демократичнее и разумнее управления экономикой? Видимо, нет. И не нужно сторонникам социалистического выбора стесняться планирования — главного и неотъемлемого признака социалистической экономики. Зама его рынком аналогична замене автомобиля телегой, запряженной клячей.
Именно демократичность, а не директивность, централизованного управления в сочетании с «прогрессом» экономической науки привела СССР в начале 80-х гг. к поражению в экономическом соревновании с капитализмом. Предприятия обрели решающую роль в народнохозяйственном планировании, а ученые-экономисты стали требовать от них по законам рынка самоокупаемости и самофинансирования, т.е. ориентировали их на максимизацию прибыли.
Самоокупаемость стимулировала рост цен, производство рентабельной продукции независимо от потребности в ней (например, производство машин, но не запасных частей к ним, выпуск давно освоенной продукции, морально устаревшей техники вместо новой). Стимулирование в течение многих лет погони за прибылью и привело к росту цен, существенной расбалансированности экономики, технической отсталости. Самоокупаемость обеспечивалась также занижением реальных затрат. Так, в соответствии с теорией товарного производства (капиталистического), затраты живого труда на производство продукта оцениваются по затратам заработной платы, а основных фондов — по амортизации. Реальные же общественные затраты — это затраты по расширенному воспроизводству потребляемых ресурсов, т.е. плюс затраты общества на социальные нужды, создание технически и физически новых производственных и непроизводственных основных и оборотных фондов, экологию. Если все эти затраты не включаются в себестоимость в виде налогов, а черпаются из прибыли, то и решение проблем отодвигается на последний план.
Самофинансирование повлекло за собой ослабление централизованного управления развитием экономики, разбазаривание общественных ресурсов расширенного воспроизводства рабочей силы, производственных фондов, окружающей среды; поставило распределение этих ресурсов в зависимость не от эффективности их использования, а от успехов деятельности предприятий в части «само-окупаемости», дало возможность государственным предприятиям обращать ресурсы расширенного воспроизводства через кооперативы в фонд непроизводственного потребления без каких-либо дополнительных поставок в этот фонд.
По оценке М.С. Горбачева, после смерти Сталина разрабатывались «неплохие в принципе решения, призванные подстегнуть экономический прогресс, включить рычаги материального, личного интереса». На самом деле, как видим, созданный после смерти Сталина на постулатах порочной теории социалистического товарного производства хозяйственный механизм на протяжении более тридцати лет стимулировал предприятия, роль которых в народнохозяйственном планировании постоянно возрастала, действовать в направлении не ускорения, а торможения развития экономики. Естественно, капиталистический Запад, используя свои методы государственного регулирования (да и социалистические тоже), оказался впереди.
В результате отхода советских ученых-экономистов от марксизма политическая экономия социализма как наука так и не была создана, социализм потерпел поражение в экономическом соревновании с капитализмом, коммунисты поздно поняли подлинные цели и движущие пружины горбачевской перестройки и до сих пор не вернулись к марксистскому пониманию произошедшего.
Главным достоинством централизованного планомерного управления экономикой при общественной собственности на средства производства является возможность сбора и использования всей информации, необходимой для того, чтобы обеспечить оптимальное управление экономикой: пропорциональное развитие всех отраслей народного хозяйства, полное и эффективное использование трудовых, производственных и природных ресурсов, их полномасштабное воспроизводство и сохранение природной среды. «Объективные, чуждые силы, — писал Энгельс, — господствующие до сих пор над историей, поступают под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне сознательно творить свою историю... Это есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы».
Однако трудовой народ СССР уступил творчество своей истории лидерам КПСС, утратив практически полностью контроль над ними. В результате объективные чуждые силы, господствующие над историей жажда власти и привилегий вырвались из-под контроля и лидерство оказалось в руках тех, кто принес интересы трудового народа в жертву своим собственным. Сперва приспосабливались преимущества централизованного управления к нуждам удовлетворения собственных растущих незаслуженных привилегий, все более подавляя этим и сами преимущества. Затем и вообще вращение колеса истории повернули в сторону, противоположную его закономерному движению, за счет перехода от централизованного управления экономикой к рыночным отношениям со всем букетом их недостатков, помноженных, еще к тому же, на некомпетентность властей.
Социалистическую экономику можно сравнить с капиталистической как автомобиль с телегой, запряженной лошадью. Старая лошадь сама знает куда и как ей идти и по самой плохой дороге привезет своего хозяина домой. Автомобиль сам не пойдет. Его надо знать, им надо управлять, ему нужна хорошая дорога. И уже совсем плохо, если за руль сядет параноик или дурак.


6 Н.И. Ведута
5.4. Каждому по трудовому вкладу:
принцип или лозунг?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-01, 07:03 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
5.4. Каждому по трудовому вкладу:
принцип или лозунг?

Вряд ли можно придумать такие условия коллективного производства, при которых распределение по трудовому вкладу каждого коллективно-произведенных потребительных стоимостей, оставшихся после вычета на общественные нужды, считалось бы несправедливым. Однако техническими средствами может быть измерено только время труда. Труд, как затраты человеком физической, интеллектуальной и волевой энергии, измерению не поддается. Поэтому каждый, кто может, «тянет одеяло на себя», а может тот, в чьих руках рычаги механизма распределения, кому изначально принадлежит продукт, т.е. владельцы средств производства и власти. Последние свою долю в сообща произведенном продукте норовят оценивать не по трудовому вкладу, а по вкладу капитала — продукта прошлого труда, правдами и неправдами присвоенного в прежних производственных процессах.
В условиях общественной собственности на средства производства иерархическое построение централизованной системы управления функционированием и развитием экономики — объективная необходимость. Считается, что по мере движения вверх по ступеням иерархии труд усложняется, начиная от простого до посильного лишь уникальным личностям. Люди физического труда оказываются на самой нижней ступени. Записанный в Программе КПСС принцип социализма «От каждого — по способностям, каждому — по труду» остался лозунгом и трансформировался в принцип «Каждому — по занимаемому месту в системе иерархического построения общества, по должности». Оплата труда и различные привилегии возрастают снизу вверх и, чем круче подъем, тем сильнее стимулируется борьба каждого за «место под солнцем», в успехе которой часто играют роль не столько деловые качества, сколько угодничество, подхалимаж, протекционизм, обман и тому подобные средства, а также не так давно и принадлежность к КПСС. Как следствие, у членов КПСС личная материальная заинтересованность в росте собственных привилегий все больше подавляла заинтересованность в росте благосостояния общества. Взоры руководителей всех рангов больше обращались вверх по иерархии системы, чем вниз. Только на самом верху «вождю» нечего было видеть над собой и он обращал свой властный взор вниз, где в туманной дали виделись ему винтики и другие детали огромной машины, реализующей его «гениальные» интуитивные построения. С другой стороны, трудящиеся все больше отдалялись от партии, от участия в государственных делах, становясь безразличными к ним. Члены партии, занимающие должности в ее структурах, стали презрительно называться партократами. Государство превратилось в партократическое.
Интеллигенты заявляют, что затраты интеллектуальной энергии воспроизводятся в организме человека якобы труднее физической, хотя по внешнему виду рабочего и интеллигента можно утверждать скорее обратное. В процессе труда самым веским фактором оценки затрат, отражающим в себе и физическое, и интеллектуальное напряжение, является усилие воли, с которым человек принуждает себя трудиться. «Кроме напряжения тех органов, которыми выполняется труд, в течение всего времени труда необходима целесообразная воля, выражающаяся во внимании, и притом необходима тем более, чем меньше труд увлекает рабочего своим содержанием и способом исполнения, следовательно, чем меньше рабочий наслаждается трудом как игрой физических и интеллектуальных сил».
Волевое напряжение в процессе труда тем выше, чем проще и тяжелее труд. Чем труд сложнее, больше в нем разнообразия, элементов творчества и управленческих функций, тем он привлекательнее и ближе к тому, который по своему характеру превращается в потребность здорового организма человека, а способность человека к такому труду в решающей мере зависит от предшествовавших затрат общества на формирование соответствующей его квалификации.
Рассматривая простой и сложный труд, Ф. Энгельс отмечал, что в «Обществе частных производителей расходы на обучение работника покрываются частными лицами или их семьями, поэтому частным лицам и достаются в первую очередь» более высокие последующие результаты труда. «В обществе организованном социалистически, эти расходы несет общество, поэтому ему принадлежат и плоды, т.е. большие стоимости, созданные сложным трудом. Сам работник не вправе претендовать на добавочную оплату».
Таким образом, время труда работника, занятого на непрестижных и тяжелых работах, должно оплачиваться выше равного времени труда интеллигента, увлеченного самим процессом своего труда, но не обеспечившего ликвидацию непрестижных и облегчение тяжелых, но совершенно необходимых обществу работ, выполняемых другими.
В СССР в послевоенные годы месячный оклад союзного министра превышал среднемесячную зарплату рабочего почти в 40 раз, партийные работники в дополнение к своим сравнительно невысоким окладам получали «конверты» — несколько дополнительных, скрытых от людских глаз, месячных окладов. С «приходом» Хрущева оклады министров были снижены с 30 до 7 тыс. руб.., а «конверты» ликвидированы, но огромные различия в оплате труда простого и сложного остаются и по сей день. Более того, первое заседание вновь избранной первой Думы в России было целиком посвящено установлению ее членам привилегий, не идущих ни в какое сравнение с чем-нибудь в прошлом.
Оплата затрат труда меньше всего должна зависеть от места, занимаемого работником в иерархическом построении общества. На конституционном уровне должна быть зафиксирована вилка: например, 1.5 (чернорабочий — 1, президент — 1,5), в пределах которой может оплачиваться управленческий труд и дифференцироваться оплата труда в зависимости от его тяжести и сложности, а также запрещено введение каких-либо привилегий и льгот в зависимости от занимаемой должности, не связанных с выполнением должностных функций.
Количественная оценка затрат живого труда основывается на разработках норм времени, тарифов, ставок, окладов, поясных коэффициентов и т.д., после чего выражается величиной заработной платы за отработанное время. Качественная оценка основывается на разработках различных систем доплат за эффективность, определяемую как приращение во времени результата затрат к затратам. Чем выше удельный вес доплат за приращение результата затрат труда относительно оплаты затрат труда, тем сильнее устремление работников туда, где их труд наиболее результативен, где больше возможностей творческого совершенствования технологии и организации производства, в том числе и по собственной инициативе.
Стимулирование приращения эффективности труда на каждом рабочем месте способствовало бы устремлению работника не вверх по иерархии построения общества, а туда, где он видит наибольшие возможности для реализации своих способностей в части повышения эффективности производства. Это в сочетании с централизованным управлением общественным производством может обеспечить темпы научно-технического, экономического и социального прогресса на порядок выше тех, которые возможны при рыночной экономике.
Снижение значения занимаемого места в оплате труда в сочетании с неэкономическими средствами строжайшего контроля соблюдения на всех уровнях принципов оплаты труда и справедливости распределения в обществе прочих материальных и духовных благ ослабит у членов общества остроту ощущения своей неравноценности и этим будет способствовать росту активности широких трудящихся масс в решении общегосударственных задач.
Руководство КПСС, уверовав, что социализм в СССР победил полностью и окончательно, не удержалось от привилегий, достойных победителя. Его лидеры забыли, что победителем-то был народ, а не партия, без которого им грош цена. Стали превращать партию из борющейся за благо народа, в партию, пожинающую плоды его труда в большей мере, чем она того заслуживала. Трудовой народ стал послушным орудием партийного аппарата, верой и правдой бездумно служившего своему «вождю» и «благо-детелю». Роль трудящихся масс в управлении страной свелась к нулю. Единство партии и народа осталось, в конце концов, в далеком прошлом.
Лидеры возрождающихся коммунистических партий в России (КПРФ) и в Белоруссии (ПКБ) не извлекли должных уроков из прошлого и не учли остроту проблемы распределения материальных благ для трудящихся и ее первостепенное значение для судьбы социализма. Они, обещая трудящимся в случае прихода к власти «златые горы» по всем вопросам социальной политики, вопросы оплаты труда, наиболее животрепещущие и актуальные для трудящихся, обволакивают беспросветным туманом. Принцип оплаты «каждому — по труду», записанный в Программе КПСС, они преобразовали в своих программах в принцип «каждому по результатам его труда». Для оценки как затрат, так и результатов затрат труда нет никаких технических средств. Затраты соизмеряются хотя бы эвристическими методами на основе опыта и интуиции исследователей путем денежной оценки единицы времени труда различной тяжести, сложности и т.д. Но и эти методы позволяют целенаправленно искажать оценки в пользу власть предержащих. Конечные результаты труда каждого из множества лиц, выполняющих различные операции в процессе труда, вообще не сопоставимы даже в принципе, что позволяет еще больше отклонять оценки в пользу власть предержащих. Возможность таких отклонений загубила СССР, позволив создать колоссальные различия в оплате трудящихся и власть предержащих. Зачем же выводить оплату вообще за пределы всякой возможности соизмерения? Случайно ли это? Или преследуется цель и впредь оправдывать колоссальные различия в оплате труда рабочего и партократа различиями в значимости результатов их труда?
Результаты труда каждого могут быть оценены только по приращению эффективности: сегодня больше или лучше на единицу затрат, чем вчера. Этот показатель применим для оценки работы любого звена общественного производства: от рабочего места до Верховного Совета страны. Но для этого требуется разработка специальных премиальных положений. В нынешней же ситуации, даже при таком результате как вхождение республики за пять лет «царствования» Верховного Совета Белоруссии в глубочайший кризис, депутаты в связи с окончанием срока их избрания приняли на прощание закон о собственном государственном обеспечении, сохраняющий им на всю оставшуюся жизнь почти все те же блага, что и у депутатов, хотя они их не заслуживали и как депутаты.


5.5. О хозяйственном механизме, адекватном
социализму

В 1986 г. академик АН СССР С.С. Шаталин писал, что только на основе создания более сильного мотивационного механизма чем «Создал капиталистический Запад за сотни лет существования... социализм может решить и свою главную задачу — создать самый высокий в мире уровень народного благосостояния» («Коммунист», 1986 №14, с.62). С.С. Шаталин не усмотрел возможности создания при социализме такого механизма. Став автором одного из вариантов перехода к рыночным отношениям, получившего его имя, пустил социализм на свалку истории, как неудавшийся эксперимент. Между тем социализм позволяет создать более сильный, качественно новый механизм.
Его основные принципы таковы:
Реализация первого (по оценке К. Маркса) экономического закона коллективного производства — экономия и целенаправленное распределение ограниченного ресурса совокупного рабочего времени; оценка эффективности труда коллектива предприятия не по объему получаемой прибыли, а по ее приращению за отчетный период времени (год) (или сокращение дотации, что равнозначно), со стимулированием не скорости, а ускорения производства материальных благ; распределение материальных и духовных благ по труду.
Реализация этих принципов требует создания хозяйственного механизма, адекватного социализму.
Его основные черты сводятся к следующему:
— общество в лице государства владеет всеми средствами производства, в связи с чем может наделять тех, кто ими пользуется, в зависимости от целесообразности любыми правами, вплоть до предоставления отдельным лицам или коллективам всех прав частных собственников: производить, что угодно, реализовывать продукцию по ценам, каким угодно и кому угодно, распределять доход среди членов коллектива (если пользователь — коллектив), как угодно;
— предприятия-изготовители всю свою продукцию (производственного и непроизводственного назначения) реализуют потребителям (включая сеть розничной торговли) по собственным ценам — ценам производства, устанавливаемым на уровне затрат по расширенному воспроизводству фактически потребленных ресурсов (трудовых, производственных, природных);
— фонд оплаты труда коллектива предприятия делится на две части: нормативный и премиальный. Чем выше удельный вес второго, тем сильнее стимулирующая роль заработной платы. Нормативный фонд устанавливается на основе действующей тарифной системы оплаты труда. Премиальный — полностью зависит от экономического эффекта, получаемого в течение года за счет снижения цен и роста выпуска продукции в сопоставимых ценах, что достаточно точно характеризует рост объема производства в физическом измерении. При этом утрачивается заинтересованность предприятий в завышении цен, а значит и необходимость контроля их уровня со стороны сторонних организаций типа Госкомцен. Выпуск новой продукции стимулируется путем включения экономического эффекта, получаемого потребителем, в ее стартовую цену на весь нормативный срок ее освоения. Фонд заработной платы устанавливается при планировании объемов производства и затрат. Поэтому проект плана, формируемого коллективом предприятия, становится одновременно и проектом его заработной платы на планируемый период. Выплата из этого фонда производится по результатам работы за квартал (с нарастающим итогом);
— система розничной торговли получает дополнительную важнейшую функцию — независимо от цен производителей устанавливать розничные цены на уровне цен равновесия (уравновешивающих по каждому продукту соответствие предложения платежеспособному спросу);
— распределение ресурсов общества, предназначенных для технического и социального развития, осуществляется только централизованно на основании данных о достижениях научно-технического прогресса, соотношениях цен равновесия и цен производства, экономии ресурсов, уровнях социальной обеспеченности населения по регионам. Образуются эти ресурсы в результате централизации средств, получаемых от предприятий в виде платы за потребленные ими ресурсы (природные, производственные, трудовые), включаемой в форме налогов на заработную плату в себестоимость (и цену производства) продукции.
Так выглядит в общих чертах один из вариантов хозяйственного механизма, адекватного социализму. Он мог стать вариантом преодоления кризиса советской экономики, альтернативным варианту перехода к рыночным отношениям. Были и другие варианты. Но они, как и этот, не получили известности. Все, как и в «лучшие» застойные годы, посвящалось пропаганде рыночных отношений. Ведь в резолюции XXVIII съезда КПСС было записано, что переход к рынку не имеет альтернативы.



6. ТРУДОВОЙ КОЛЛЕКТИВ И
УПРАВЛЕНИЕ

6.1. Коллективная собственность

Наиболее распространенный обман, легче других воспринимаемый трудящимися как истина, заключается в том, что «преобразование» государственных предприятий в «народные» или в собственность их трудовых коллективов якобы позволяет трудящимся стать хозяевами, самим распоряжаться всем произведенным ими продуктом.
Во-первых, ни один член коллектива, даже если коллектив состоит всего из двух человек, не является полновластным хозяином коллективных средств производства. Он – хозяин только в единстве со всеми другими членами коллектива. Во-вторых, по грубой прикидке человек в среднем работает половину своей жизни, а потребляет всю жизнь. Да и работая, он производит в огромной мере не то, что потребляет. Это значит, что для распределения между непосредственными производителями остается значительно меньше половины, произведенного ими продукта. Остальное при любой форме собственности принадлежит обществу (обучение, здравоохранение, пенсионное обеспечение, оборона и т.д.). Трудящийся в коллективе человек может стать хозяином лишь того, что ему достанется после распределения по трудовому вкладу оставшейся коллективу части произведенного им продукта, да и то не в полной мере: общество не всегда безразлично к использованию его членами продукта личного потребления не по назначению, например самогоноварение.
Для каждого члена трудового коллектива важна не форма собственности на средства производства, а его личный доход, который при любой форме собственности может быть поставлен в зависимость от результатов деятельности коллектива в целом. При ориентации на рынок максимальный доход на одного работника может быть достигнут и при снижении объемов производства с сокращением численности работников. В таких случаях повышение дохода одних, и прежде всего руководителей, достигается за счет других, в том числе увольняемых. При этом не только снижается общий уровень жизни людей, но и порождаются антагонистические отношения в коллективе, наносится ущерб классовой солидарности.
Централизованно управляемый коллектив, работающий по государственному плану или заказу, имеет государственные гарантии устойчивого функционирования. Коллектив, самостоятельно ориентирующийся на рынок, таких гарантий не имеет. Любой из них в конкурентной борьбе может стать банкротом и тем скорее, чем чаще работающий по контракту руководитель будет согласовывать свои действия с коллективом и больше церемониться в «выжи-мании соков» из его членов.
Государственное предприятие отличается от любого частного (коллективного или индивидуального) тем, что государство обеспечивает коллективу предприятия устойчивую работу, а каждому его члену реальную возможность творческого участия и в планировании, и в совершенствовании технологии и организации производства, и в выработке правил распределения между членами коллектива того, что ему положено, и в строгом контроле соблюдения этих правил. Правда, в СССР трудовые коллективы и их члены не использовали эти возможности, но они были вполне реальными.
При «народной» или «коллективной» собственности предприятия уходят из-под государственного контроля и регулирования. Роль государства ограничивается в основном изъятием продукта, предназначенного обществу в целом. Коллективы же остаются во власти рыночной стихии, а их члены в руках тех, кто обретает в коллективах командные высоты. Власть командиров становится тем сильнее, чем успешнее деятельность коллектива, а успех в условиях рынка определяется профессионализмом командиров не только и не столько в области знания техники и организации производства, сколько в области интенсификации труда членов коллектива, принятия в рыночной стихии единолично без каких-либо обсуждений в коллективе решений, в том числе ущербных для членов коллектива или других коллективов, а в некоторых случаях и жульнических.
Контрактные отношения с руководителями, даже при успехе их практической реализации, также не повышают у работника дохода и не добавляют ему чувства хозяина, ибо руководитель всегда находится на более высокой ступени иерархии управления и играет более существенную роль во всех производственных делах коллектива, в том числе в распределении доходов, а также по линии заключения контрактов. Важно, чтобы коллектив имел возможность строжайшего контроля соблюдения принципа распределения дохода по трудовому вкладу каждого, в том числе всех сверху донизу руководителей. Но такая возможность появляется только при государственной собственности на средства производства и поддержке государства.


6.2. Социальная неоднородность

Независимо от классового деления общества в трудовых коллективах имеются свои существенные профессиональные различия и противоречия. Некоторые из них заслуживают внимания.
Процесс производства — это процесс целенаправленного преобразования вещества, энергии и информации из одного состояния (исходного) в другое (требуемое). Преобразования вещества и энергии обязательно требуют физических усилий иногда с минимальным напряжением интеллекта; преобразования информации требуют от человека главным образом интеллектуального напряжения и некоторого физического по формированию и преобразованию носителей информации, а также по управлению вычислительной и другой информационной техникой. Продуктом физического труда является преобразованная или перемещенная вещь. Продукт информационной деятельности на предприятии полностью «растворяется» в результатах физического труда. Таким образом, просматривается четкое деление характера труда на физический и интеллектуальный, а членов трудовых коллективов — на рабочих и служащих.
У рабочих достаточно собственного интеллектуального багажа, чтобы в определенных ограниченных рамках самостоятельно производить конечный продукт. У служащих таких возможностей без приложения физического труда рабочих нет. Самый гениальный продукт человеческой мысли не станет достоянием людей, пока не пройдет через рабочие руки. В этом – сила рабочих, определяющая возможность их диктата в трудовых коллективах и в обществе.
Вместе с тем независимо от формы собственности система управления производством имеет сложное иерархическое построение. Люди, обеспечивающие функционирование этой системы, неизбежно делятся на «указующих» и «исполняющих». Сверху система замыкается одним лицом: на предприятии — директором (управляющим, начальником и т.д.), уполномоченным единолично обеспечивать выполнение задач, поставленных сверху или внешней ситуацией. Физический труд функционирует на самой нижней ступени, где управление производством переходит в управление технологическими процессами. Указующие определяют характер использования средств производства, исполняющие на самой нижней ступени — рабочие — используют их. Как видим, имеется и неодинаковое отношение к средствам производства.
Разрабатывая и утверждая системы оплаты труда и премирования, указующие, естественно, тянут одеяло на себя, убеждая, что чем выше ступень иерархии управления, тем выше значимость и сложность информационных процессов, тем сложнее труд и выше требуемая квалификация работника. Значит и оплата должна быть выше. И хотя рабочий — единственный (в чем его сила) исполнитель всех «зака-зываемых» сверху преобразований вещества и энергии, он допускает преимущество тех, кто «указывает» перед теми, кто «исполняет», и мирится с более высокой оплатой первых. В результате оплата труда в обществе, даже социалистическом, как показал опыт СССР, перекашивается в пользу управленческого персонала — служащих, указующих перед исполняющими. Таким образом, трудовой коллектив предприятия не только делится на две части — рабочие и служащие — между ними налицо и противоречия.


6.3. Управление

Слияние всего множества технологических процессов преобразования и перемещения вещества и энергии в единый процесс производства — важнейшая задача всей системы управления предприятием. Обеспечение бесперебойного течения производственного процесса требует решения вопросов: что производить и сколько, как производить, кому передавать продукт, где получать необходимые пред-меты и средства труда.
Что производить — предопределяется прежде всего особенностями производственных фондов предприятия, реализующими вполне определенную технологию изготовления вполне определенных изделий. Что касается варьирования в конкретных условиях окружающей и внутренней среды, то это могут делать только профессионалы, именуемые менеджерами. Рабочие к этому не имеют никакого отношения, разве что могут проголосовать за решения, принятые специалистами, что последним, если и нужно, то только для послабления собственной ответственности.
Как производить — также прежде всего определяется существующей технологией, которая может преобразовываться в соответствии с достижениями научно-техничес-кого прогресса и требованиями потребителя, предъявляемыми к продукту. К этому причастны опять-таки профессионалы (конструкторы, технологи), составляющие весьма значительную и все возрастающую с научно-техническим прогрессом часть трудового коллектива. Здесь может быть весомым и личный вклад каждого рабочего в части совершенствования отдельных технологических операций и организации рабочих мест.
Кому передавать произведенный продукт и где получать необходимые средства производства — решается также профессионалами менеджерами вместе с решением вопросов, что производить и сколько.
Таким образом рабочие предприятия при любой форме собственности не имеют и не могут иметь никакого отношения к принятию решений по главным производственным вопросам, а значит и к управлению производством. Участие рабочих в управлении производством пустой звук, отвлекающий их внимание от вопросов, в решении которых им действительно принадлежит главная роль. Это — само производство продукции и распределение в коллективе положенных коллективу результатов реализации продукции — фонда оплаты труда.
Ценность самых мудрых решений по производству продукции равна нулю, если к их выполнению не приложат своих рук и знаний рабочие. Они способны и чудеса творить. Вспомним по этому поводу стахановское движение, охватившее в довоенные годы всю страну, именуемую тогда СССР. Но распределение фонда оплаты труда между членами трудового коллектива пока далеко не адекватно трудовому вкладу каждого.
Известно, что волевое напряжение человека в процессе труда тем выше, чем проще и тяжелее труд. Чем труд сложнее, больше в нем разнообразия, элементов творчества и управленческих функций, тем он привлекательнее и по своему содержанию ближе к тому, который оказывается потребностью здорового организма человека, а способность к такому труду в решающей мере зависит от предшествовавших затрат общества на формирование соответствующей квалификации работника. Пока студент учится, рабочий «вкалывает». Став инженером и приступив к работе, он, подчас, и не думает об облегчении тяжелого труда рабочих. Хотя это — его первейшая обязанность. Поэтому различия в оплате труда должны зависеть не от занимаемой должности работником в системе управления предприятием, а прежде всего от напряжения воли, с которым человек принуждает себя затрачивать в процессе труда свою физическую и интеллектуальную энергию (например, если чернорабочий — 1, то директор — не более 1,5). Необходимо щедрое вознаграждение каждого (от чернорабочего до директора) за внесенный им реальный вклад в приращение эффективности производства. Часть прибыли, заработанной коллективом, подлежащая выплате работникам, должна распределяться между ними пропорционально их заработной плате, что означает распределение по трудовому вкладу (если зарплата — по труду).
Борьба рабочих за свои права с занимающими командные высоты служащими неизбежна до тех пор, пока естественные различия в характере труда исключают достаточ-ность соизмерения его затрат астрономическим временем.
Таким образом, рабочие предприятия, независимо от формы собственности, могут и должны играть решающую роль в распределении конечного продукта непроизводственного назначения, поскольку никакие, преследуемые управленческой деятельностью цели не могут быть достигнуты без приложения рабочих рук и знаний. Управление производством — задача профессионалов. Но в этой области форма собственности играет существенную роль. Если предприятие — собственность частного лица или коллектива, то руководство предприятия принимает решения по производственной деятельности независимо от решений руководителей других предприятий, ориентируясь на общий для всех рынок. Только в процессе реализации продукции на рынке выявляется эффективность ранее принятых решений.
Если все предприятия составляют единый народнохозяйственный централизованно управляемый комплекс, то предложения их руководителей предварительно согласовываются, увязываются между собой на более высоком уровне, утверждаются и становятся общим планом действий для всех. Процесс общественного производства как бы предварительно моделируется и оптимизируется по народнохозяйственному критерию эффективности. При рыночных отношениях для такого моделирования, во-первых, нет исчерпывающей информации, поскольку владельцы предприятий многое держат в секрете; во-вторых, решения, оптимальные по народнохозяйственному критерию эффективности, далеко не всегда оптимальны по критериям обособленных производителей (прибыль), в-третьих, решения, обоснованные моделированием, не обязательны к исполнению. Преимущества централизованного управления очевидны.
Таким образом, трудящиеся могут участвовать в управлении производством только через центральные государственные органы, если государство народное, т.е. социалистическое.
Жизнь показала, что централизованное управление народным хозяйством порождает культ личности, поскольку даже всенародно избранные представители власти, в том числе из рабочих, ставших служащими, быстро разлагаются получаемыми привилегиями, не имеющими ничего общего с распределением жизненных благ по трудовому вкладу каждого. Дальнейшее возрастание собственных привилегий становится главной пружиной, движущей инициативу управленцев.
В результате «низы» утрачивают чувство собственника средств производства и причастности к управлению; «верхи», зная об этом, и чувствуя ответственность за эффективность функционирования средств производства, распоряжаются ими по своему усмотрению, как своими собственными, вплоть до того, что по своему усмотрению, не спросив трудящихся, могут, как показали 90-е гг. годы в бывших республиках СССР, менять форму собственности. От собственника средств производства такие распорядители отличаются только тем, что если их «уходят», то они расстаются и со средствами производства, не получая никаких компенсаций. Создается парадоксальная ситуация: «низы» утратили всякое чувство хозяина по отношению к общенародной собственности, а «верхи» не стали ее хозяевами, т.е. действительно народное достояние стало ничейным. Вместе с тем различия в оплате труда образуют, как и в буржуазном обществе, незримую черту, по одну сторону которой оказываются члены общества, получающие не весь остающийся после вычетов на общественные нужды произведенный ими конечный продукт, по другую — потребляющие и продукт, произведенный другими, т.е. существует эксплуатация. Другой оценки ничем не оправданным различиям в оплате труда дать нельзя.
В буржуазном обществе акционированные физические средства производства по существу также становятся ничейными. Владельцы акций также делятся на указующих и исполняющих. Первые также в своей деятельности руководствуются чувством ответственности за эффективное использование не только им принадлежащих средств производства; вторых ничего, кроме дивидендов и исполнения возложенных на них сверху функций, не интересует.
Существенным различием между социалистическим обществом при оплате труда, перекошенной в пользу указующих, и буржуазным является то, что в первом случае эксплуатация осуществляется посредством системы заработной платы и ряда прочих привилегий, а во втором — заработной платы и дивидендов по акциям, в принципе не предполагающих распределение по трудовому вкладу каждого.
Соотношения в заработной плате при социализме регулируются государством и могут быть целесообразно изменены в любой момент без спроса кого-либо. Акции могут перераспределяться в обществе только по рыночным законам; переходить из рук в руки на условиях обоюдного согласия.
Так велико значение распределения жизненных благ по труду при социализме. При нарушении этого принципа распределение при социализме отличается от капиталисти-ческого только отсутствием акций. Однако в программах коммунистических партий России и Белоруссии по этому вопросу не только не уделено никакого внимания, но и сам принцип оплаты по труду ликвидирован, заменен принципом оплаты по результатам труда, что создает, как указывалось выше, еще большие возможности и впредь, при решении вопросов оплаты труда, считать свой труд самым результативным и тащить все на себя. Нарушение принципа оплаты по труду — главный фактор отчуждения трудящихся от средств производства, управления, социализма.
В принципе, созданная в СССР система централизованного управления страной не допускала отторжения трудящихся от управления. Все звенья системы — партийные, административные, профсоюзные и другие, кроме производственных, формировались на выборных началах, функционировали на принципах демократического централизма (коллективное определение целей и путей движения при централизованном управлении им), действовали в условиях взаимоконтроля и строгой отчетности, как перед вышестоящими в иерархии управления звеньями, так и нижестоящими; руководящие кадры, как правило, избирались тайным голосованием. Так чем же объяснить, что между «небом и землей» неотвратимо рушилась связь: верхние звенья иерархической системы управления становились все более бесконтрольными, а нижние полностью лишались не только чувства ответственности, но и причастности ко всему происходящему в стране, хотя без их участия вообще не завершается ни один процесс производства материальных благ? Видимо нужен ответ не только и не столько на вопрос: как вернуть трудящимся утраченную ими государственную власть (опыт взятия власти есть), сколько какой должна быть система управления обществом, исключающая возможность отторжения трудящихся от власти и бесконтрольность поведения государственных и хозяйственных руководителей.
Непременным условием народовластия является общенародная собственность на средства производства. Народ, как собственник средств производства, представляет собой целостную организацию, в которой общественное производство — использование средств производства — является главной сферой его жизнедеятельности.
Предотвратить продолжающееся расхищение государственной собственности рабочие могут только собственными силами.
Формой объединения рабочих могут стать Советы трудовых коллективов без участия в них администрации, образование на их основе территориальных союзов трудовых коллективов, имеющих в Парламенте свою Палату. Эта Палата собирается 2-4 раза в год, обладает правом вето по всем без исключения решениям Парламента, касающихся распределения в обществе материальных благ, а также правом постановки таких вопросов перед Парламентом. Остальные дни депутаты этой Палаты трудятся на своих рабочих местах в трудовых коллективах, чтобы не терять с ними связь. Без санкций Совета трудового коллектива не могут быть уволены работники и решены вопросы оплаты труда.
Управление общественным производством — это, глав-ным образом, решение вопросов распределения в обществе трудовых ресурсов и средств производства. Это — дело профессионалов, а не трудовых коллективов и тем более не преуспевающих дельцов в условиях рыночной экономики. Люди физического труда не управляют производством материальных ценностей, а производят их. Поэтому им должна принадлежать решающая роль в распределении жизненных благ. Без этого все посулы социальных благ для трудящихся являются популистскими.
Только при пробуждении той потенциальной силы, которой обладает организованный трудящийся человек, возможно подчинение всей государственной деятельности интересам трудового народа, распределение жизненных благ по трудовому вкладу каждого.


7. ЭКОНОМИКО-МАТЕМАТИЧЕСКАЯ
МОДЕЛЬ МЕЖОТРАСЛЕВЫХ
ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ И
ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ,
ВЫРАЖЕННЫХ В ПРЕДЕЛЬНЫХ
ОЦЕНКАХ


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 28-01, 07:05 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
7. ЭКОНОМИКО-МАТЕМАТИЧЕСКАЯ
МОДЕЛЬ МЕЖОТРАСЛЕВЫХ
ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ И
ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ,
ВЫРАЖЕННЫХ В ПРЕДЕЛЬНЫХ
ОЦЕНКАХ

В годы второй мировой войны начала формироваться и стремительно развиваться новая наука, получившая название «кибернетика» — наука об общих законах управления в технике, природе и обществе. Широким фронтом математического моделирования и графического анализа вторглась она и в экономические исследования.
В западной макроэкономической литературе большое внимание уделено методам математического и особенно графического анализа экономических закономерностей. Но при этом экономические процессы как естественные процессы производства материальных благ в обществе, рассматриваются крайне ограниченно.
Вместо этого муссируется теория предельных полезности и издержек. Считается, что по мере роста предложения продукта полезность каждой новой единицы в смысле удовлетворения потребностей потребителя снижается, а издержки на единицу, в связи с вовлечением в производство имеющихся технологических способов в последовательности их убывающей эффективности, возрастают. «Место их встречи» образует точку, в которой «ценность» продукта равна издержкам. Продукт и издержки в этой точке получили название предельных, поскольку при дальнейшем увеличении производства издержки начинают превышать «ценность» продукта, а по логике частного производителя это недопустимо.
«Цена, «собирая» информацию как со стороны спроса, так и со стороны предложения, наконец, устанавливается на таком уровне, при котором достигается равенство между предельными (последними) издержками производителей и предельной полезностью покупателей. Эта цена отражает состояние равновесия, при котором достигается максимум общественной полезности...». Далее в указанной работе в графической форме иллюстрируется «фундаментальное положение неоклассической теории о взаимовыгодности (а не об эквивалентности, как в учении К. Маркса) обмена». Ответы на вопросы, причем тут Маркс и зачем потребовалось противопоставлять взаимовыгодность и эквивалентность, остаются за авторами, а вот принципы образования цен на уровне равенства предельных полезностей и издержек весьма сомнительны.
Во-первых, в отличие от земли, средства производства не вовлекаются в общественное производство по мере увеличения объема производства и потребления, а создаются новые, в том числе и для обработки земли, на новой, более эффективной технологической основе. Поэтому закономерным при увеличении объемов производства является не рост, а снижение издержек производства на единицу, в том числе за счет постоянных расходов.
Во вторых, предпринимателя интересует только рост прибыли, который с ростом объема производства прекращается задолго до того, как смыкаются предельные издержки с предельным продуктом. На рис.7.1 графически изображено снижение цен равновесия — Ц = f(B) и затрат на единицу (себестоимости) — C = F(B) в зависимости от выпуска изделий В. Цель производителя — максимум прибыли. Масса прибыли представляет собой заштрихованные на рис.7.1 прямоугольники. Из рисунка видно, что масса прибыли П возрастает с выпуском изделий до определенного предела, после превышения которого начинается ее уменьшение, и в точке В3 становится равной нулю.
Если предположить, что прибыль на единицу (Н) сокращается пропорционально к объему производства, т.е. по закону Н = Н0 – 
 В (линии Ц и С прямые, пересекающиеся в точке В3; Н0 — основание треугольника по оси Y, соответствующее значению Н при Вmax), то масса прибыли
Ц = f (В) – цена равновесия

С = F (В) – себестоимость




В – выпуск изделий

В1 Вmax В2 В3







Рис. 7.1. Зависимость массы прибыли (П) от выпуска изделий (В):
П = (Ц – С)В

П = НВ = Н0В – 
 В2. Максимум прибыли будет при
 = Н0 – 2 
 В = 0, откуда Вmax = 
 В3. Этот объем производства и есть предельный, превышение которого не только не увеличивает массу прибыли, но и уменьшает ее. Продукт В – Вmax  > 0 производителю выгоднее выбросить или безвозмездно отправить в порядке гуманитарной по-
мощи нищенствующим, чем реализовать на свободном рынке. Как видно, этот предельный продукт далеко не совпадает с выводами профессоров Чепурина М.Н. и Киселевой Е.А., по суждениям которых предельный продукт находится в точке В3.
В-третьих, построение цен на уровне предельных издержек извращает основные экономические показатели производственной деятельности. Проиллюстируем это на нижеследующем примере.
Табл.7.1 представляет собой упрощенную модель межотраслевых производственных и экономических связей в общественном производстве. Исходными данными являются: количество отраслей — три (А;Б;В); средневзвешенные по отраслям прямые затраты продуктов одних отраслей (i–х) на производство единицы других (j–х) — технологические нормативы производственного потребления; средневзвешенные прямые затраты живого труда (заработ-ной платы) на единицу отраслевой продукции и объем производства валового продукта. Все данные предполагаются в физических единицах измерения (ед.), в качестве таковой для трудовых затрат служит оплата труда в денежном выражении (руб.).

Таблица 7.1
Технологические нормативы, отраслевые,
средневзвешенные

Потребление продуктов i–х
отраслей на единицу j
i j А Б В
А
Б
В 0,5
0,1
0,05   2
  0,4
  0,1 0,2
0,1
0,27
Труд 0,2   0,4 0,5
Цена 2,736 10,26 2,84
Конечный продукт определен как остаток валового продукта после вычета из него производственного потребления:
50 = 724 – (0,5ґ724 + 2ґ149 + 0,2ґ70) и т.д.
Трудовые затраты на весь валовый продукт составляют:
724ґ0,2 + 149ґ0,4 + 70ґ0,5 = 239,4 руб.
Конечный продукт оценивается в полных затратах труда, овеществленного в продукте на всех технологических операциях его преобразования из вещества природы. Полные затраты труда по существу представляют собой затратные цены продуктов. Обозначив их символами Цj, составим по данным табл.7.1 систему уравнений:
Ца = 0,5Ца + 0,1Цб + 0,05Цв + 0,2 руб./ед.
Цб = 2Ца    + 0,4Цб + 0,1Цв   + 0,4 руб./ед.
Цв = 0,2Ца + 0,1Цб + 0,27Цв + 0,5 руб./ед.
решив которую получим:
Ца = 2,736 руб./ед.; Цб = 10,26 руб./ед.; Цв = 2,84 руб./ед.
что записано в нижней строке табл.7.1.
Объем конечного продукта получим:
50 ґ 2,736 + 10 ґ 10,26 + 0 ґ 2,84 = 239,4 руб.
Из приведенных расчетов следует, что оценка валового продукта по прямым затратам живого труда (в трудоемкости), конечного продукта по полным затратам труда (в ценах) и количество затраченного живого труда по заработной плате равны между собой до последней копейки (239,4 руб.). Это, во-первых, подтверждает отсутствие в составе стоимостного измерения продукта еще каких-либо факторов кроме труда. Во-вторых, свидетельствует о равновесии спроса и предложения.
Очевидно, если на конечный продукт претендует кроме производителей еще кто-нибудь (собственники средств производства, государство для удовлетворения общественных потребностей и др.), то потребительские цены на конечный продукт устанавливаются соответственно выше затратных или, чтобы не так заметен был иждивенческий характер потребления, в исходную таблицу технологических нормативов вводится дополнительная строка (или несколько) — налоги, значительная часть которых может идти на паразитическое потребление. При этом затратные цены приближаются к потребительским, уравновешивающим спрос с предложением.
Таким образом, рассматривая общественное производство как естественный технологический процесс, все ясно как божий день.
Картина сразу же меняется как только вместо средневзвешенных отраслевых издержек на единицу (цен), указанных в табл. 1, в расчет принимаются предельные.
В табл.7.2 приведены те же данные, что и в табл.7.1, но с расчленением отраслевых продуктов по технологическим способам производства, различающимся между собой значениями технологических нормативов.
Таблица 7.2
Объем
произ-
водства
валового
продукта
Технологические нормативы, по способам производства

Отрасль
j
А
724
А1 А2 А3
Способ
i
362 217,2 144,8
Потребление
на единицу А
Б
В 0,4
0,09
0,096 0,6
0,11
  – 0,6
0,11
0,11
Труд 0,12 0,3 0,25
 Цена 2,736 2,736 2,736

По технологическим нормативам не видно, какими способами производятся предельные продукты. Но имитацией практики ценообразования задача нахождения предельных продуктов и определяемых ими цен легко решается.
Этот метод представляет собой многошаговый процесс, суть которого в том, что на каждом новом шаге для оценки всех продуктов по всем технологическим способам производства принимаются наиболее высокие оценки внутри отрасли, полученные на предшествующем шаге. На первом шаге могут быть приняты любые оценки всех способов производства, в частности средневзвешенные отраслевые из табл.7.1. Расчет повторяется до тех пор пока результат на шаге n не окажется равным в пределах заданной точности предшествующему, полученному на шаге n–1. Это и будет оценка (цена) продуктов, построенная по предельным издержкам. Расчет и его результаты приведены в табл.7.3.
Таблица 7.3
Расчет предельных издержек

Шаг Технологические способы производства
итерации А1 А2 А3 Б1 Б2 В1
Цена* 2,736 2,736 2,736 10,260 10,260 2,840
1

2

3
.
.
.

n–1 2,410

2,560

2,711
.
.
.

67,34   3,070

3,290

3,490
.
.
.

84,25   3,049

3,268

3,469
.
.
.

84,85 10,201

11,056

11,771
.
.
.

295,55 10,436

10,827

11,365
.
.
.

300,36 2,840

2,294

3,053
.
.
.

65,08
n конец 67,34 84,25 84,85 295,55 300,36 65,08

* Исходные значения издержек из табл.7.1.
Примечание: предельные (наибольшие) значения издержек в отраслях обведены на каждом шаге рамками.
Из табл.7.3 видно, что предельные издержки (шаг n) по всем технологическим способам производства во многом превышают средневзвешенные отраслевые (шаг 1). Количественная мера таких различий зависит, конечно, от принятых исходных данных, но качественная их характеристика иной быть не может и при любых других числах.
В табл.7.4 приведены рассчитанные по табл.7.2 объемные показатели межотраслевых производственных и экономических связей, оцененные по предельным издержкам. Из таблицы видно, что при прежних технологических нормативах прямых затрат и трудовых ресурсах — 239,4 руб. произведено конечного продукта на сумму 7246,1 руб., т.е. — в 30 раз больше. Вот вам и «прибавочный продукт», полученный без всякой эксплуатации живого труда. Одни и те же потребительные стоимости производятся в обществе, как правило, многими различающимися по эффективности технологическими способами. Потребительские цены устанавливаются при этом для всех одинаково — на уровне издержек худшего из функционирующих (к тому же худшие перестают функционировать), а у лучших образуется прибыль, точнее — рента. Естественно, что и принадлежать она должна тому, кому принадлежат средства производства. Однако в физических единицах измерения при всех равных исходных данных в табл.7.1 и 7.2, каких-либо изменений в объемах производства ни валового, ни конечного продукта не произошло. Они остались те же, но получили совершенно разные оценки. Это не тот случай, когда, например, методами линейного программирования находится оптимальный вариант использования ограниченных ресурсов. Хотя и здесь при большом желании можно назвать математику продуктообразующим фактором.
В рассматриваемом примере (см. табл.7.4) по лучшим способам производства — А1; А2 и Б1 получена прибыль в сумме 7006,7 руб. Заработной платы выплачено 239,4 руб. Сума прибыли и зарплаты 7006,7 + 239,4 = 7246,1 руб., что копейка в копейку равно объему конечного продукта — 7246,1. Причем это не случайное совпадение, а законо-
Таблица 7.4

п о л о с о в а я


мерное явление. Таким образом, в рассматриваемом примере на долю владельца приходится 96,7% конечного продукта, а на долю производителей – только 3,3%. Вспомним, что при средневзвешенных отраслевых оценках (табл.7.1) весь 100% тот же физический объем (239,4 руб.) конечного продукта реализуется только через заработную плату производителей.
Вместе с тем очевидно, что, во-первых, физический объем конечного продукта от его денежных оценок не зависит. Во-вторых, деление конечного продукта между владельцами средств производства и производителями определяется не арифметикой, а классовой борьбой между ними.
Часть конечного продукта, приходящаяся на долю производителей, может оказаться недостаточной для их существования, как в рассматриваемом примере, — всего 3,3%, и тогда становится необходимым государственное перераспределение конечного продукта. О его реальных масштабах можно судить по данным, приведенным в «Кур-се». В Швеции «валовой доход домашнего хозяйства в высшем 10%-ом классе (группе) будет примерно в 100 раз больше, чем у низших 10% населения. Но если взять располагаемый доход (т.е. доход после уплаты налогов и получения трансфертных выплат...), то превышение будет уже не в 100 раз, а всего в 4 раза». В условиях частной собственности и отраслевой монополии различия в эффективности различных технологических способов производства одной и той же потребительной стоимости теряют свою решающую роль в ценообразовании, а предельный продукт перемещается в точку Вmax (см. рис. 7.1). При общественной собственности на средства производства и эта точка теряет свое значение. На сцену выходит проблема максимизации функции потребления.


8. ЭКОНОМИКО-МАТЕМАТИЧЕСКАЯ
МОДЕЛЬ МЕЖОТРАСЛЕВЫХ
ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ И
ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-01, 07:07 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
8. ЭКОНОМИКО-МАТЕМАТИЧЕСКАЯ
МОДЕЛЬ МЕЖОТРАСЛЕВЫХ
ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ И
ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ

8.1. Общая характеристика модели

Данная экономико-математическая модель представляет собой формализованное описание производственных и экономических связей, функционирующих в системе общественного производства конечного продукта производственного и непроизводственного назначения и его распределения. Назначение модели — раскрытие внутренних связей системы общественного производства с целью оптимизации управления на основе имитации результатов тех или иных управляющих воздействий.


Денежная оценка параметров модели
как физическая единица их измерения

Все показатели затрат и результатов оцениваются, прежде всего, в физических единицах измерения (метр, килограмм и т.д.). Масса, измеряемая в килограммах, присуща всем предметам и поэтому данная единица приемлема как для каждого отдельного предмета, так и любой их совокупности. Аналогично затраты ресурсов, измеряемые в денежных единицах, являются объективным условием бытия всех продуктов и каждого из них в отдельности. Единым ресурсом, затрачиваемым в производстве всех продуктов и воспроизводстве всех ресурсов и потому измеряющим множество различных физических единиц, является живой труд, оцениваемый заработной платой в рублях (руб./чело-веко-час). Поэтому в рублях эквивалентируются и оценки всех физических единиц измерения огромного множества продуктов и ресурсов (руб./шт., руб./кг, руб./час и т.д.). Масса и затраты — всеобщие свойства материи. Единицей измерения первого является грамм, второго — рубль. Отличие их в том, что количественная характеристика первого всегда больше нуля, практически неизменна и для ее измерения существует множество технических средств, а у второго — равна нулю (вещество природы) или больше, постоянно изменяется под воздействием научно-техничес-кого прогресса и многих других факторов, не имеет никаких технических средств измерения. Рубль эквивалентирует рабочее время по затратам физической, интеллектуальной и волевой энергии человека, различной в различных процессах труда, и в этом качестве он служит всеобщей единицей измерения затрат.
Результатом труда является целесообразное преобразование или перемещение вещества, энергии или информации из одного состояния в другое. От количества затраченного труда следов не остается. Поэтому информация о затратах труда, выраженная в рублях, сопровождает каждое изделие на отличных от него носителях (калькуляция, себестоимость, цена и др.), начиная с момента его зарождения до непроизводственного потребления.
Всеобщая денежная единица измерения всех параметров баланса — рубль — позволяет, во-первых, легко получить из статистических материалов всю информацию, необходимую для построения и анализа модели, и, во-вторых, суммировать в рублях данные о совершенно различных предметах, несуммируемых в их физических единицах измерения (метрах, килограммах и т.д.). Согласно закону сохранения материи и энергии, в реальной жизни произведенный человеком конечный продукт равен затраченным на него ресурсам. Человек же его либо потребляет в своей дальнейшей производственной и непроизводственной деятельности, либо сохраняет для многократного или последующего использования, либо возвращает природе в качестве отходов.
Это значит, что в любой балансовой таблице, приведенной за любой истекший период t, в течение которого производственный процесс уже состоялся, все показатели в физических единицах измерения фактически сбалансированы: каждый килограмм, метр, штука произведенной продукции использован, а использованный был произведен. Следовательно, независимо от формы собственности (частная или общественная) и организации общественного производства (рынок или план) фактически состоявшиеся производственные связи, оцененные в физических единицах измерения всегда сбалансированы. Но количественная их оценка, а также оценка их экономической эффективности, возможна только в денежной форме. Вместе с тем денежная форма измерения порождает разбалансированность данных: на одних участках общественного производства потребляется меньше, чем производится (при-быль), на других наоборот (убыток), что свидетельствует лишь о неадекватности денежных оценок измерениям в физических единицах. Однако это не исключает возможность использования любого баланса, построенного на фактических стоимостных данных за любой истекший период t, для всестороннего анализа состояния производственных и экономических связей и, прежде всего, для уточнения стоимостных оценок физических единиц измерения.
7 Н.И. Ведута
Учитывая сложность и огромное количество производственных связей, зависимость оценки каждого изделия от оценок всех остальных, потребляемых при его изготовлении, присвоение цен изделиям множеством их изготовителей, реальная оценка каждого изделия, выражающая затраты труда, может быть определена только на основе использования модели межотраслевого стоимостного баланса и математических методов последовательных приближений, что и является первейшей задачей анализа.
Формализованное изображение модели

В табл. 8.1 дана представленная в математических символах матричная модель оцененных в рублях межотраслевых производственных и экономических связей за период t.
Она делится на две части по вертикали, образуя матрицы:
Ап = ||Xij||, i = 1,...m+s, j = 1,...n;
Ак = ||Xij||, i = 1,...m+s, j = n+1,...n+z;
и на две части по горизонтали, что в табл.8.1 не показано, образуя матрицы:
Ав = ||Xij||, i = 1,...m, j = 1,...n+z;
Ар = ||Xij||, i = m+1,...m+s, j = 1,...n+z;
Пересечение этих матриц образует четыре связанные между собой матрицы:
Апв = ||Xij||, i = 1,...m, j = 1,...n;
Апр = ||Xij||, i = m+1,...m+s, j = 1,...n;
Акв = ||Xij||, i = 1,...m, j = n+1,...z;
Акр = ||Xij||, i = m+1,...m+s, j = n+1,...z;
Последние содержат информацию:
Апв — о производственном потреблении j-ми отраслями (j = 1,...n) продуктов i-ых отраслей (i = 1,...m);
Апр — о производственном потреблении j-ми отраслями (j = 1,...n) i-ых ресурсов (i = m+1,...m+s);
Акв — о распределении конечных продуктов i-ых отраслей (i = 1,...m) между j-ми их потребителями (j = = n+1,...n+z);
Акр — о распределении i-ых ресурсов (i = m+1,...m+s) между j-ми потребителями конечных продуктов (j = = n+1,...n+z).
Таблица 8.1

Полосовая таблица

Матрицы, указанные в табл.8.1, объединяют информацию:
Ап = Апв+ Апр;
Ак = Акв+ Акр.
где Ап ‑ характеризует производственное потребление продуктов и ресурсов; Ак ‑ их конечное потребление.
Главной матрицей, с преобразованиями которой связаны расчеты всех взаимосвязанных параметров модели, является «квадратная» матрица Апв. Она представляет собой данные о потреблении продукции i-ых отраслей на единицу производства j-ых. Варьирование в модели любым конечным количеством отраслей (m = n) и на основе производимого при этом агрегирования и деозагрегирования их объемов производства и потребления, влияющих на оценки производственных и экономических связей, позволяет приблизиться к оптимальной в балансе отраслевой структуре. С целью облегчения процесса варьирования может быть применена вычислительная техника, реализующая алгоритм, предлагаемый в Приложении 1.
В остальных матрицах количество отраслей (i = m+1,...s и j = n+1,...r) может быть агрегировано в одну отрасль (i = m+1, j = n+1) без существенного влияния на результаты расчетов, но они играют важнейшую роль в управлении распределением конечного продукта, а значит и ресурсов, что связано с изменениями практически всех производственных и экономических связей.
Управление экономикой (по Марксу) это экономия и распределение ограниченного ресурса рабочего времени общества по различным отраслям общественной деятельности. Это — распределение ресурсов между первым и вторым подразделениями общественного производства (первое подразделение — производство средств производства, второе — производство предметов и услуг непроизводственного назначения); между сферами производства и потребления конечного продукта (Ап и Ак); распределение конечного продукта между сферами его потребления (внутри Ак); распределение ресурсов и продуктов между производственными отраслями (макроуровень) (Ап) и внутри их (микроуровень).
Критерий эффективности управления на макроуровне — максимум приращения потребительной стоимости конечного продукта непроизводственного назначения на основе непрерывного совершенствования средств производства и полного использования ресурса общественного рабочего времени; на микроуровне — максимум приращения эффективности использования имеющихся ресурсов средств производства и рабочей силы.
Экономико-математическая модель межотраслевого баланса охватывает макроуровень, на котором определяется распределение общественных ресурсов между отраслями, агрегирующими показатели конкретных предприятий по признакам общности производимой или потребляемой ими продукции, территориального размещения, производственных связей и др. Управление на микроуровне здесь не рассматривается.
С целью повышения наглядности дальнейших постановок задач и их решения анализ модели производственных и экономических связей сопровождается иллюстрацией на числовом абстрактном материале.


8.2. Иллюстративная модель
производственных и экономических связей

В приложении 2 табл.1? даны количественные характеристики в денежном измерении (руб.) производственных и экономических связей за истекший период t = 1 год в гипотетическом общественном производстве, состоящем из четырех производственных отраслей (j = 1,...4) и четырех сфер потребления конечного продукта (j = 5,...8), потребляющих продукты (i = 1,...4) и ресурсы (i = 5,...8). Расшифровку всех параметров смотри в табл.1.
В табл.1 для простоты записи числа состоят не более чем из двух знаков, не считая запятых. В качестве единицы измерения всех параметров принята абстрактная «едини-ца» (ед.), представляющая собой миллиард, миллион, тысячу или любое другое количество рублей, эквивалентирующих между собой все множество физических единиц.
Числа, приведенные в табл.1, взяты произвольно. С целью создания возможностей исследования взаимосвязей на любом множестве исходных данных разработан алгоритм машинного построения таблицы с заданными размерностью, ограничениями на значения исходных данных, распределением ресурсов по сферам потребления конечного продукта. Но полученные таким путем данные не могут быть сбалансированными по всем параметрам. Не могут быть таковыми и точнейшие статистические данные о уже состоявшихся процессах общественного производства. Поэтому анализ произвольно взятых характеристик имеет существенное значение для познания реальных связей и управления ими.
Суммы всех элементов матриц любой размерности при сложении их по горизонтали или по вертикали одни и те же. В этом смысле обобщающие показатели производства продуктов —
 = 126 и потребления ресурсов —
 = 126 ед. всегда сбалансированы и не могут быть иными.
Всякий фактический баланс производства продуктов и потребления ресурсов, сложившийся за истекший период времени t, «фотографируется» статистиками, когда производственный процесс уже состоялся и, следовательно, сбалансированность производства и потребления в физических единицах измерения по всему их огромному множеству была достигнута.
Несбалансированность обнаруживается при сравнении итоговых данных о производстве и потреблении по каждой i-ой строке и j— му столбцу в отдельности (i = j). В табл.1 эти расхождения показаны по строке «Прибыль» (минус — меньше произведено, чем потреблено, плюс — наоборот). В природе такого не бывает. Анализ причин этого явления, явно противоречащего всеобщему закону сохранения материи и энергии, иллюстрируется на числовых материалах табл.1.


8.3. Несогласованность данных баланса

Из внешнего обозрения баланса (табл.1) видно, что из четырех производственных отраслей три отрасли (j = 1,3,4) убыточны. Лишь одна из них (j =2) прибыльна (40 –16,68 = = 23,32 ед.). Но ее прибыли достаточно не только для возмещения убытков остальных производственных отраслей, но и убытков (–11,0 ед.) потребителей конечного продукта (j = 5,...8).
Прибыли (23,32 ед.) и убытки (5,2+1,92+4,6+11,6 = = 23,32 ед.) по всем производственным отраслям (j = 1,...4) и сферам потребления конечного продукта (j = 5,...8) равны между собой при любых числах в таблице. Объясняются они только отклонениями цен от реальных издержек производства. Это значит, что только за счет изменения цен, без каких-либо структурных или технологических преобразований можно ликвидировать и прибыль и дотации.


Поставки на сторону и со стороны

Поставки со стороны (импорт) и на сторону (экспорт) осуществляются в объемах и по ценам, согласованным потребителями с поставщиками (в конвертируемой валюте). В этих ценах сбалансированность поставок — объективный фактор. Без этого обмен между независимыми товаропроизводителями не состоится. Сколько получено со стороны, столько нужно и отдать на сторону. Поэтому масштабы обмена не могут быть, как это принято считать у нас, критерием качества производственно-хозяйственной деятельности. Экономически оправдан обмен только тогда, когда при эквивалентном по ценам поставок обмене продуктами, поставки со стороны по внутренним ценам превышают поставки на сторону.
По данным табл.1 поставки на сторону (графа j = 5) —
 = 7,26 ед., со стороны (строка i = 5) —
 = 6 ед. Результат отрицательный: за 6 ед. поставленной со стороны продукции отдано 7,3 ед. собственной. Естественно, и поступивший со стороны продукт должен быть расценен в 7,26 ед. Это его реальная, объективная оценка.


Капитальные вложения

Ресурсы, затрачиваемые на воспроизводство производственных и непроизводственных основных и оборотных фондов (строка i = 6), представляют собой конечный продукт собственного производства (графа j = 6). Их объемы с учетом изменений незавершенного производства должны быть равны. Затрачено может быть только то, что произведено в том числе для возмещения поставок со стороны. В табл.1 это условие не соблюдено: затрачено в производственных отраслях и в сферах потребления конечного продукта (строка i = 6) всего
 = 8 ед., а произведено (графа j = 6) —
 = 8,8 ед.. Естественно и затраты по воспроизводству нужно оценить в 8,8 ед.
Затраты живого труда

Затраты живого труда, выраженные в денежной форме (строка i = 7), — главный параметр, ограничивающий объемы производства и определяющий денежную форму и количественную меру всех прочих параметров балансовой модели.
Фонд (объем) заработной платы определяется количеством трудоспособного населения, режимом его использования (время труда, отдыха, учебы и т.д.), сложившимся уровнем оплаты труда.
Этот параметр не только главный, но и единственный ограничивающий и все прочие ресурсы. Поставки со стороны, как бы их не оценивали, стоят того, что поставлено на сторону. Безвозмездная помощь, как и «безответные» кредиты, к числу экономических категорий не относятся. Капитальные вложения стоят реальных затрат на производство их вещественного, энергетико-информационного содержания. Бесплатные социальные блага также результат функционирования живого труда, как неоплаченного в производстве их вещественного содержания, так и оплачиваемого в самих сферах социального обеспечения. Этот параметр в принципе самый стабильный из всех остальных, поскольку все остальные являются результатом его использования, а факторы, определяющие ресурс рабочей силы и режим ее использования, весьма стабильны. Но вместе с тем затраты заработной платы должны быть четко сбалансированы с предоставлением населению жизненных благ, оплачиваемых им. Сколько получено населением за период t денежных знаков — трудовых квитанций, столько и должно быть возвращено ими в государственную казну через оплату жизненных благ. Отклонения от этого правила, повышение заработной платы без равного приращения предложения — причина инфляции, главный фактор развала потребительского рынка, а затем и всей экономики. Важнейшие средства предотвращения этого — установление розничных цен на уровне цен равновесия, цен производства на уровне затрат по расширенному воспроизводству потребляемых ресурсов, «даров» природы, средств производства, рабочей силы.
В табл. 1 общий ресурс заработной платы (строка i = 7) —
 = 20 ед. Объем продукта, оплачиваемого населением (графа j = 7)
 = 21,84 ед. Как видно, весь продукт по ценам производства i = 1 не может быть реализован, так как населением получено только 20 ед. Повышение заработной платы не решает вопроса, поскольку вслед за этим в той же мере возрастают цены, а за ними и необходимость дальнейшего повышения заработной платы. Образуется бесконечный порочный круг, из которого не выбраться. Выход в перемещении 1,84 ед. продукта в сферу его реализации за счет бюджета.
Если у населения платежеспособный спрос выше предложения, что типично для централизованно управляемой экономики, то у населения остаются лишние денежные знаки, ничего не стоящие бумажки, нереализуемое право их владельцев на потребление конечного продукта, которого просто не существует. Сбережение лишних денежных знаков до «лучших времен», как это практиковалось в СССР и привело еще до начала перестройки к развалу потребительского рынка, имеет смысл только в том случае, если данная пропорция может быть восстановлена немедленно.
Восстановлена она может быть, во-первых, увеличением объема оплачиваемого населением продукта за счет неоплачиваемого, во-вторых, введением дополнительного налога на стоимость, вновь созданную стоимость, прибыль и т.д., т.е. прямым повышением цен реализации продукции.
Налоги

Налоги предназначаются для возмещения всех общественных издержек воспроизводства, распределения, обращения и потребления, имеющего место за рамками сферы непосредственного производства продукта, оплачиваемого населением. К числу таковых относятся издержки реализации продукта населению (сфера j = 7). Если издержки прочих сфер потребления конечного продукта (j = 5; j = 6; j = 8) возмещаются либо включением их в объемы потребляемых ресурсов (по строкам i = 5 и i = 6), либо через налоги (строка i = 8), то собственные издержки сферы j = 7 составляют
 = 2,64 ед. (торговля, транспорт и др.) в производственные издержки не попадают. Для их возмещения вводится добавка соответствующих сумм пропорционально к издержкам производства продуктов, предназначенных для сферы j = 7 (см. столбец «Издержки обращения» в табл.1).
Главной сферой потребления конечного продукта, оплачиваемого из бюджета, образуемого за счет налогов, является сфера удовлетворения социальных нужд общества (здравоохранение, просвещение, культура, наука, оборона) (графа j = 8).
Отклонение суммы налогов по строке i = 8, составляющих
 = = 6 ед., от суммы затрат государства на социальные нужды общества (столбец j = 8) —
 = 13,7 ед. свидетельствует о том, что для финансирования этих нужд привлекались другие источники, в частности прибыль производственных отраслей.
Самый простой способ варьирования рассматриваемого соотношения — перемещение неоплачиваемого населением продукта (сфера j = 8) объёмом 13,7 – 6 = 7,7 ед. в оплачиваемый (сфера j = 7). Однако в данном случае, как указывалось в 3.2., платежеспособный спрос населения (20 ед.) оказался и без этого ниже объема предлагаемого продукта (21,84 ед.). Следовательно, такой выход исключается.
Вместе с тем, как указывалось выше, при любых ценах и налогах, затратах и пропорциях распределения ресурсов и конечного продукта сумма всех убытков копейка в копейку в целом равна сумме всех прибылей. По табл.1 (см. строку «Прибыль» убытки (прибыль со знаком «минус») составляют 23,32 ед. (5,2+1,92+4,6+1,260+0,8+1,84+7,7). Такую же сумму составляет и прибыль — 23,32 ед. (графа j = 2). Это значит, что никакие прибыли и убытки при оперативном их централизованном перераспределении не могут препятствовать нормальному сбалансированному течению в производстве технологических процессов.
Однако это течение в конечном итоге упирается в потребителя конечного продукта непроизводственного назначения и все дефекты системы управления выступают наружу: потребитель не может реализовать полученное по своему трудовому вкладу право на продукт, структура которого не соответствует его потребностям: предложение одних продуктов превышает потребность населения, других – недостает для всех. Потребители оплачиваемую ими продукцию оценивают по-своему, образуя цены равновесия, уравновешивающие платежеспособный спрос и предложение.


Цена равновесия

Покупатель, оплачивая за счет собственных доходов большую часть производимого конечного продукта (более 50%), исходя из своих возможностей, качества продуктов и цен, выбирает из множества продуктов наилучшие по его оценкам и формирует спрос. Цена, по которой платежеспособный спрос и предложение уравновешиваются, именуется ценой равновесия. Она не имеет прямой связи с затратами. Покупателю безразлично, чего стоит продукт производителю. По цене равновесия произведенный продукт во-первых, реализуется полностью, и, во-вторых, не может стать дефицитным. Это — не свободная цена. Свободная цена, — это цена, соответствующая такому сочетанию спроса и предложения, при котором дальнейшее увеличение предложения влечет за собой снижение выручки — произведения цены на объем предложения в связи с опережающим снижением цены равновесия (см.рис.7.1). В таких случаях производителю выгоднее товар уничтожить, чем продавать.
Покупателей не интересуют издержки производства. Они диктуют цены, исходя из своих покупательских ресурсов и потребностей в них. Эти цены являются объективными. Они при оценке всей массы реализуемых за плату продуктов и услуг равны объему всей суммы денежных выплат населению. В условиях государственного планирования розничных цен без ориентации на объективно существующие, скрытые от глаз людских цены равновесия, неизбежны такие «перекосы», как дефицит одних и избыток других, никем не востребованных продуктов, спекуляция, денежная эмиссия, коррупция и прочие негативные явления.
В табл.1 выручка по ценам равновесия за предложенный населению продукт (j = 7) указана в графе «Выручка»: продукт j = 1 в продажу не поступал, за продукт j = 2 при полных издержках 11,375 ед. (10+1,375) покупатели заплатили всего 5 ед.; за j = 3 соответственно 1,593 ед. и 2,000 ед.; j = 4 — 7,735 и 11,515; j = 5 — 1,138 и 1,485. За общий объем предложения в 21,840 ед. реализовано 20 ед. (весь платежеспособный спрос).
Все это происходит при условии реализации продукции по ценам равновесия. При реализации по розничным ценам, установленным на уровне полных издержек производства, обращения, распределения и обмена, продукт i = 2 остается не реализованным, а продукты i = 3, i = 4 и i = 5 многим потребителям не достаются, т.к. у них цены равновесия превышают издержки.
Заметим, что по ситуации, представленной в табл.1, самая нерентабельная продукция i = 2 производится самой прибыльной отраслью j = 2.
Вывод однозначен — нужна структурная перестройка общественного производства. Но это не одномоментное мероприятие. Требуется время. В один момент можно снизить поставки внутреннему потребителю оплачиваемого им продукта i = 2 до уровня, при котором он станет дефицитным и цена равновесия превысит издержки. Это может сопровождаться увеличением поставок на сторону за счет внутреннего рынка, складированием до «лучших времен», перемещением части объема в бюджетные отрасли и даже уничтожением, что не редко практикуется в странах рыночной экономики.
Но все эти меры не эффективны, а то и весьма разрушительны для экономики. В такую ситуацию лучше не попадать. «Лишнего» лучше не производить, что вполне гарантировано постоянным приближением розничных цен к ценам равновесия и ориентацией на цены равновесия при определении объемов производства и предложения продуктов, распределении производственных ресурсов.


8.4. Корректировка межотраслевого баланса

Методы и процесс корректировки

Методы и процесс корректировки показателей в балансе стары как человечество и одинаковы при любых формах собственности. Суть их в повышении цен на убыточную продукцию и, поскольку общий объем ресурсов от этого не изменяется, то неизбежное снижение цен на высокорентабельную. Централизованное управление экономикой позволяет воздействовать одновременно на все цены и не ожидать результатов изменения одних цен для принятия решений по другим, как это имеет место в условиях рыночной экономики. Вместе с тем в практике хозяйствования Советского Союза вопросы ценообразования редко решались во всем комплексе, цены изменялись спорадически и по существу главное место в сбалансированности отраслей принадлежало централизованному перераспределению прибылей в направлении покрытия ими убытков, что, как уже указывалось, осуществимо при любых ценах.
По табл.1 прибыль 11,6 ед. производственных отраслей (j = 1,...4) равна убыткам 11,6 ед. потребителей конечного продукта (j = 5,...8). Проблемы уравновешивания одного с другим, как и в любом другом случае, здесь не существует. Но несовершенство оценок продуктов исключает возможность правильного решения вопросов распределения самих продуктов и ресурсов.
Скорректируем и мы оценки, ориентируясь на показатели прибылей и убытков.
Это значит, что цены продукции производственных отраслей нужно скорректировать так, чтобы объемы их потребления (столбец «Итого») равнялись объемам производства (строка «Итого»). Следовательно, все элементы строки i = 1 должны быть умножены на коэффициент Ф1 = 
= 25,2 : 20 = 1,26; соответственно Ф2 = = 
 = 0,417; Ф3 =
 = 1,192; Ф4 = 
 = 1,288.
Аналогичное решение и по оценкам ресурсов с той лишь разницей, что если в производстве продуктов соотношение между результатами и затратами — объективное следствие производственной деятельности, то распределение ресурсов — результат целенаправленной деятельности управляющих органов, для которых ограничением служит ресурс общественного рабочего времени. Остальные ресурсы — результат распределения данного.
По табл.1 поставки со стороны оценены в 6 ед. (строка i = 5), а на сторону отдано 7,2 ед. (столбец j = 5). Следовательно, при равенстве объемов поставок со стороны и на сторону в ценах внешних поставок, поставки со стороны стоят не 6 ед., а 7,26 ед. Значит для их переоценки также требуется коэффициент Ф5 = 
 = 1,210. Аналогичное положение и с капитальными вложениями (i = 6). Для них предназначено 8,8 ед. конечного продукта (графа j = 6), а по затратам числится только 8 ед. (строка i = 6). И здесь требуется корректировочный коэффициент Ф5 = 
 = 1,1. Иначе обстоит дело с ресурсом живого труда. Его оценку — заработную плату — легче всего увеличить или уменьшить, но от этого изменится только масштаб измерения.
Исходным фактором количественной характеристики всех параметров баланса является живой труд, оцениваемый в денежной форме. Его оценки могут быть и должны быть постоянными, корректируемыми только в порядке уточнения количественной меры различий самого труда — энергии и силы воли, затрачиваемых человеком в процессе труда. Такая предпосылка вполне реальна в условиях централизованного управления экономикой. На ее обеспечение направлены государственные регуляторы и рыночной экономики. Она остается исходной и при инфляции, но принимается в расчет как средняя величина за рассматриваемый отрезок времени. Поддаются оценке затраты живого труда (платежеспособный спрос населения) и в условиях экономической анархии, присущей странам СНГ. Но какие-либо достоверные результаты расчетов всех параметров рассматриваемой модели получить при этом крайне затруднительно. Ресурс общественного рабочего времени при любых его денежных оценках остается неизменным. Поэтому какие-либо изменения по строке i = 7 лишены всякого смысла, что значит Ф7 = 1.
Налоги в табл.1 представлены числами, лишенными какой-либо упорядоченности. Их главное назначение — образование бюджетных средств, предназначаемых для финансирования расходов, направленных на удовлетворение общественных потребностей, связанных в основном с расширением воспроизводством и защитой человека-тружени-ка. Поэтому и налоги, для них предназначенные, должны по существу увязываться с затратами живого труда, т.е. устанавливаться пропорционально к заработной плате:
Х8j = Ф8 Ч Х7j для j=1, . . .8
где Ф8 =

Эта корректировка будет сделана в дальнейшем при целенаправленном перераспределении ресурсов. При нынешнем же их произвольном в табл.1 распределении, как и всех прочих показателей, корректирующий баланс коэффициент
Ф8 = 
 = 2,283.
Данные табл.1, преобразованные умножением всех показателей по строкам на свои, полученные выше коэффициенты Ф (j = 1,...8), представлены в табл.1.1. Из этих данных следует, что на первом же шаге корректировки получено существенное улучшение баланса: суммы прибылей (убытков) снизились с 23,32 ед. (табл.1) до 6,158 ед. (табл.1.1); вместо семи убыточных отраслей и сфер (j = 1,3,4,5,6,7 и 8 в табл.1) осталось четыре (j = 1,2,4,6 в табл.1.1.). Требуется новая корректировка. Ее результаты приведены в табл.1.2. Из ее данных видно дальнейшее улучшение баланса: суммы прибылей (убытков) снизились до 0,562 ед.
В приложении 1 дан Алгоритм оптимизации распределения ресурсов единовременных (капитальных) затрат производственного назначения в модели межотраслевого баланса, реализуемый на ЭВМ. Расчет по этому алгоритму свидетельствует, что полная сбалансированность всех отраслей и сфер, с точностью до третьего знака после запятой, достигается на 31-м шаге. Полученные при этом значения показателей приведены в табл.2 приложения 2.


«Истинные» затраты и истинные оценки

Прежде всего, нужно заметить, что откорректированный баланс (табл.2), внешне не имея ничего общего, кроме формы, с исходным (табл.1), по существу представляет тот же самый исходный, но в других оценках. Сколько было произведено и потреблено по всем отраслям и сферам продуктов и ресурсов в физических единицах измерения, столько и осталось. Ничего не добавилось и не убавилось. Различие лишь в том, что исходная единица измерения (руб./ед.) получила сама свою собственную оценку в рублях (руб./руб.) по всем продуктам собственного производства (i = 1,...4) и ресурсам (i = 5,...8).
Эти оценки, именуемые далее «Истинные оценки» (руб./руб.), определяются простым делением объема производства, выраженного в этих оценках (табл.2) на объем производства тех же (табл.1), выраженных в исходных ценах (руб./ед.). В рассматриваемом примере истинная оценка продукта i = 1 составляет C1 = 
 = 1,193 руб./руб.; C2 = 
 = 0,3964 руб./руб., и т.д. Истинные оценки по всем продуктам (i = 1,...4) и ресурсам (i = 5,...8) приведены в табл.3.
В табл.2 результаты и затраты сбалансированы по всем отраслям и сферам, в связи с чем нет ни прибылей, ни дотаций. Общий объем произведенного конечного продукта — 34,606 (второй столбец «Итого») равен объему потребленных ресурсов (вторая строка «Итого»); общий объем всего потребленного конечного продукта — 45,32 (второй столбец «Итого») равен объему потребленных ресурсов (вторая строка «Итого»); общий объем потребленных продуктов и ресурсов — 73,928 (строка «Всего») равен всему объему валового продукта собственного производства (столбец «Всего»). Таким образом, закон сохранения материи отлично иллюстрируется балансом производственных связей, если оценки физических единиц отражают истинные затраты ресурсов и продуктов. Все отрасли оказались без убытков и без прибылей.
В основе всех истинных оценок лежит оценка затрат живого труда. В рассматриваемом примере она осталась неизменной (i = 7). Какая-либо необходимость их изменения рассматриваемой системой не вызывается. Они могут превноситься извне, изменяя лишь масштабы чисел, но не взаимосвязи между ними.
Тем не менее повышение заработной платы нравится всем: и трудящимся и государству. Трудящиеся считают, что этим повышается их уровень жизни, а государство устраивает несбалансированность экономики. Как видим, при одной и той же исходной физической модели показатели объема производства конечного и валового продукта (графы «Всего») по табл.1 (51,6 и 126,0) выше, чем по табл.2 (45,321 и 119,249).
Вместе с тем информация об истинных ценах в ряде случаев не нужна, поскольку все изменения экономических показателей за любой отрезок времени t могут быть оценены только в единых на начало и конец периода ценах, обычно действовавших на начало периода, независимо от того изменялись ли они за этот период или нет. Такие цены называются «сопоставимыми». Оценка изменений показателей в сопоставимых ценах близко совпадает с их оценкой в физических единицах измерения, и это совпадение тем точнее, чем ближе сопоставимые цены к истинным. Каждый рубль сопоставимой цены играет роль не столько стоимостной единицы измерения, сколько физической, и получает свою собственную стоимостную оценку в рублях истинной цены (руб./руб.).
Истинные оценки становятся «осязаемыми» после присвоения им качества цен для измерения продуктов. Они носят одномоментный характер. Совершенствование технологических процессов и организации производства, а также многие другие постоянно действующие факторы определяют их постоянные изменения, а изменение любой из цен тянет за собой и изменения огромного их множества. Поэтому однажды установленные цены приходится использовать длительное время, постоянно и все больше отклоняясь от истинных затрат. Спорадические изменения цен то на одни, то на другие продукты, вносят еще больший «ералаш», поскольку действительное представление о них можно иметь только на основе балансовых расчетов, охватывающих все множество продуктов и цен.


Экономическая эффективность и
истинные оценки

Экономическая эффективность общественного труда представляет собой отношение полученного результата к затратам. Результатом производственной деятельности является целесообразное преобразование или перемещение вещества, энергии или информации из одного состояния в другое. Если все эти преобразования выполняются одним работником и относятся к одному виду продукции, то и в этом случае отношение результата, измеренного в физических единицах (штуках, килограммах, метрах и т.д.), к затратам индивидуального труда — в часах рабочего времени — ни о какой эффективности не свидетельствует. Об эффективности трудовой деятельности можно судить только в сравнении результатов двух и более одинаковых процессов или одного и того же процесса за различные отрезки времени. Таким образом, эффективность труда (производства, техники), во-первых, всегда понятие относительное и познается в сравнении. Во-вторых, относительная эффективность даже индивидуального труда в физических единицах неизмерима, если результаты труда или сам труд в сравниваемых процессах качественно не одинаковы. Для оценки результатов и затрат труда требуется единая единица измерения. Такой является только денежная единица, тем лучше выполняющая эти функции, чем ближе она к истинной оценке.
В-третьих, эффективность — понятие общественное. Даже эффективность индивидуального труда выражается в сокращении затрат труда прошлого, живого и будущего, т.е. – в экономии средств производства, своего собственного рабочего времени и труда в последующих производственных или непроизводственных процессах. Поэтому об экономической эффективности любого производственного процесса можно судить только при измерении результатов затрат в неизменных ценах. Эти цены — продукт фактически сложившихся в общественном производстве межотраслевых производственных и экономических связей. Представление последних в истинных оценках позволяет безошибочно находить оптимальную траекторию движения в процессе управления общественным производством.


8.5. Оптимизация межотраслевых
производственных и экономических связей

1. Распределение в периоде t валового продукта по
сферам потребления конечного продукта

Управление общественным производством — это прежде всего распределение имеющихся ресурсов между производственными отраслями и сферами потребления конечного продукта. В данном примере в качестве исходных данных принимаются параметры табл.2, как более точно отражающие затраты общественного рабочего времени на производство продуктов. Оптимизация конечного продукта, ориентированная на потребителя, осуществляется путем корректировки производства валового продукта. Поэтому становится необходимой информация о производстве валового продукта для каждой отдельной сферы потребления конечного продукта, что требует данных о затратах на единицу валового и конечного продуктов.
Затраты на единицу валового продукта определяются простым делением объема затрат i-го продукта в j-ой отрасли — Xij на общие объемы затрат j-ой отрасли Xj (см.табл.2). Деление элементов матрицы Х (t) = || Xij (t) || i = 1,...8, j = 1,...8 на объемы затрат Xj 
образует элементы матрицы прямых затрат i-го продукта на единицу производства j-го А(t) = || aij (t) || i = 1,...8, j = 1,...8, у которой:
а(t)ij = 

Матрица прямых затрат на период t в истинных оценках периода t дана в табл.4.
Полные затраты i-ых продуктов на единицу j-го определяются путем «обращения» матрицы А(t). В прилагаемом алгоритме в п.4 дано преобразование методом последовательных приближений матрицы прямых затрат А в матрицу полных затрат Б(t) = || бij (t) || i = 1,...8, j = 1,...8. Полученные значения элементов матрицы Б(t) даны в табл.5.
Распределение валового продукта У(t) = || Уij (t) || i = 1,...8, j = 5,...8 по сферам потребления конечного продукта определяется по формуле
У(t) = Б Ч Xk(t),
где Xk(t) = || Xij (t) || i = 1,...8, j = 5,...8.
Результаты расчета приведены в табл.6

2. Распределение ресурсов между сферами
потребления конечного продукта (j = 5,8)

Существующее распределение производственных ресурсов между подразделениями, сферами и отраслями общественного производства исторически сложившийся факт. Закономерным является рост удельного веса первого подразделения (производство средств производства) относительно второго (производство предметов потребления). Увеличение доли первого подразделения в общем объеме производства означает ускорение темпов развития экономики завтра за счет снижения роста уровня непроизводственного потребления сегодня. Изменение соотношения между подразделениями в любую сторону, а также перераспределение ресурсов внутри них, это не только переброска ресурсов из одних точек в другие, но и преобразование производственных мощностей, переквалификация работников. Поэтому изменение исторически сложившихся пропорций не сиюминутная, а перспективная задача. Она не может быть решена в директивном порядке. Требуется четкое представление о фактическом состоянии, преобразование которого может быть поставлено в повестку дня. В рассматриваемой модели к первому подразделению относится сфера j = 6, ко второму — j = 7 и j = 8. Сфера j = 5 — поставки на сторону — относится к тому или иному подразделению в зависимости от использования поставок со стороны, что находит свое отражение в составе остальных трех сфер. Поэтому сфера j = 5 самостоятельно ни к какому подразделению не относится и по существу никакого дополнительного ресурса собой не представляет, поскольку поставки со стороны эквивалентируются поставками на сторону, осуществляемыми за счет того же самого ограниченного ресурса общественного рабочего времени.
По табл.2 в общем объеме ресурсов 45,321 ед. удельный вес воспроизводства каждого из конечных продуктов (см. столбец «Произведено всего») выглядит следующим образом:
поставки на сторону (j = 5) — 0,142;
воспроизводство производственных фондов (j = 7) ‑ 0,204;
продукт, оплачиваемый населением (j = 7) — 0,441;
продукт на социальные нужды (j = 8) — 0,213.
В том числе удельный вес первого подразделения составляет
второго –

Формализованных методов оптимизации распределения ресурсов по сферам потребления конечного продукта пока не существует. Практически принимаемые здесь решения оказываются волевыми, основанными на статистических и проектных данных, опыте и интуиции профессионалов (экспертов).
Распределение ресурсов для периода t+1 между сферами потребления конечного продукта (j = 5,...8) c признанными целесообразными изменениями его структуры периода t приведено в табл.7 (строка «Всего»).


3. Оптимизация структуры конечного продукта

Структура конечного продукта оптимизируется по каждой сфере его потребления отдельно.
Критерием эффективности общественного производства в целом является максимум приращения объема производства конечного продукта в структуре, наиболее полно удовлетворяющей потребности потребителей при данных ограниченных ресурсах общественного рабочего времени.
Эти цели достигаются на основе научно-технического прогресса за счет капитальных затрат. Учитывая ограниченность ресурса капитальных вложений, они должны распределяться, во-первых, по критерию максимальной эффективности их использования при внедрениях достижений НТП, характеризующейся экономией (годовой) текущих затрат, приходящейся на единицу капитальных, определивших экономию, во-вторых, по критерию оптимизации структуры конечного продукта непроизводственного назначения.
Внедрение в производство достижений научно-техни-ческого прогресса с ориентацией по первому критерию нарушает сложившиеся производственные связи, даже если эти связи оптимальны по второму критерию, а реализация в общественном производстве экономии текущих затрат, образовавшейся по месту внедрения достижений научно-технического прогресса, требует пропорционального сбалансированного развития всех отраслей. Поэтому общий ресурс капитальных вложений делится на две части: первая разрушает сложившиеся пропорции, действуя по первому критерию, вторая восстанавливает пропорции, действуя по второму критерию. Естественно, обе части должны быть сбалансированными.
В рассматриваемой здесь модели обе функции возлагаются на одни и те же объемы капитальных затрат. Принимается, что в целом их эффективность выражается в увеличении объема производства конечного продукта в периоде t+1 в 1,04 раза (4%) относительно периода t, т.е. он должен возрасти (см. табл.2) на 119,249ґ0,04 = 4,770 ед. В том числе на увеличение ресурсов (на 1%) приходится 45,321ґ0,01 = 0,45321. Тогда производственный сектор остается 4,770 – 0,453 = 4,317 ед. или
 = 0,464 ед. на каждую единицу ресурса капитальных вложений периода t+1. Таким образом, коэффициент эффективности капитальных вложений производственного назначения в периоде t+1 — q = 0,464.
Структура конечного продукта периода t (табл.2) корректируется для периода t+1 во всех сферах потребления экспертно на основе статистических, проектных и нормативных данных, опыта, знаний и интуиции профессионалов, а также с учетом требований потребителя. Конечный продукт с признанными целесообразными изменениями по сферам j = 5, 6 и 8
i = 1,...8, j = 5,...8 записывается в табл.7.
Для корректировки продукта — j = 7, оплачиваемого населением, существуют и более научно-обоснованные подходы. Покупатель является наиболее опытным, ответственным и массовым экспертом, реализующим большую часть конечного продукта. Исходя из своих платежных возможностей, качества продуктов и цен, покупатель из множества продуктов выбирает наилучшие по собственным критериям, диктуя цены, не считаясь с затратами производителя. Последний не может не считаться с покупателем. В результате противоречий между ними появляется цена равновесия, уравновешивающая платежеспособный спрос и предложение.
Это позволяет для оптимизации структуры конечного продукта непроизводственного назначения, оплачиваемого населением (j = 7), применять и математические методы максимизации приращения функции потребления, имеющей вид:

(1)
где DF(t) — приращение в периоде t+1 относительно t потребительной стоимости продукта оплачиваемого населением; a — коэффициент возрастания платежеспособного спроса потребителей в периоде t+1 относительно периода t (a = 1,01);
(t+1) — выручка от реализации i-го продукта за период t+1 по ценам равновесия этого периода;
(t),
(t+1) — предложение i-го продукта в периодах t и t+1 в истинных оценках периода t (см. табл. 2 и 10).
Между ценами равновесия и предложением продуктов существует вполне определенная обратная связь. Математически ее можно представить в виде:

     для i,...5 (2)
где Сi (t+1) = 
(t+1) : 
(t+1) для i = 1,...5 (см. табл.10);
Сi (t) = 
(t)  :  
(t) для i = 1,...5 (см. табл.2);
fi — степень эластичности связи цен равновесия и предложения i-го продукта (см. табл.7).
Математически строго и экономически обоснованно доказывается, что DF(t) ® max при условии (см. раздел 4.1).

  :  
= const для всех i = 1,...5 (3)
Для рассматриваемой модели
 = 20 (см. табл.2), следовательно, условие (3) принимает вид
 =
. При таком условии для периода t+1 выражение (2) получит вид


откуда





Объем и структура конечного продукта, производимого отраслью j = 7, оплачиваемого населением,


где Xi7(t) и
(t) — из табл.2,
(t+1) — см. формулу (4).
Принятые значения fi и результаты расчета
(t+1),
(t+1) и
вносятся в табл.7.

4. Распределение единовременных затрат в
соответствии с требованиями структурных
изменений конечного продукта

По данным о структуре производства конечного продукта (табл.7) определяется структура распределения валового продукта и ресурсов по сферам потребления конечного продукта

i = 1, . . . 8, j = 5,...8


где Б(t) = ||Бij (t) || из табл.5;

i = 1,...8, j = 5,...8 из табл.7.
Полученные результаты записываются в табл.8, составленную по форме табл.6.
Затем полученные данные о распределении ресурсов
i = 6,...8, j = 5,...8 (табл.8) приводятся в соответствие с их объемами на период t+1:


где принять a=1,01; Уij (t) см. табл.6;
см. табл.8.
Результаты расчета вносятся в табл.9, составленную по форме табл.6 и 8.
Распределение валового продукта в структуре
i = 1,...8, j = 5,...8 (табл. 8) на период t+1 приводятся в соответствие с ресурсами единовременных затрат этого периода на развитие производства (табл.9, строка i = 6).
Предназначенные для каждой сферы потребления конечного продукта единовременные затраты (табл.9, строка i = 6) при их эффективности q = 0,464 позволяют (см. п.4.2) нарастить имеющиеся производственные мощности на величину DMj = q Ч У6j для j = 5,...8 в рассматриваемом примере:
DM = (DMj) = (0,529; 0,874; 1,806; 0,931).
Считается, что данные приросты даются по тем отраслям, по которым объем производства в уточненной структуре У (табл.8) больше, чем в периоде t (табл.6), т.е. Уij > Уij (t). В тех случаях, когда по какой-либо из j-х сфер потребления Уij больше Уij (t), а по другой меньше, переброска мощностей не производится, поскольку характер потребления конечного продукта в его натуральном виде по различным сферам существенно различается и техническая возможность обмена производственными мощностями между сферами мало вероятна. Поэтому в каждой сфере, если Уij < Уij (t), то прирост мощности принимается равным 0, а ее избыток в данной сфере потребления в другие сферы не передается.
Алгоритмом, приведенным в приложении, указанные особенности учтены. Полученные при использовании ЭВМ, реализации данные приведены в табл.9.

5. Межотраслевой баланс производственных и
экономических связей на период t+1

Далее простым перемножением суммы i-ых валовых продуктов
(табл.9) на элементы матрицы А(t) = = ||aij (t) || i = 1,...8, j = 1,...8 (табл.4) определяется производство валового продукта в периоде t+1 – 
для i = = 1,...8, j = 1,...4;
= aij (t) Уi для i = 1,...8, j = 1,...4.
Конечный продукт для сфер j = 5,...8 определяется по формуле:

= А(t) Уj – У для всех j = 5,...8,
где
=
i = 1,...8, j = 5,...8;
Уj = (Уij) i = 1,...8, j = 5,...8 из табл.9
Полученные значения
присваиваются элементам матрицы A(t+1) = || Xij (t+1) ||, i = 1,...8, j = 1,...4, кроме i = 6 и i = 8, и заносятся в табл.10.
Данные по строке i = 6, j = 1,...4 устанавливаются в соответствии с распределением ресурса единовременных затрат по производственным отраслям, определившимся при распределении их внутри каждой сферы.
По всем четырем сферам на отрасль j = 1 пришлось 3,442 ед. единовременных затрат, на j = 2 — 2,293; j = 3 — 1,532 и j = 4 — 1,310. Всего 8,577 ед. Эти данные и записываются в табл.10 по строке i = 6, j = 1,...4.
По строке 8 в табл.10 записываются налоги, пропорциональные к заработной плате:


Полученные значения
(t+1), i = 1,...8, j = 1,...4 составляют главное содержание табл.10 «Межотраслевой баланс производственных и экономических связей, проектируемый на период t+1, в истинных оценках периода t».
Ресурсы Xij (t+1), i = 6,...8, j = 7, как и в периоде t, включаются в издержки обращения И(t+1) = (Иi (t+1)), i = = 1,...5, пропорционально по формуле:


Полученные значения записываются в табл.10 и, будучи суммированными с продуктом j = 7, записываются в табл.10 в графе «Издержки полные».
Затем уточняется выручка по формуле (2):


и определяется по формуле (1) приращение потребительной стоимости конечного продукта, оплачиваемого населением, в периоде t+1 относительно периода t.


При желании спрогнозировать связи на последующие периоды (t+2; t+3; и т.д.), данным табл.10 присваивается период t и расчет производится вновь по тому же алгоритму.

Приложение 1


АЛГОРИТМ
оптимизации распределения ресурса
единовременных (капитальных) затрат
производственного назначения в модели
межотраслевого баланса

Дано
1. Матрица A = || Xij || i = 1,...8, j = 1,...8 — информация в денежном выражении (руб.) о фактическом распределении в прошедшем периоде времени t (год) продуктов (i = = 1,...4, j = 1,...8) и ресурсов (i = 5,...8, j = 1,...8) по отраслям производства (i = 1,...8, j = 1,...4) и сферам потребления (i = 1,...8, j = 5,...8) — табл.1.?
2. Вектор
=
i = 1,...5 — выручка за период t от реализации конечного продукта населению по рыночным ценам равновесия — табл.1, графа «Выручка».
3. a — коэффициент экстенсивного возрастания ресурса общественного рабочего времени и платежеспособного спроса населения в периоде t+1 относительно периода t. Принимается по статистическим данным a = 1,01.
4. b — коэффициент интенсивного роста объема производства конечного продукта в периоде t+1 относительно периода t за счет единовременных (капитальных) затрат и прочих мероприятий по повышению эффективности использования производственных ресурсов. Принимается по статистическим данным b = 1,04.
5. f = (fi) i = 1,...5 — степень влияния изменения объема производства i-го конечного продукта, реализуемого населению, на его цену равновесия. Принимается по статистическим данным f = (0.5, 0.45, 0.51, 0.49, 0.51).
Требуется
Распределить ресурс единовременных затрат (i = 6, j = = 1,...8 — cтрока i = 6 табл.1) так, чтобы при заданных структуре и объемах потребления конечного продукта производственного (сферы j = 5 и 6) и непроизводственного, оплачиваемого из бюджета (сфера j = 8), назначения, выйти по продукту, оплачиваемому населением (сфера j = 7), на такую структуру, при которой в истинных оценках
 : 
 = const для всех i = 1,...5 (см. табл. 1 графы «Полные издержки» и «Выручка»).

Решение
1. Составить табл.2 по форме табл.1 со всеми данными, выраженными в истинных оценках периода t.
1.1. Определить истинные оценки показателей табл.1 за период t — матрицу:
A(t) = || Xij (t) || i = 1,...8, j = 1,...8.
Это итерационный процесс с шагом s =1,2... .
1.1.1. Определить диагональную матрицу Ф = ||Фij ||, i = = 1,...8, j = 1,...8, корректирующую матрицу A = || Xij ||.


где


На шаге s =1 — это графа «Всего» табл.1.


8 Н.И. Ведута
На шаге s =1 — это строка «Всего» табл.1.
1.1.2. Скорректировать на шаге s матрицу А (s–1) = = ||Xij (s–1) || i = 1,...8, j = 1,...8:
A (s) = Ф (s)  Ч  A (s–1).
На шаге s=1, A (s–1) = A = || Xij ||, i = 1,...8, j = 1,...8 из табл.1.
1.1.3. Проверить окончание процесса 1.1.
Если имеется значение | Xij (s) | – | Xij (s–1) | > e, где e — заданная точность вычисления (до третьего знака после запятой), то перейти к 1.1.1; в противном случае к 1.2.
1.2. Составить табл.2.
1.2.1. Присвоить Xij (t) = Xij (s); Xj (t) = Xj (s); Xi (t) = Xi (s).
1.2.2. Определить издержки обращения И(t) = (Иi (t)), i = 1,...5 в истинных оценках:


1.2.3. Определить полные издержки
i = = 1,...5 в истинных оценках:


1.2.4. Переписать в табл.2 из графы «Выручка» табл.1 торговую выручку


2. Определить истинные оценки руб./руб. ресурсов и их затрат на единицу конечного продукта в периоде t — C(t) = = (Зi(t)), i = 1,...8 при З7 =1.


Составить табл. 3.
3. Из матрицы A(t) = || Xij (t) || (табл.2) определить матрицу прямых затрат i-ых продуктов и ресурсов на единицу j-ых в истинных оценках за период t — А(t) = || aij (t) ||, i = 1,...8, j = 1,...8.
а(t)ij = 

Составить табл. 4.
4. Определить матрицу полных затрат i-ых продуктов и ресурсов на единицу j-го конечного продукта в истинных оценках за период t — Б(t) = || бij (t) || i = 1,...8, j = 1,...8.
Это итерационный процесс с шагом s=1,2... .
4.1. Определить матрицу Б(t) на шаге s
Б(t) (s) = A Ч Б(t) (s –1) + E,
где E — единичная диагональная матрица i =1,...8, j =1,...8.
На шаге s =1 Б(t)(s –1) = E.
4.2. Проверить окончание процесса 4.1.
Если имеется значение | бij (t)(s) |  —  | бij (t)(s–1) > e, где e — заданная точность вычислений (до пятого знака после запятой), то перейти к 4.1; в противном случае к 4.3.
4.3. Присвоить бij (t) = бij (s) для i = 1,...8, j = 1,...8.
Составить табл. 5.
5. Определить по данным табл.2 и 5 матрицу распределения валового продукта и ресурсов по сферам потребления конечного продукта — У(t) = ||Уij (t) || i = 1,...8, j = 5,...8.
У(t) = Б  Ч  Xk(t),
где Xk(t) = ||Xij (t) ||, i = 1,...8, j = 5,...8.
Составить таблицу 6.
6. Определить по данным табл.6 коэффициент эффективности единовременных затрат — q, считая, что за их счет обеспечивается возможность роста потребления ресурсов a = 1,01 и увеличение объема производства b =1,04.

.
7. Составлением табл. 6 заканчивается анализ фактического состояния производственных и экономических связей баланса в периоде t.
Следующая задача — оптимизация баланса периода t на период t+1.
Сюда относятся:
— изменение распределения ресурсов текущих и единовременных затрат между сферами потребления конечного продукта при полном их использовании (строка «Итого» нижняя в табл. 6);
— оптимизация структуры конечного продукта в каждой сфере его потребления (j = 5,...8 табл. 2);
— замена технологических способов производства и видов продукции новыми более эффективными.
Фактическое распределение ресурсов в периоде t между сферами потребления конечного продукта j = 5,...8 (табл. 6) — результат предшествовавшего длительного периода экономического и технического развития общественного производства. Поэтому большие изменения в распределении ресурсов от периода t к периоду t+1 могут быть только случайными, а достаточно формализованных методов его оптимизации пока не существует. Практически принимаемые здесь решения оказываются волевыми, основанными на статистических и проектных данных, опыте и интуиции профессионалов (экспертов).
Такое же, примерно, положение и в части оптимизации структур конечных продуктов, потребляемых каждой сферой j = 5,...8 (табл.2). Но для оптимизации структуры конечного продукта непроизводственного назначения, оплачиваемого населением (j = 7), могут быть применены и математические методы максимизации приращения функции потребления, представленной в виде:

(1)
где DF(t) — приращение в периоде t+1 относительно t потребительной стоимости продукта оплачиваемого населением; a — коэффициент возрастания платежеспособного спроса потребителей в периоде t+1 относительно периода t (см. «Дано» п.3);
— выручка от реализации i-го продукта за период t+1 по ценам равновесия этого периода (см. табл.10 графу «Выручка»);

— предложение i-го продукта в периодах t и t+1 в истинных оценках периода t (см. табл. 2 и 10).
Между ценами равновесия и предложением продуктов существует вполне определенная связь. Математически она выражается в виде:

(2)
где Сi (t+1) =
для i = 1,...5 (см. табл.10);
Сi (t) =
для i = 1,...5 (см. табл.2);
fi — степень эластичности связи цен равновесия и предложения i-го продукта (см. «Дано» п.5).
Математически строго и экономически обоснованно доказывается, что DF(t) ® max при условии

= const для всех i = 1,...5. (3)
По формуле (2) могут быть определены объемы производства i-ых продуктов на период t+1 для продажи населению (j = 7), при которых достигается условие (3):

(4)
Выбор оптимальных технологических способов производства и видов продукции — это не простая, но достаточно глубоко изученная и во многом математически формализованная проблема экономической эффективности капитальных вложений и новой техники. В данном алгоритме эта проблема учтена только тем, что принятые в разделе «Дано» экстенсивный прирост ресурса общественного рабочего времени — a = 1,01 и интенсивный рост объема производства — b = 1,04 полностью относятся на весь объем единовременных (капитальных) затрат, как единственного источника создания физически и технически новых элементов производственных фондов.
8. Составить табл. 7 «Скорректированные на период t+1 распределение ресурсов между сферами потребления конечного продукта (j = 5,...8), структуры конечных продуктов внутри сфер их потребления (j = 5,...8) и структура выручки периода t».
8.1. Экспертно на основе статистических и проектных данных, опыта и интуиции профессионалов оценить распределение в периоде t ресурсов (строка «Всего» табл.2 j = 5,...8) — между сферами потребления конечного продукта (j = 5,...8) и с учетом изменений, целесообразных для периода t+1, внести данные в табл. 7 (строка «Всего» j = 5,...8).
8.2. Экспертно на основе статистических и проектных данных, опыта и интуиции профессионалов оценить структуру в периоде t конечных продуктов, потребляемых каждой сферой (j = 5,...8), и с учетом изменений, признанных целесообразными для периода t+1, перенести данные из табл.2 в табл.7 (i  = 1,...8, j = 5,...8), кроме i = 1,...5, j = 7.
8.3. Для оптимизации производства структуры конечного продукта, оплачиваемого населением (i = 1,...5, j = 7), воспользоваться формулой (4)


где
— из табл. 2.
Результаты вычислений и принятые в расчете коэффициенты эластичности записать в графы «Полные издержки», «Коэффициенты эластичности» и «Выручка» табл. 7.
8.4. Определить структуру производства конечного продукта, оплачиваемого населением (j = 7):


где
— из табл. 2,
— из табл. 7 (см. п. 8.3.).
Результаты расчета внести в табл.7 (i = 1,...5, j = 7).
9. Определить по данным табл.7 матрицу распределения валового продукта и ресурсов по сферам потребления конечного продукта:

i = 1,...8, j = 5,...8


где Б(t) = ||Бij (t) || из табл.5;

i = 1,...8, j = 5,...8 из табл.7.
Составить таблицу 8 по форме табл.6 .
10. Привести распределение ресурсов
i = 6,...8, j = 5,...8 на период t+1 (табл.8) в соответствие с их объемами:


где a =1,01 (см. «Дано» п.3); Уij (t) см. табл.6;
см. табл.8.
Внести результаты расчета в табл.9, составленную по форме табл.6 и 8.
11. Привести распределение валового продукта
i = 1,...8, j = 5,...8 на период t+1 (табл. 8) в соответствие с ресурсами единовременных затрат на развитие производства (Уij i = 6, j = 5,...8) и их эффективностью q (см. п. 6).
11.1. Определить прирост производственных мощностей, DM = (DMj) j = 5,...8, достигаемый за счет ресурсов единовременных затрат
DMj = q  Ч  У6j (t) для j = 5,...8.
11.2. Определить объемы производства валового продукта в периоде t+1 — У(t+1) = ||Уij (t+1) || i = 1,...5, j = 5,...8, обеспеченные ресурсами единовременных затрат при заданной их эффективности q.
Это итерационный процесс с шагом s=1,2... .
11.2.1. Определить объемы производства валового продукта для j-ых сфер потребления конечного продукта Уj (t+1) = (Уij (t+1)) i = 1,...5, j = 5,...8 на шаге s:
Уj (t+1)(s) = (Уi (t+1)(s–1) Ч F(s–1)) .
На шаге s=1:
Уj (t+1)(s–1) =
для j = 5,...8 (см. п.9)
F(s–1) = 1.
11.2.2. Определить приращение объемов производства валового продукта DXij (i = 1,...5, j = 5,...8), обеспечивающее на шаге s производство j-ых продуктов (j = 5,...8) в требуемой структуре
.
DXij (s) = Уij (t+1) (s) — Уij (t).
11.2.3. Определить коэффициент Fj (j = 5,...8) на шаге s:


где
 


 

DMj — см. п. 11.1.
11.2.4. Проверить окончание процесса 11.2.
Если Fj (s) № Fj (s–1), то перейти к п. 11.1.1; если Fj (s) = = Fj (s–1), то присвоить Уij (t+1) = Уij (t+1) (s). Перейти к п.12.
12. Внести полученные значения Уij (t+1) i = 1,...5, j = = 5,...8 в табл. 9.
13. Сформировать табл. 10: «Межотраслевой баланс производственных и экономических связей, проектируемый на период t+1, в истинных оценках периода t».
13.1. Определить производственное потребление в периоде t+1 — A(t+1) = ||Xij (t+1) || i = 1,...8, j = 1,...4.
A(t+1) = A(t) Ч 

где А(t) = || aij (t) || (см. п.3, табл.4),

= ||Уij ||   i=1,...8;   j=1,...8;



13.2. Определить конечный продукт в периоде t+1 —A(t+1) = ||Xij (t+1) ||, i = 1,...8, j = 5,...8:
Xij (t+1) = Уj (t+1) – (А(t) Ч Уj (t+1)) для j = 5,...8,
где Xj (t+1) = (Xij (t+1),    i = 1,...8,   j = 5,...8;
A(t) = ||aij (t) || (см. п.3, табл.4);
Уj (t+1) = (Уij (t+1),    i = 1,...8, j = 5,...8 — валовой продукт на период t+1, распределенный по сферам потребления конечного продукта (табл.9).
13.3. Определить издержки обращения на период t+1 И(t+1) = (Иi (t+1)) i = 1,...5 в истинных оценках периода t:


13.4. Определить полные издержки на период t+1
i = 1,...5 в истинных оценках периода t:


13.5. Определить по формуле (2) выручку в ценах равновесия периода t+1


13.6. Все результаты записать в табл.10.
14. Определить по формуле (1) приращение потребительной стоимости конечного продукта, оплачиваемого населением, в периоде t+1 относительно периода t.




Таблица 1

полосовая таблица




Таблица 1.1

полосовая таблица


Таблица 1.2

полосовая таблица


Таблица 2

полосовая таблица

Таблица 3
Истинные оценки фактических цен
(руб.\руб.) в периоде t

i Ci (t)
1
2
3
4
5
6
7
8 1.193
.396
.910
1.570
1.074
1.152
1.000
1.610

Таблица 4
Матрица A(t) = || aij (t) || i=1,...8, j=1,...8
прямых затрат i-ых продуктов на единицу j-ых
в истинных оценках периода t
.40000 .45143 .52447 .03800 .00000 .00000 .00000 .00000
.11630 .12500 .26140 .00000 .00000 .00000 .00000 .00000
.01907 .02295 .10000 .00725 .00000 .00000 .00000 .00000
.00000 .09899 .00000 .25000 .00000 .00000 .00000 .00000
.00900 .10839 .02361 .08554 .00000 .00000 .00000 .00000
.14488 .04360 .02533 .14682 .00000 .00000 .00000 .00000
.20956 .10091 .04396 .31856 .00000 .00000 .00000 .00000
.10120 .04873 .02123 .15383 .00000 .00000 .00000 .00000

Таблица 5
Матрица Б(t) = || бij (t) || i=1,...8, j=1,...8
полных затрат i-ых продуктов на единицу j-ых
в истинных оценках периода t
1.91252 1.03634 1.41552   .11057   .00000   .00000   .00000   .00000
  .26843 1.29745   .53327   .01875   .00000   .00000   .00000   .00000
  .04765   .05642 1.15527   .01357   .00000   .00000   .00000   .00000
  .03543   .17124   .07038 1.33581   .00000   .00000   .00000   .00000
  .05047   .16594   .10384   .11761 1.00000   .00000   .00000   .00000
  .29520   .23329   .26793   .21331   .00000 1.00000   .00000   .00000
  .44125   .40513   .42365   .45119   .00000   .00000 1.00000   .00000
  .21308   .19563   .20458   .21788   .00000   .00000   .00000 1.00000
Таблица 6
Распределение валового продукта и ресурсов
У(t) = || Уij (t) || i = 1,...8, j = 5,...8
по сферам потребления конечного продукта j = 5,...8
в периоде t в истинных оценках периода t

Валовой продукт Уij (t) i = 1,...8; j = 5,...8
i \ j 5 6 7 8 Итого
1
2
3
4 4.155
2.572
2.212
4.525 5.616
2.108
1.526
4.882 7.091
6.023
1.840
15.026 6.997
5.153
3.520
.680 23.859
15.856
9.099
25.113
Итого 13.465 14.133 29.980 16.350 73.927
5
6
7
8 .755
1.435
2.869
1.385 1.377
1.892
4.012
1.937 3.199
3.888
8.761
4.231 1.192
2.004
4.358
2.104 6.445
9.218
20.000
9.658
Итого 6.445 9.218 20.000 9.658 45.320
Всего 19.909 23.351 49.980 26.008 119.249


Таблица 7

полосовая таблица


Таблица 8
Распределение валового продукта и ресурсов
в структуре У(t) = || Уij (t) || i = 1,...8, j = 5,...8
(табл.7) по сферам потребления конечного продукта j = 5,...8

Валовой продукт Уij i = 1,...8; j = 5,...8
i \ j 5 6 7 8 Итого
1
2
3
4 4.155
2.572
2.212
4.525 5.616
2.108
1.526
4.882 8.805
7.245
2.919
12.670 6.997
5.153
3.520
.680 25.573
17.078
10.178
22.757
Итого 13.465 14.133 29.980 16.350 73.927
5
6
7
8 .755
1.435
2.869
1.385 1.377
1.892
4.012
1.937 3.464
3.871
8.541
4.124 1.192
2.004
4.358
2.104 6.789
9.201
19.779
9.551
Итого 6.445 9.218 20.000 9.658 45.320
Всего 19.909 23.351 51.639 26.008 120.907
Таблица 9
Распределение валового продукта и ресурсов
в структуре У(t+1) = || Уij (t+1) || i = 1,...8, j = 5,...8
(табл.8) по сферам потребления конечного продукта j = 5,...8
в периоде t+1 в соответствии с ресурсами единовременных
затрат этого периода

Валовой продукт Уij (t+1) i = 1,...8; j = 5,...8
i \ j 5 6


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-01, 07:08 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
Таблица 7

полосовая таблица


Таблица 8
Распределение валового продукта и ресурсов
в структуре У(t) = || Уij (t) || i = 1,...8, j = 5,...8
(табл.7) по сферам потребления конечного продукта j = 5,...8

Валовой продукт Уij i = 1,...8; j = 5,...8
i \ j 5 6 7 8 Итого
1
2
3
4 4.155
2.572
2.212
4.525 5.616
2.108
1.526
4.882 8.805
7.245
2.919
12.670 6.997
5.153
3.520
.680 25.573
17.078
10.178
22.757
Итого 13.465 14.133 29.980 16.350 73.927
5
6
7
8 .755
1.435
2.869
1.385 1.377
1.892
4.012
1.937 3.464
3.871
8.541
4.124 1.192
2.004
4.358
2.104 6.789
9.201
19.779
9.551
Итого 6.445 9.218 20.000 9.658 45.320
Всего 19.909 23.351 51.639 26.008 120.907
Таблица 9
Распределение валового продукта и ресурсов
в структуре У(t+1) = || Уij (t+1) || i = 1,...8, j = 5,...8
(табл.8) по сферам потребления конечного продукта j = 5,...8
в периоде t+1 в соответствии с ресурсами единовременных
затрат этого периода

Валовой продукт Уij (t+1) i = 1,...8; j = 5,...8
i \ j 5 6 7 8 Итого
1
2
3
4 4.355
2.696
2.318
4.742 5.941
2.231
1.615
5.165 7.799
6.417
2.586
11.222 7.377
5.433
3.711
.717 25.472
16.777
10.230
21.846
Итого 14.111 14.952 28.024 17.238 74.325
5
6
7
8 .792
1.449
2.898
1.399 1.457
1.910
4.052
1.957 3.068
3.927
8.849
4.273 1.257
2.024
4.401
2.125 6.574
9.310
20.200
9.754
Итого 6.538 9.376 20.117 9.807 45.838
Всего 20.649 24.328 48.141 27.045 120.163
Таблица 10

полосовая таблица










ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Марксистское учение — учение об объективных законах развития человеческого общества. Эти законы, как и в любой науке, неизменны во времени и независимы от достоверности их познания. Познание, наоборот, бесконечно. Но углубляется оно, только опираясь на уже познанное. В этом суть развития науки.
О социализме было известно не все, но многое: общественная собственность на средства производства, высочайший уровень развития производительных сил, централизованное управление функционированием и развитием экономики, господство человека над стихийными силами общественного развития, первый экономический закон в условиях коллективного производства — экономия и планомерное распределение рабочего времени по отраслям общественной деятельности, отсутствие эксплуатации человека человеком, рабочее время каждого служит мерой его индивидуального участия в совокупном труде, а следовательно, и в индивидуально потребляемой части всего продукта. «Общественные отношения людей... , как писал Маркс, остаются здесь прозрачно ясными как в производстве, так и в распределении.»
Что же касается строительства социализма в условиях отсталой многоукладной экономики, то Ленин, начав его, сетовал: «Даже Маркс не догадался написать ни одного слова по этому поводу и умер, не оставив ни одной точной цитаты и неопровержимых указаний. Поэтому нам сейчас приходится выкарабкиваться самим».
В связи с отсталостью экономики не только потребовались колоссальные трудовые усилия на ее преодоление (народы СССР с энтузиазмом пошли на это), но произошло то, что роль субъективного фактора в развитии общества неимоверно возросла. В связи с подавлением всякого инакомыслия политическая экономия социализма, как наука, так и не была создана.
Для того, чтобы сотворить что-либо новое, требуется прежде всего информационное обеспечение творчества: проведение научных исследований, представление продукта в чертежах и прочей документации, разработка технологических процессов его изготовления и испытаний.
Строительство социализма в СССР началось без достаточного информационного обеспечения. Все творилось на ощупь, в темноте, освещаемой лишь общим светом далекого коммунистического будущего. Поэтому неизбежными стали, во-первых, ошибки; во-вторых, единоначалие, ведущее строительство «крепкой рукой»; в-третьих, подавление инакомыслия во всем, в том числе и в науке, что оказалось наиболее ущербным.
В результате первое в мире государство с централизованно управляемой экономикой после входа в длительный период мирного развития потерпело в экономическом соревновании с капитализмом поражение. Возможности централизованного управления в части развития экономики использованы не были, но зато полностью использовались в части создания руководящими лицами собственных привилегий.
В то же время, развитие экономики передовых капиталистических стран за это время заметно продвинулось вперед.
Главные причины провала социалистического эксперимента в следующем:
— низкий исходный уровень развития общества, потре-бовавший силовых методов укрепления страной и не позволивший поэтому избежать грубейших нарушений власть предержащими в свою пользу принципа распределения материальных благ «каждому — по труду», предотвратить преклонение нижестоящих в иерархической системе централизованного управления перед вышестоящими с возведением высшего руководителя в ранг вождя; расцвет на этой основе культа личности, подавление инакомыслия;
— отклонение экономической теории от важнейших положений марксистско-ленинского учения, непонимание сущности отношений между людьми при общественной собственности на средства производства, скрытых за товарно-денежной формой; рассмотрение социалистического способа производства как товарного;
— внедрение в централизованно управляемую экономику хозяйственного механизма рыночной экономики, ориентированного на максимизацию прибыли и самофинансирование развития предприятий.
Теория «социалистического товарного производства» оказалась губительной для социализма в основном по следующим имеющим практическое значение позициям:
— во-первых, признание советских денежных знаков деньгами, а не рабочими квитанциями, позволяло руководству страны поддерживать собственный престиж безответственным повышением денежных доходов населения при неспособности обеспечить равный прирост материальных и духовных благ, оплачиваемых населением. Результат — впечатление убогости государственного потребительского рынка, расцвет теневой экономики и преступности.
— во-вторых, ориентация производственно-хозяйствен-ной деятельности предприятий на максимизацию прибыли, которая легче всего максимизируется путем повышения цен и выпуска высокорентабельных изделий независимо от остроты потребности в них и эффективности их использования, а труднее всего — путем освоения производства новой продукции. Такой путь устраивал и руководителей государства, так как создавал видимость роста национального дохода, валового общественного продукта, производительности труда, объемов капитальных вложений и т.д. Только уровень развития экономики от этого выше не становился;
— в-третьих, в соответствии с теорией товарного (капиталистического) производства затраты живого труда в производстве оценивались по «стоимости» рабочей силы, т.е. по затратам заработной платы, а не по затратам на воспроизводство «генератора» живого труда — человека. Этим создавалась видимость высокой рентабельности производства изделий, существенно занижалась оценка экономической эффективности механизации и автоматизации живого труда;
— в-четвертых, самофинансирование предприятиями собственного технического развития, снижая централизованные ресурсы единовременных (капитальных) затрат действовало в направлении снижения темпов развития общественного производства, поскольку общие ресурсы затрачивались с эффективностью ниже предельной в обществе.
Хозяйственный механизм, построенный по рецептам порочной теории социалистического товарного производства, не мог обеспечить реализацию преимуществ социалистического способа производства.
Культ личности и подавление инакомыслия не позволили советским экономистам вскрыть за денежной формой подлинно социалистические производственные отношения, трудящимся — контролировать справедливость распределения производимых ими жизненных благ.
Экономико-математическое моделирование производственных и экономических связей как технологического процесса при общественной собственности на средства производства позволяет видеть как на ладони сущность таких экономических категорий как зарплата, цена, налоги, прибыль, теснейшую взаимосвязь между ними, целесообразно управлять ими. Все они — суть денежная форма выражения общественных затрат труда: заработная плата — живого труда, цены — овеществленного, налоги — живого и овеществленного, оплачиваемого государством; прибыль — общественная оценка полезности результатов труда. Как грамм является единицей измерения всеобщего свойства вещей — массы, так рубль является единицей измерения всеобщего свойства продуктов — овеществленного в них труда и их потребительной стоимости.
Все эти категории при централизованном управлении экономикой ничего общего, кроме денежной формы, не имеют с товарным производством. Понимание их объективной сущности совершенно необходимо и достаточно для реализации целей оптимального централизованного управления общественным производством. Непонимание этого привело к слому первого в истории человечества образца социализма и нанесло колоссальный ущерб самой идее.
Наиболее сложной проблемой построения социалистического общества остается народовластие — преодоление отчуждения «народа», получившего власть, от народа, избравшего власть.
Управление общественным производством — это, глав-ным образом, решение вопросов распределения в обществе средств производства. Это — дело профессионалов, а не трудовых коллективов, тем более не преуспевающих дельцов в условиях рыночной экономики. Люди физического труда не управляют производством материальных ценностей, а производят их. Без приложения рабочих рук продукта не существует. Однако в распределении жизненных благ решающая роль должна принадлежать трудящимся. Для этого рабочие, организуя Советы трудовых коллективов без участия в них администрации создавая на их основе территориальные Союзы трудовых коллективов, должны добиться на конституционном уровне создания в парламенте своей собственной палаты.
Если бы деятельность лидеров социалистического строительства в СССР не ушла из-под контроля трудящихся масс и советские ученые-экономисты не вздумали после смерти Сталина «обновлять» положения Маркса о социализме — рассматривать социалистическое производство как товарное и внедрять в него хозяйственный механизм, основанный на законах рыночной экономики, то в экономическом соревновании с капитализмом социализм поражения не понес бы и Советский Союз был бы сегодня самой мощной и благополучной державой мира.
Развитие электронной вычислительной и другой информационной техники, а также информационного моделирования процессов управления развитием и функционированием экономики уже достигло такой высоты, когда вполне возможны постановка и решение задачи автоматизированного управления народнохозяйственным комплексом страны в целом. Людям при этом останется лишь творческое совершенствование самой системы управления и технологии преобразований вещества природы, энергии и информации в соответствии с постоянным ростом материальных и культурных потребностей общества.







СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 7
1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ И УПРАВЛЕНИЕ 10
1.1. Объективный характер экономических законов 10
Отношения собственности 10
Производство и распределение 12
О науке управления 14
Экономическая кибернетика 16
1.2. Государство и управление экономикой 23
1.3.Капиталистическое общество 25
Огосударствление средств производства 25

Суть государства 27
Классы 29
1.4. Социалистическое общество 32
Из истории становления и падения социализма в СССР 32
О формах собственности 38
О товарном производстве 42
О законе стоимости 49
Основной экономический закон 58
Резюме к разделу 1 62
2. СОДЕРЖАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ КАТЕГОРИЙ В СИСТЕМЕ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО УПРАВЛЕНИЯ НА-РОДНЫМ ХОЗЯЙСТВОМ 63
2.1. Труд — единственный фактор общественного производства 63
Воспроизводство производственных фондов 64
Воспроизводство рабочей силы 67
2.2. Номинальная заработная плата — мера затрат живого труда 69
Трудовая квитанция 70
Превращение трудовой квитанции в деньги 74
2.3. Налоги 77
Развитие производства 79
Социальные нужды 80
2.4. Цена производства 81
Место в системе управления 81
Сущность и критерий эффективности 84
2.5. Розничная цена 87
Цена равновесия как денежное выражение потребительной стоимости и общественно-необходимых затрат 88
Цены равновесия — база розничных цен 92
Цены равновесия в управлении производством 95
Связь цен равновесия с ценами производства 99
О практических возможностях приближения розничных цен к ценам равновесия 101
Розничные цены в СССР 104
Резюме к разделу 2 111
3. КРИТЕРИЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕС-ТВЕННЫМ ПРОИЗВОДСТВОМ 115
3.1. Общественное производство в системе функционирования общества 115
3.2. Формирование продукта общественного производства 120
3.3. Развитие производства — требование роста непроизводственного потребления 125
3.4. Согласование интересов 132
4. ОПТИМИЗАЦИЯ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ 137
4.1. Оптимизация структуры конечного продукта непроизводственного назначения 140
Функция потребления 140
Целевая функция 143
4.2. Капитальные затраты на развитие производства 145
Двойственность задачи капитальных затрат 145
Оптимизация распределения ресурса капитальных затрат 150
5. СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫМ ПРОИЗ-ВОДСТВОМ 152
5.1. Иерархия системы 152
5.2. Функции системы 155
5.3. Планирование 158
5.4. Каждому — по трудовому вкладу: принцип или лозунг? 161
5.5. О хозяйственном механизме, адекватном социализму 167
6. ТРУДОВОЙ КОЛЛЕКТИВ И УПРАВЛЕНИЕ 170
6.1. Коллективная собственность 170
6.2. Социальная неоднородность 172
6.3. Управление 174
7. ЭКОНОМИКО-МАТЕМАТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ МЕЖ-ОТРАСЛЕВЫХ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ И ЭКОНОМИ-ЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ, ВЫРАЖЕННЫХ В ПРЕДЕЛЬНЫХ ОЦЕНКАХ 181
8. ЭКОНОМИКО-МАТЕМАТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ МЕЖ-ОТРАСЛЕВЫХ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ И ЭКОНОМИ-ЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ 191
8.1. Общая характеристика модели 191
Денежная оценка параметров модели как физическая единица их измерения 191
Формализованное изображение модели 194
8.2. Иллюстративная модель производственных и экономических связей 197
8.3. Несогласованность данных баланса 199
Поставки на сторону и со стороны 199
Капитальные вложения 200
Затраты живого труда 201
Налоги 203
Цена равновесия 204
8.4. Корректировка межотраслевого баланса 206
Методы и процесс корректировки 206
«Истинные» затраты и истинные оценки 210
Экономическая эффективность и истинные оценки 212
8.5. Оптимизация межотраслевых производственных и экономических связей 213
1. Распределение в периоде t валового продукта по сферам потребления конечного продукта 213
2. Распределение ресурсов между сферами потребления конечного продукта (j = 5,8) 215
3. Оптимизация структуры конечного продукта 216
4. Распределение единовременных затрат в соответствии с требованиями структурных изменений конечного продукта 220
5. Межотраслевой баланс производственных и экономических связей на период t+1 221
Приложение 1.  Алгоритм оптимизации распределения ресурса единовременных (капитальных) затрат производственного назначения в модели межотраслевого баланса 224
Приложение 2.  Исходные данные и результаты расчетов 236
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 245


Дорогие читатели!
Уважаемые коллеги!
«Издательство научно-образовательной литературы РЭА» готовит к выпуску следующее издание:
Конотопов М.В., Сметанин С.И.
«ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ».
Учебник для студентов экономических специальностей всех высших учебных заведений.
Новые программы требуют новых учебников. Поэтому Российская Экономическая академия им. Г.В. Плеханова рада предложить Вашему вниманию новый учебник авторы которого - известные российские ученые М.В. Конотопов и
С.И. Сметанин - практически всю свою жизнь связаны с нашей академией.
В учебнике рассмотрен весь процесс экономического развития человечества от первобытности до наших дней, при этом особое внимание уделяется тем периодам и регионам, изменения в которых носили принципиальный характер для экономики мира в целом. По возможности сохранена хронологическая последовательность изменений в мировой экономике, исходя из приоритетов отдельных процессов и периодов.
Особо подробно рассмотрена экономика России, при этом материалы по советскому периоду развития впервые излагаются на основе современных, уточненных статистических данных
Обобщая опыт мировой экономики, авторы опираются как на предшествующие серьезные научные издания в этой области, так и на результаты собственных исследований.
Объем 448 стр., тираж 5000 экз. мягкий переплет.


Книги «Издательства научно-образовательной литературы РЭА» можно приобрести:
в издательстве:
113054, г. Москва, ул. Зацепа, д. 43 “Б”.
Тел./факс 958 - 28 - 14









ВЕДУТА Николай Иванович

СОЦИАЛЬНО ЭФФЕКТИВНАЯ ЭКОНОМИКА












Генеральный директор издательства В.В. Кренов
Компьютерный набор и верстка В.Г. Чернышев









ЛР № 064349 от 09.12.95.
Подписано в печать 24.06.99. Формат 84ґ1081/32.
Бумага типографская. Гарнитура Таймс. Печать офсетная.
Усл. печ. л. 13,44. Уч.-изд. л. 15,14. Тираж 1000 экз.
Издательство научно-образовательной литературы РЭА,
113054, Москва, ул. Зацепа, 43 Б.
Отпечатано с оригинал-макета заказчика


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 21-03, 19:03 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
http://strategplan.com/video.php


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 02-04, 10:21 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
Маркс и Энгельс, Глушков и Ведута
Семен Сладков

Имена советских корифеев экономической кибернетики Виктора Михайловича Глушкова и Николая Ивановича Ведуты (первый был академиком АН СССР, второй — членом-корреспондентом АН Белоруссии) сегодня еще не столь широко известны как имена основоположников научного коммунизма Маркса и Энгельса. Но без их работ дальнейший прогресс человечества невозможен, так как у человечества сегодня есть только два пути — или в социализм (современный социализм без досадных ошибок), или в фашизм (американский или исламский - я не знаю!). Я не преувеличиваю в части важности их теории, хотя их работы нуждаются в продолжении.
Именно пренебрежение их работами привело сначала к застою в советской экономике в 70-80-е годы, а потом и к ее полному развалу. Гигантская советская экономика не могла управляться вслепую или по интуиции, как это было во время довоенных пятилеток, что особенно стало ясно после восстановленитя народного хозяйства в конце 40-х годов. Тогда И.В.Сталин, отложив все текущие дела, писал книгу «Экономические проблемы социализма в СССР». То есть, экономические проблемы в СССР существовали... Не берусь судить, насколько в этой книги все проблемы охарактеризованы (тем более, решены) — это мне не по зубам! Знаю, что и после написания этой книги Сталин требовал привлечь экономистов к разработке теории социалистической экономики, обращая внимание, что пригодные для описания капиталистической экономики понятия типа «прибавочная стоиммость» и другие для соцэкономики не годятся. За несколько дней до смерти в телефонном разговоре с одним из членов ЦК он настойчиво повторял: «Без теории нам смерть!» (Как в воду глядел...) Злая ирония судьбы состоит в том, что созданная в США в 40-е годы новая наука кибернетика (которая только и могла помочь) была в СССР ошельмована как «буржуазная лженаука»!
Огромная заслуга академика В.М.Глушкова состоит в том, что он на самом высоком государственном уровне поставил вопрос о создании общегосударственной автоматизированной системы управления народныи хозяйством (ОГАС). Это было в 1964 году. Тогдашний Предсовмина А.Н.Косыгин издал постановление Совета Министров СССР о разработке такой системы. Но через год он дезавуировал свое же постановление решением об экономической реформе по проекту экономиста Либермана, приняв за отчетный показатель предприятия - прибыль. Уже через полгода с небольшим эта система была отменена из-за массовых нарушений плановой дисциплины: предприятия в первую очередь выполняли выгодные им заказы! Только вводилась эта реформа с барабанным боем через постановление ЦК КПСС, а отменялась тихо — путем изменения инструкции Госплана СССР об отчетных показателях. Переход советской экономики к рынку не состоялся, она его отвергла! Такой переход произошел только в эпоху перестройки в 1987 году. Тогда в России воцарился криминальный капитализм...
Но в СССР после 1965 года к ОГАСу в полном объеме не возвращались, снизив масштаб его разработки до систем АСУ отдельных предприятий. При этом сразу выпадал раздел согласования межведомственных планов, один из важнейших. Вот что писал об этом ак.Глушков: «Главные резервы повышения эффективности управления народным хозяйством как раз и сосредоточены на “стыках” различных ведомственных систем. Вместе с тем, приведение в действие этих резервов и представляет наибольшие трудности. Для решения этой задачи недостаточно наладить лишь координацию работ по созданию ведомственных автоматизированных систем управления (АСУ). Здесь требуются совершенно новый подход, специальная техническая база. Главный конструктор ОГАС должен решать, прежде всего, проблемы “стыковых” процедур, не вмешиваясь без необходимости в разработку систем управления министерств и ведомств…Чтобы не утонуть в огромной проблеме, необходимо в первую очередь сосредоточить внимание на создании информационной базы и соответствующих процедур управления, на “стыковых” задачах.»
К важнейшим из них, на тот момент Глушков относит организацию взаимодействия информационно-вычислительных центров министерств с такими же центрами Госплана СССР и госпланов союзных республик при разработке и корректировке годовых и пятилетних планов, подготовке крупных правительственных решений. В перспективе в ведение общегосударственной системы войдет весь комплекс проблем совершенствования системы управления экономикой, носящих межведомственный характер. Для их успешного решения понадобится участие различных научных организаций, широкого круга ученых и практиков. Увы, Глушков умер слишком рано...
Пренебрежением к этому направлению можно объяснить снижение темпов роста экономики страны в 70-80-е годы.
Именно вопросы межведомственного планирования стали основными в работах чл.-корр. Н.И.Ведуты, поднявшего знамя, выпавшее из рук Глушкова. Работы Н.И.Ведуты см.
http://strategplan.com/science/tractate.php
Знаменательно, что важность этого раздела управления экономикой прекрасно понимал И.В.Сталин. Он разъяснял в одном из писем, что оптимизация в нашей советской экономике даст значительно больший эффект, чем у капиталистов, потому что мы оптимизируем систему в целом! Такая оптимизация в приниципе возможна только в социалистической экономике, так как взаимодействие между капиталистическими предприятиями происходит через рынок и оптимизации не поддается.
Сегодня собиранием и пропагандой работ корифеев занимаются их старшие дочери: Елена Николаевна Ведута - профессор МГУ и Галина Викторовна Глушкова — старший научный сотрудник киевского института математических машин. Особенно активна Елена Николаевна, она выступает с лекциями, некоторые из которых сняты на видеофильм, см.

http://strategplan.com/video.php

И вот тут, на мой взгляд, стали происходить странные вещи: выдвинут лозунг единства плана и рынка! Конечно план плану рознь, капиталистические фирмы тоже планируют свою работу, то что называется - внутрифирменное планирование. Но к общегосударственному планированию это никакого отношения не имеет. И это не случайная путаница в терминологии. Так в одном из фильмов выступает экономист академик Петраков и рассказывает какой замечательный указ подписал президент В.В.Путин в 2001 году о вертикали власти, это как раз то, что поможет внедрить описываемые методы в нынешнюю российскую экономику что позволит поднять экономику России на новую высоту. Ему вторит Елена Николаевна (большая цитата):
“И вот, уже в новом 2010 году – 13 января - публикация от cnews: «Премьер-министр Владимир Путин подписал постановление №1088 от 25 декабря 2009 г «О единой вертикально интегрированной государственной автоматизированной информационной системе «Управление» (ГАСУ)». В приложении к Постановлению
П О Л О Ж Е Н И Е о единой вертикально интегрированной государственной автоматизированной информационной системе «Управление», которое определяет цель создания, назначение и структуру единой вертикально интегрированной государственной автоматизированной информационной системы «Управление», участников ее создания и эксплуатации, их полномочия и обязанности. Система создается с целью повышения эффективности государственного управления.
С ее помощью будет:
- обеспечиваться информационно-аналитическая поддержка принятия высшими органами государственной власти решений в сфере государственного управления, а также при планировании деятельности этих органов;
-оцениваться работа чиновников «по достижению важнейших показателей социально-экономического развития и исполнению ими своих полномочий»
Среди пользователей системы – Администрация президента, Аппарат правительства, Счетная палата и полномочные представители президента в федеральных округах. Сотрудники этих ведомств должны через ГАСУ в режиме реального времени контролировать показатели эффективности работы чиновников. Для передачи данных используются каналы связи Федеральной службы охраны (ФСО).
Уже есть готовые элементы: «Разработаны ведомственные информационные системы, а также центральная информационно-аналитическая система, обеспечивающая доступ органов государственной власти к ведомственным и региональным информационным ресурсам», – говорится в сообщении компании «Прогноз».
Общий объем завершенных работ не очень ясен, но известно, что «только объем отчетной документации составил 350 томов. Полностью сделано техническое проектирование, разработан прототип системы». Было добавлено 10 подсистем, которые сейчас доступны для эксплуатации в тестовом режиме. В 2010 г. предполагается аттестация системы, после чего планируется ее ввод в опытную эксплуатацию». Работы проводятся в соответствии с документами по «Электронной России», финансируется ГАСУ по линии Минкомсвязи.“ Конец цитаты.
Как это понимать? Путин строит социализм? Я понимаю, что наследницам корифеев приходится приспосабливаться к сегодняшним реалиям, но зачем же предавать дело отцов, которые работали на социализм?
И та же Елена Николаевна пишет в одной из статей: «Кризисное развитие мирового сообщества завершится формированием нового типа общественной формации с кибернетически организованной системой эффективного управления глобальной экономикой для роста качества жизни (т.е. социализмом - С.). На этом и закончится этап
развития человечества, сопровождаемый военными действиями, торговыми войнами и финансовыми спекуляциями для централизации мирового капитала. Ядром новой системы
управления станет научное стратегическое планирование, динамическая модель которого разработана ученым – кибернетиком Н.И. Ведутой.»
Скажем прямо: без этих работ СССР-2 не сможет состояться!
Было бы несправедливо не упомянуть здесь английского кибернетика профессора Стаффорда Бира, который с 1971 по 1973гг. работал на чилийский социализм, используя знания, полученные в процессе работы на капиталистические фирмы.
В обратном направлении, то есть использовать теорию, созданную корифеями для социализма, в интересах капиталистической системы, принципиально невозможно, как бы наследницы корифеев ни утверждали обратное!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 07-04, 18:57 
Не в сети
лауреат

Зарегистрирован: 13-03, 18:00
Сообщения: 101
Откуда: Украина
Вы указали, что дочь Глушкова - Галина Викторовна...
Она - ВЕРА Викторовна!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08-04, 12:10 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 22-05, 10:24
Сообщения: 1513
Ольга_Кр
У Глушкова две дочери - Ольга и Вера? из них делом занимается Вера? Исправлю!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 33 ]  На страницу 1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB